Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: CN-124
Author(s) of the publication: А. А. ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ

share the publication with friends & colleagues

Отечественной наукой немало сделано для восстановления достоверной картины присоединения Сибири к России. Хотя и поныне остаются спорные и не вполне ясные вопросы, для советской историографии несомненен вывод, к которому пришли ученые в результате длительного и многостороннего изучения проблемы: процесс освоения Сибири имел глубокие, исторически обусловленные основания. Знакомство русских людей с Сибирью уходит корнями в толщу столетий. Промышленники и торговцы в погоне за пушниной совершали дальние и продолжительные экспедиции за Уральские горы. Расширились и упрочились связи с Сибирью после утверждения России в северном Приуралье, где в XV - середине XVI в. возникли города Чердынь и Соль Камская, слобода Усть-Цильма. Те процессы заселения и хозяйственного освоения территорий, которые были присущи средневековой Руси, когда осуществлялось заселение Поморья, в конечном счете привели русских и в Сибирь. Именно усилия народных масс составляли ту внутреннюю пружину, которая раздвигала пределы государства и обеспечивала эффективность его деятельности по присоединению и освоению новых земель.

По мере развития сибиреведческих исследований все более становится очевидным, что Сибирь на первоначальной стадии ее освоения нельзя представлять лишь как новый источник пополнения государственной казны (ясак) и высоких прибылей для торговцев пушниной. Возникновение русской пашни за Уралом, развитие ремесла и городов, втягивание Сибири в процесс формирования всероссийского рынка - все это способствовало поступательному движению производительных сил огромного края, таящего разнообразные природные богатства. В литературе указывалось и на то, что освоение Сибири, в свою очередь, оказывало значительное воздействие на старинные области государства, способствуя там углублению общественного разделения труда и росту товарного производства1 .

Вместе с тем вопрос о взаимосвязях (прежде всего экономических) Сибири с другими регионами страны на раннем этапе освоения зауральских территорий остается малоизученным. Выдающаяся роль районов европейского Севера (Поморья) и Урала в заселении и хозяйственном освоении Сибири убедительно доказана в литературе. Однако значение названной выше проблемы столь велико, что требует продолжения аналогичных изысканий применительно к другим регионам Русского государства. Нашей задачей является наметить еще одно немаловажное на-


1 Преображенский А. А. К проблеме общественного разделения труда в Русском государстве XVII в. В кн.: Историческая география России XII - начало XX в. М. 1975, с. 129 - 130.

стр. 77


правление региональных связей конца XVI - середины XVII в. - средневолжско- сибирское, до сих пор не привлекавшее специального внимания исследователей. И это неудивительно, ибо редкие и разрозненные свидетельства источников на сей счет, казалось, не давали нужных оснований не только для особого рассмотрения, но и даже для постановки такой темы в качестве сколько-нибудь самостоятельной.

Еще дореволюционный историк П. Н. Буцинский отметил, что в числе первых поселенцев Сибири были выходцы из Среднего Поволжья 2 . Об этом же писали и советские историки 3 . В капитальное "Обозрение столбцов и книг Сибирского приказа" Н. Н. Оглоблин включил отдельные глухие указания о посылке в Сибирь денежной казны из Казани. Однако его оценки этого факта противоречивы. При рассмотрении денежной "сметы и пометы" Тобольска 1624 - 1626 гг. он отнес "казанскую присылку денег" к "случайным доходам"4 . Ближе к истине его положение (вернее, предположение) о том, что по крайней мере до выделения самостоятельного Сибирского приказа (1636 - 1637 гг.) в Сибирь "деньги посылались из Казани"5 . Более четко, хотя также в общей форме, по этому вопросу высказался А. А. Дмитриев. Он отметил, что Казань наряду с поморскими уездами имела повинность по снабжению Сибири хлебом и деньгами6 . В последующей литературе вопрос о денежных поступлениях в Сибирь из Казани не получил отражения.

О доставке в Сибирь хлебных запасов из Европейской России в начале XVII в. не раз упоминалось на страницах специальных исследований. Однако речь шла почти исключительно о северных районах. Беглые указания на то, что в Сибирь хлеб доставлялся из Казанского уезда 7 , остались без внимания.

Некоторые данные о связях Поволжья и Сибири в начале XVII в. приводились на научной конференции в Чебоксарах (1973 г.) 8 . В настоящее время благодаря более систематическому обследованию источников (опубликованных и архивных) появляется возможность осветить эту тему специально. Правда, характер и состояние сохранившихся источников таковы, что о сколько-нибудь полной картине говорить не приходится.

До присоединения к России Казанское и Сибирское ханства поддерживали между собой политические и торговые связи. В Казани одни из городских ворот назывались Тюменскими. Ставка властителей Тюменского княжества - Чимги- Тура - находилась на старинном караванном пути из Средней Азии в Среднее Поволжье9 .

Взятие Казани, присоединение Среднего Поволжья к России имели


2 Буцинский П. Н. Заселение Сибири и быт первых ее насельников. Харьков. 1889, с. 195 - 196.

3 ШунковВ. И. Вопросы аграрной истории России. М. 1974, с. 31 - 32; см. также: История Сибири. Т. 2. Л. 1968, с. 64; Русские старожилы Сибири. Историко-этнографический очерк. М. 1973, с. 11; Корецкий В. И. Из истории заселения Сибири накануне и во время "смуты" (конец XVI - начало XVII в.). В кн.: Русское население Поморья и Сибири (Период феодализма). М. 1973, с. 45 - 46.

4 Оглоблин Н. Н. Обозрение столбцов и книг Сибирского приказа (1582- 1768 гг.). Ч. 1. М. 1895, с. 218.

5 Там же. Ч. 3. М. 1900, с. 66.

6 Дмитриев А. Пермская старина. Вып. VIII. Пермь. 1900, с. 3 - 4.

7 Шунков В. И. Ук. соч., с. 140, 146; Корецкий В. И. Ук. соч., с. 50 - 51.

8 Преображенский А. А. Некоторые вопросы исторического взаимодействия народов Среднего Поволжья и Приуралья в XVII-XVIII веках. В кн.: Вопросы социально-экономической и политической истории Среднего Поволжья и Приуралья периода феодализма. Научная сессия. Тезисы докладов. Чебоксары. 1973, с. 55.

9 Миллер Г. Ф. История Сибири. Т. 1. М. -Л. 1937, с. 194 - 195; Бахрушин С. В. Научные труды Т. III, ч. 1. М. 1955, с. 93 - 94; Бояршинова З. Я. Население Западной Сибири до начала русской колонизации. Томск. 1960, с. 115. В середине 1648 г. в Тюмень вернулись из Казани торговые бухарцы Сеинтбакей Мандисентов "с товарищи" (Миллер Г. Ф. Ук. соч. т. II. М. -Л. 1941, с. 526 - 527). Старинный торговый путь продолжал действовать и тогда.

стр. 78


далеко идущие последствия и для Сибирского ханства. В 1555 г. к Ивану IV прибыло посольство сибирского князя Едигера. Послы "здоровали государю" и "правду за князя и за всю свою землю дали"10 . Принятие Сибирским ханством подданства России было закреплено в следующем году присылкой ясака в Москву11 . В царском титуле с 1555 г. появляется новый элемент: "и всеа Сибирскыа земли повелитель". Русские дипломатические документы той поры давали такое пояснение этого нововведения: "Сибирская земля поряду с Казанскою землею; и как государь наш... взял Казань, и сибирской князь Едигерь бил челом государю нашему со всеми сибирскими людьми, чтобы царь... пожаловал, Сибирскую землю держал за собою и дань бы с них имал, а их бы с Сибирскые земли не сводил" 12 . Нетрудно убедиться, что это свидетельство находится в полном соответствии с приведенным выше летописным известием. Характерно также, что дипломатический документ подчеркивает не только географическую близость регионов, но и как бы естественный ход событий: вслед за Казанью Сибирь становится территорией, подвластной России. Захвативший сибирский престол Кучум на первых порах не порывал вассальных отношений с Россией и лишь в 70-х годах XVI в. не стал скрывать свою откровенно враждебную, антирусскую позицию.

Есть основания полагать, что в восточной политике России второй половины XVI в. проблемы Среднего Поволжья и Сибири рассматривались во взаимосвязи, причем не только прямой (Поволжье - Сибирь), но и обратной. Для царского правительства утвердить свою власть в Сибири вместе с тем означало укрепить господство над землями бывшего Казанского ханства 13 . Поход казаков Ермака Тимофеевича был представлен в некоторых современных ему источниках дипломатического происхождения как целенаправленные действия правительственных военных отрядов в отместку за отступничество Кучума от России. Казаки по принадлежности своей именовались "волжскими", иногда "казанскими" и "астраханскими"14 . Таким образом, в политической обстановке тех времен прослеживаются определенные линии связи поволжской и сибирской проблем.

После включения Среднего Поволжья и Сибири в состав России связи между этими регионами не только не прервались, но и получили новые стимулы развития. Разумеется, в это время речь могла идти прежде всего об экономических связях. Характерно, что одним из мотивов постройки Уфы являлось то, что "из того города на Белой Воложке Казанским людем многим ходить в Сибирь" 15 . С учреждением официального тракта в Сибирь от Соли Камской на Верхотурье правительство из фискально-полицейских соображений (сбор пошлин, борьба с бегством) пыталось запретить другие пути за Урал, в том числе и "старую Казанскую дорогу" 16 . Однако этой дорогой продолжали пользоваться. О ней говорили русские первопоселенцы Сибири, что "через Чюбарову слободу из степи лежит старая дорога большая, которой дорогой из Тобольска и с Тюмени ходил под Уфу сибирский Кучюм царь" 17 . Как бы


10 ПСРЛ. Т. XIII, первая половина. СПб., 1904, с 247 - 248.

11 Миллер Г. Ф. Ук. соч. Т. I, с. 208 - 209.

12 Сб. РИО, т. 59, СПб., 1887, с. 479 - 480.

13 Преображенский А. А. Урал и Западная Сибирь в конце XVI - начале XVIII века. М. 1972, с. 46 - 47.

14 Памятники дипломатических сношений Древней России с державами иностранными. Ч. I. СПб. 1851, с. 922; Сб. РИО, т. 129. СПб., 1910, с. 414 - 415, 463, 508. 515 и др.; ЦГАДА, ф. Сношения с Польшей, кн. 16, лл. 26 - 27об.

15 Перетяткович Г. И. Поволжье в XV и XVI в. М. 1877, с. 313 - 314- Бахрушин С. В. Ук. соч., с. 109. Ср. История Уфы. Краткий очерк. Уфа. 1976, с. 21

16 РИБ. Т. VIII. СПб. 1884, с. 412.

17 Русские старожилы Сибири, с. И. В тексте подразумеваются дорусские пункты Сибири - Сибирь и Чимги-Тура.

стр. 79


обобщением этой практики, неугодной правительству, служит отписка верхотурского воеводы от 1654 г.: "Да степными же объезжими дорогами с Руси и с Казани и с Сылвы в Сибирь и к Русе... ездят торговые и промышленные и всякие люди и иноземцы и бухарцы и тотарове с русскими и с сибирскими со многими товары и с лошадьми, а на Верхотурье и Верхотурского уезду в слободах не являютца и заставы объезжают и... никаких проезжих пошлин не платят" 18 . Здесь не случайно упомянута р. Сылва. Ответвление казанской дороги на Сылву-Чусовую также не заглохло после присоединения Сибири к России. К 1617 - 1618 гг. относится свидетельство таможенных целовальников о том, что на Сылву приезжали торговать "Казанского... уезду тотара, остяки и башкирцы". В отписке 1622 г. пермскому воеводе целовальник П. Григорьев жаловался на неплательщиков пошлин, отмечая, что местные жители "с чювашею торгуют беспрестани, а чюваша к ним приезжает ис Казани" 19 .

В самом начале XVII в. на р. Туре, между Туринском и Тюменью, можно было встретить бухарцев или казанских татар. "Ис калмаков" пришли в Тюмень летом 1623 г. казанские торговые татары Уразбохта Уразлиев и Емаилик Евушев, по-видимому, направляясь восвояси20 . Факты позволяют считать, что в Сибирь казанские татары ходили не только для торговли, но и на промысел. Так, в 1632 г. вместе с сибирскими татарами на р. Тоболе на рыбной ловле и "на зверовье" были казанские татары, причем жили они в юртах тюменских ясачных татар21 .

Царские власти использовали жителей средневолжских местностей в качестве посланцев для обмена вестями. Тобольский воевода С. Ф. Сабуров в 1600 г. переслал в Тюмень местному воеводе Л. Щербатому отписку с важными сообщениями о возможности нападения на сибирские пределы "кучумовых детей". Отписку доставил казанский татарин Кобяк Шакеев 22 .

Среди наиболее ранних сведений об экономических связях Среднего Поволжья и Сибири следует выделить данные о торговле. Вновь заселяемая "сибирская украина" остро нуждалась во многих жизненно важных предметах, которые стали поступать на ее рынки из уездов Европейской России. В 1604 г. в Тюменском уезде у русских хлебопашцев случилось несчастье ("лошади выпали мало не все"). Царской грамотой повелевалось купить в Казани 300 быков и перегнать их в пострадавшие местности. Кроме того, предписывалось из Казани и других городов татарам и черемисам идти в сибирские города "со всякой животиной". В Сибири их освобождали от уплаты пошлин 23 . Аналогичное распоряжение поступило в том же году в Туринск. Туда тоже приезжали для торговли скотом казанские татары, марийцы и чуваши. Поскольку из-за взимания пошлин поволжские жители в Туринск "ходить не хотят", указывалось впредь с этих торговцев пошлин не брать24 .

По данным верхотурских таможенных книг, за время с сентября 1623 по март 1624 г. через Верхотурье в Сибирь проехало 18 казанских торговых людей. Их товары были оценены в солидную сумму - 6956 руб.25 . Среди владельцев морских судов - кочей - в Мангазее (1630 г.) значился Спиридон Афанасьев, казанец26 . Хотя и редко,


18 ЦГАДА, ф. Верхотурской приказной избы, оп. 1, стб. 146. лл. 33 - 36.

19 Преображенский А. А. Очерки колонизации Западного Урала в XVII - начале XVIII в. М. 1956, с. 25.

20 Миллер Г. Ф. Ук. соч. Т. II. с. 179, 304.

21 Там же, с. 398.

22 Там же, с. 156.

23 Там же, с. 186.

24 Там же, с. 183.

25 ЦГАДА, ф. Сибирского приказа, кн. 66, лл. 477 - 489об.

26 Оглоблин Н. Н. Ук. соч. Ч. 2. М. 1898, с. 105.

стр. 80


встречаются торговцы-казанцы и в таможенной книге Обдорской заставы в 1641 г.27 .

Наблюдения О. Н. Вилкова и других исследователей свидетельствуют, что в составе и номенклатуре поступавших в Сибирь товаров преобладали предметы производственного и хозяйственно-бытового назначения. Специфически "туземные" товары, рассчитанные на сбыт в среде аборигенов (различного рода безделушки), не играли сколько-нибудь заметной роли в торговле. Структура товарных масс на сибирских рынках принципиально не отличалась от рынков других районов России. Для коренного населения Сибири рынок имел столь же важное значение, как и для русских жителей. По словам хантов и самоедов Березовского уезда (1635 г.), они остающуюся от уплаты ясака пушнину "для своих нуж продают русским людем, а на то выменивают для промыслов топоры, и ножи, и котлы, и платьишко, и обувь" 28 . Номенклатура этих товаров совпадает с той, которая пользовалась наибольшим спросом и у русских сибиряков. Вот, к примеру, какие товары вез в Сибирь гостиной сотни Григорий Жаворонков, "московский жилец", в декабре 1601 г.: "мясо, да масло, да сукна и белье, и сапоги, и всякой москотильной товар, и косы, и серпы, и сошники, и топоры, и ножи, и уклады, и сковороды, и удила конские, котлы медяные"29 .

Переводы средневолжских жителей для поселения в Сибирь известны с конца XVI в. От 1599 г. имеется известие об отправке в Епанчин (Туринск) 55 семей "пашенных людей,.. которые присланы ис Казани", и 6 ямских охотников. Им выделялся семенной фонд: 150 четвертей ржи, 150 четвертей ячменя, 200 четвертей овса. Кроме того, переведенцы должны были получить муку, крупу и толокно на пропитание, "смотря по людем и по семьям, как кому мочно до нови прокормитца" 30 . В Туринском уезде, согласно царской грамоте 1603 г., было велено поселить "казанских и лаишевских и тетюских (т. е. из Тетюшей. - Л. П. ) веденцев 25-ть человек с женами с детьми и со всеми их животы". Первоначально эти люди были устроены на пашню в Тарском уезде. Вследствие постоянного падежа скота их решили перевести в более благоприятную, с точки зрения властей, местность 31 .

Благодаря недавней находке Е. Н. Ошаниной в Отделе рукописей Государственной библиотеки имени В. И. Ленина значительной группы документов Верхотурской приказной избы первых лет ее существования 32 есть возможность подробнее осветить вопрос о первых переселенцах из Среднего Поволжья в Сибирь.

Из царской грамоты от 10 сентября 1599 г. (в Верхотурье она получена 5 декабря 1599 г.) выясняются следующие дополнительные обстоятельства, связанные с этой большой группой переселенцев. Общее число посылаемых в Сибирь на пашню в качестве крестьян- 100 семей. В том числе 50 семей - "охочих пашенных людей" из Казани, т. е. привычных к землепашеству и прибранных на добровольной основе. По-видимому, несколько иначе дело обстояло с другими 50 семьями. Они в грамоте названы так: "из лаишевских да ис тетюшских полоняников". Для этой группы людей переселение в Сибирь могло быть не вполне добровольным. Остается гадать, какие "полоняники" имеются в виду и были ли они по роду своих предыдущих занятий причастны к земледельческому труду. Как бы тд ни было, тех и других за Уралом ожида-


27 ЦГАДА, ф. Сибирского приказа, кн. 142, лл. 144об, 218-225.

28 ЦГАДА, ф. Сибирского приказа, стб. 60, лл. 387 - 388.

29 ГБЛ ОР, ф. 256, 47, 51.

30 Миллер Г. Ф. Ук. соч. Т. I, с. 385. Ср. РИБ. Т. II. СПб. 1875, с. 66 - 71.

31 Миллер Г. Ф. Ук. соч., т. II, с. 178.

32 Ошанина Е. Н. Архив Верхотурской приказной избы кон. XVI - нач. XVIII в. в собрании Н. П. Румянцева. В кн.: Записки Отдела рукописей. Вып. 41. М. 1980.

стр. 81


ла одна судьба, и условия их переезда и устройства на новых местах были одинаковыми. Каждой семье была обещана подмога из казны: "А подмоги им ряжено по 20 и 5 рублев человеку и поручные они записи по себе дали" 33 .

Отправляясь из Казани, будущие сибирские крестьяне получили в счет подмоги денежный аванс от 4 до 7 руб. на человека. Царская грамота предусматривала бдительную опеку над переселенцами. Остальные "подможные" деньги были пересланы в промежуточный пункт следования - в Соль Камскую. Здесь местные воеводы с участием Соликамских посадских старост и целовальников должны были израсходовать часть "подможных" денег, чтобы каждого переселенца обеспечить тяглым и продуктивным скотом ("велено покупать лошадь и коровы"). Купленный скот предписывалось отдать переселенцам и только после этого продолжать путь в Верхотурье на Соликамских подводах и в сопровождении "тутошних посадских" 34 .

Соликамскому воеводе и властям здешней посадской общины вменялось в обязанность составить подробный письменный отчет о расходовании казенных сумм с поименным указанием, кому из крестьян что куплено, сколько денег осталось и какая "подворенная рухлядь" последовала с хозяевами за Урал. Документ удостоверялся подписями воеводы и мирских властей. Сам факт привлечения последних к делам переселения, надо полагать, имел свой смысл. Правительство не доверяло местным воеводам и опасалось от них "порухи" государеву делу. Чтобы деньги, предназначенные крестьянам, не прилипли к рукам алчных администраторов, для рыночной операции и контрольного подсчета денег были привлечены посадские представители. Они лучше знали цены на товары, пользовались большим доверием местного населения и в какой-то мере могли ограничить злоупотребления царских властей.

Воеводам и мирским властям также строго наказывалось наблюдать за переселенцами, чтобы они не разбегались по дороге в Сибирь. По прибытии в Верхотурье местному воеводе предстояло позаботиться об устройстве на пашню прибывших крестьян, а тех, кто по казанской росписи предполагался на поселение в другие сибирские уезды, нужно было послать с провожатыми к местам назначения, "чтоб пашенных людей з дороги не ушел ни один человек".

Прибывшие в Сибирь крестьяне должны были пахать на казну в год по 2 дес. ржи и по 4 дес. ярового хлеба. Относительно собственных крестьянских запашек грамота давала весьма расплывчатое указание: "А на себя велели им хлеб всякой пахать, чем им сытым быть или бы как нам прибыльнее, а им бы, пашенным людей, потому ж в пашне тягости не было". Лишь значительно позже за Уралом по инициативе царских властей стали устанавливать определенное соотношение между десятинной и "собинной" пашней. На первых порах, как видим, такой регламентации не существовало, хотя формула грамоты о государевой прибыли могла быть истолкована представителями администрации весьма расширительно в смысле ограничений.

Сложности устройства на житье в новых, малоизведанных местах в какой-то мере учитывались правительством. До тех пор, пока "пашенные люди" не поставят себе дворов, воеводы должны были дать "им дворы, где стояти, где будет доведетца, и береженье бы есте к пашенным людям держали великое, чтоб их нихто не обидил". Предугадывались и просьбы переселенцев о хлебных ссудах, вследствие чего разрешалось им выдавать хлеб из государевых житниц, "смотря по их нуже, чем бы им сытым быть до нового хлеба". Надлежало вести строгий учет сжатого и намолоченного хлеба на казенной пашне (по "сотницам"


33 ГБЛ ОР, ф. 256, 478.

34 Там же.

стр. 82


снопов). Это одно из самых ранних указаний на необходимость ведения ужинно-умолотных книг на сибирской десятинной пашне35 .

Трудным был путь в Сибирь, особенно для детей. Роспись казанских "переведенцев", составленная в Соли Камской на 50 семей (166 человек, отправленных на 135 подводах), свидетельствует о смерти 15 малолеток 36 .

Выше говорилось, сколь нелегкими были первые шаги казанских "веденцев" и за Уралом. На неудобном, затопляемом вешними водами месте оказалась Невьянская слобода Верхотурского уезда, населенная "казанскими переведенцами" 37 . В Пелымском и Тарском уездах условия для хлебопашества оказались настолько неблагоприятными, что властям пришлось переселить крестьян в другие местности. И все это в течение нескольких лет, что особенно усугубляло хозяйственные и бытовые сложности в жизни первых сибирских крестьян. Всевозможные стеснения испытывали сибирские первопоселенцы буквально на каждом шагу. Так, из царской грамоты от 30 мая 1601 г. в Туринск следует, что пашенные крестьяне и ямские охотники жаловались на препятствия со стороны верхотурских и Соликамских властей в поездках и торговых делах. Они говорили о себе: "Ездят деи они на Верхотурье и к Соли х Камской для своих запасенков, которой им присылают из Лаишева, а иной запас и лошади собою покупают". Кроме того, что с них незаконно взыскивали торговые пошлины, им запрещали провозить сошники, топоры, сковороды и другие металлические предметы "про себя" 38 .

Приспособление сельскохозяйственных культур, приемов возделывания почвы, освоение того нового, что несла с собою незнакомая земля, требовали времени, больших трудовых усилий, воли к преодолению возникающих преград, сметки и находчивости. Все эти качества первопоселенцы Сибири проявили воочию. Постепенно заселялись зауральские края, росло крестьянское население, распахивались новые земли. По мере притока населения из Европейской России документы все реже стали указывать, кто, когда и откуда пришел в Сибирь. И все-таки в источниках более позднего времени иногда есть упоминания о первопоселенцах из Среднего Поволжья.

"Казанские переведенцы" зафиксированы в дозорных книгах 1624 г. по Верхотурскому уезду. Их насчитывалось 126 человек в 39 дворах, жили они в Невьянской слободе и 5 деревнях. "На государя" крестьяне пахали 41 дес. в одном поле. Собственная запашка "казанских переведенцев" определялась в 512 четей в поле "добрые земли" и 1720 четей перелога. Дозорщики вознамерились было увеличить размер десятинной пашни невьянцев, но затем отказались от этой мысли: "Прибавить на них болши того не мочно, потому что поселились тому третей год и пашень своих не распахали"39 .

К 1640 г. Невьянская слобода была уже довольно многолюдной, здесь жили "старые пожиточные крестьяне, которые присланы ис Казани". Таковых было 30 человек, и они изъявили желание переселиться во вновь учреждаемую Мурзинскую слободу"40 . Дело объяснялось не только тем, что на новом месте им были обещаны льготные условия (казенная ссуда, временное освобождение от налогов). Невьянская слобода


35 Там же.

36 ЦГАДА, ф. Верхотурской приказной избы, оп. 1, стб. 144, лл. 8 - 55. Другие документы этой группы переселенцев (поручные записи и пр.)-там же, лл. 16 - 55.

37 Дмитриев А. Ук. соч. Вып. VII. Пермь. 1897, с. 75.

38 ГБЛ ОР, ф. 256, 47.40. В данном случае местные администраторы, по- видимому, слишком буквально понимали правительственные запрещения на торговлю "заповедными" (в том числе металлическими) товарами с ясачными людьми.

39 Дмитриев А. Ук. соч. Вып. VII, с. 169. Видимо, это была вторая группа "казанских переведенцев", более поздняя, на что есть указания и в других источниках (АИ, т. III. СПб, 1841, N 121, с. 186 - 187).

40 Миллер Г. Ф. Ук. соч. Т. II, с. 469.

стр. 83


отбывала повинность по обработке "государевой десятинной пашни", т. е. была на казенной барщине. Новая Мурзинская слобода с самого начала предполагалась как денежнооброчная. В этом случае хлебопашцы получали более благоприятные условия для хозяйствования. Власти вынуждены были считаться с этим обстоятельством, что имело еще большее значение для новоприходцев из Европейской России, особенно из Поморья, где преобладала денежная рента. Здесь проявлялось своеобразное противоборство крестьян, стремившихся избавиться от наиболее грубых форм феодальной эксплуатации, с одной стороны, и крепостнического государства - с другой.

Отмечая наличие поволжских жителей в числе первопоселенцев Сибири, не следует преувеличивать значение этого факта. Основной поток "сходцев" в Сибирь направлялся из районов Европейского Севера и Урала 41 . По всей видимости, этот вывод может быть в еще большей степени распространен и на города Сибири. В источниках редки указания на жителей сибирских городов - выходцев из Среднего Поволжья. На этот счет сохранились лишь некоторые данные. В 1633 - 1634 гг. из Казани был прислан в Верхотурье котельный мастер Семен Трофимов с семьей. Ему вменялось в обязанность обслуживать местную винокурню: чинить старые и делать новые котлы. Четыре года Трофимов жил и работал в Верхотурье, пока с ним не приключилась беда. "Грешным делом" он сам себе отсек руку и обратился к властям с просьбой отставить его от работы и разрешить вернуться "на Русь", чтобы там кормиться "христовым именем" (т. е. милостыней). Такое разрешение Трофимов получил 42 . Переписные книги Верхотурья за 1666 г. упоминают двор котельника Кирилова из Казани43 .

В январе 1626 г. правительство удовлетворило просьбу тобольского воеводы, который известил Москву о том, что во вверенном ему городе "для пожарного времени труб медных и воды в городе и в остроге нет же и колодезного мастера в Тобольску нет". По этому случаю в Казань поступил указ о посылке в Тобольск 10 "труб медных да колодезного мастера". Распоряжение было исполнено, просимые трубы отправили в Сибирь. Поехал туда и колодезный мастер, однако после исполнения необходимых работ ему надлежало возвратиться в Казань 44 .

Пока не окрепли сибирские посады и не утвердилась местная торгово- предпринимательская верхушка, в сибирские города из Среднего Поволжья посылали тамошних купцов и других зажиточных горожан для исполнения обязанностей таможенных и кабацких уполномоченных (голов). Этому делу придавалось исключительно большое значение, оно было связано с поступлением в казну немалых денежных сумм, а поэтому находилось под неусыпным вниманием центральной и местной администрации. Подбор лиц, ответственных за таможенные и кабацкие сборы, осуществлялся с великим тщанием. Власти строго и придирчиво взвешивали все качества будущих своих агентов. При этом особое внимание обращалось на состоятельность кандидатов (далеко не всегда добровольных). Имущество таможенного или кабацкого головы служило в глазах правительства необходимой гарантией исправности в сбо-


41 Особую группу составляли ссыльные, которых в Сибири определяли сообразно прежнему статусу этих людей: военных верстали в служилые люди, крестьян сажали на пашню. В 1624 г. из Казани сослали 6 человек "изменников черкас". Их следовало в Сибири поверстать в хлебное и денежное жалованье, "в какую статью пригодятца" (ЦГАДА, ф. Сибирского приказа, кн. 6, л. 13). От 1625 - 1626 гг. сохранилось известие о 9 жителях г. Свияжска, сосланных на пашню в Тарский уезд (там же, кн. И, л. 426об.). В 1645 - 1650 гг. в Енисейский и Красноярский уезды прислали около 100 человек ссыльных, среди которых были "черемисы" (Александров В. А. Русское население Сибири XVII - начала XVIII в. (Енисейский край). М. 1964, с. 83).

42 Архив ЛОИИ, ф. Верхотурской воеводской избы, к. 2, N 44, л. 13.

43 Дмитриев А. Ук. соч. Вып. VII, с. 94.

44 ЦГАДА, ф. Сибирского приказа, кн. 6, лл. 363 - 365об.

стр. 84


ре пошлин и денежных доходов вообще. За недобор, уменьшение поступлений сравнительно с предыдущим годом с голов строго взыскивали. Они должны были за свой счет погашать убытки. Вполне естественно, что такая служба далеко не всегда устраивала тех, на кого падал жребий нести ее вдали от родных мест.

Нередко эта обременительная и беспокойная миссия выпадала на долю посадских людей средневолжских городов. Уже в 1624 г. челобитчики от казанского посада просили правительство об освобождении от службы по таможенным и кабацким делам в сибирских городах. Они ссылались на трудности выполнения этих функций. Не умолчали челобитчики и о том, что ранее сборы от продажи спиртного в Тобольске были большими, а после упразднения кабаков в Сибири такая служба потеряла смысл. По всей вероятности, отказ казанцев имел под собой то основание, что пресекался существенный источник наживы для кабацких и таможенных голов, которые, как правило, изрядно "корыстовались" при исполнении должности. Правительство пошло навстречу посадским Казани, разрешив им не посылать в Сибирь уполномоченных для сбора таможенных пошлин и питейной прибыли. Из других поволжских городов и позже можно было видеть таможенных голов на сибирской службе. В 1626 г. и ранее в Маигазее встречаем таможенных голов из посадских людей Царевококшайска и Яракска 45 . Согласно царской грамоте 1634 г., посад Чебоксар должен был выбрать своего представителя для исполнения должности таможенного и кабацкого головы в Верхотурье 46 .

Приведенные факты свидетельствуют о том, что правительство прибегало к использованию торговых капиталов посадской верхушки городов Среднего Поволжья в целях нормального функционирования таможенной службы в Сибири. Продажа спиртных напитков составляла важную доходную статью для казны, а для головы была сопряжена с довольно широкой хозяйственной деятельностью. Поэтому не следует рассматривать деятельность кабацких голов лишь как фискально-чиновничью. На них лежала обязанность ведения разнообразных хозяйственных дел, связанных с производством вина, оплатой работников, ремонтом оборудования и т. п. Таким образом, их участие в экономической жизни соответствующего города и его округи было повседневным и активным. Не обходилось без всевозможных текущих работ и содержание таможен.

Наконец, нельзя не сказать еще об одной существенной сфере приложения труда поволжских жителей в Сибири. Это организация и проведение разведки полезных ископаемых, первые опыты эксплуатации природных ресурсов Сибири. Снаряженная в 1626 - 1628 гг. экспедиция стольника Я. И. Хрипунова для поисков серебряной руды на р. Тунгуске, помимо других источников, получала денежные субсидии из Казани, здешние воеводы имели предписание оказывать всевозможное содействие Хрипунову47 .

В 40-х гг. XVII в. на территории Верхотурского уезда разведывал руды А. И. Тумашев, "медной руды плавильщик". Его направили с казенного Пыскорского медеплавильного завода за Урал. По-видимому, Тумашев происходил из крещеных татар. С Казанью он был связан вне всякого сомнения. Когда возник вопрос, кого из специалистов рудного дела послать в Верхотурский уезд, местный воевода сам проявил инициативу, подсказав правительству кандидатуру Тумашева, будучи убежден, что "за ним де, Александром, государево медное рудное дело стало". Впоследствии дети Тумашева, и прежде всего Дмитрий, стали осно-


45 Там же, лл. 201 об. - 202об.. 484 - 485.

46 Богословский П. С. Верхотурские царские грамоты (нач. XVII века). Пермь. 1915, с. 7 - 8.

47 Оглоблин Н. Н. Ук. соч. Ч. 3, с. 350.

стр. 85


вателями первого частного железоделательного завода в Западной Сибири на р. Нейве и явились первооткрывателями уральских самоцветов 48 .

Однако наиболее выразительно предстает роль Среднего Поволжья в истории начального освоения Сибири при знакомстве с материалами, относящимися к снабжению ее жителей (в первую очередь служилых людей, церковников и казенных ремесленников) хлебом, а также к поступлениям в денежный бюджет сибирских городов и уездов.

В правительственном наказе (около 1594 г.) князю П. И. Горчакову, посланному в Сибирь, выражалась мысль о том, чтобы завести там хлебопашество силами русских поселенцев, не исключая служилых людей. Предписывалось "земли бы им всем давати, чтоб вперед всякой был хлебопашец, и хлеба не возить"49 . Однако решение проблемы снабжения Сибири хлебом оказалось делом исключительно трудным. В течение многих десятилетий хлеб за Урал для снабжения жителей нового края доставляли из Европейской России.

Из царского указа 1601 г. туринскому голове Ф. К. Фофанову можно усмотреть, что из Казани туда и в другие города Сибири поступали хлебные запасы - мука, крупа и толокно для обеспечения служилых людей, "ружников и оброчников". Поскольку здесь содержалась ссылка на предыдущие указы по этому поводу, можно считать, что отправка хлеба из Казани в Сибирь существовала и ранее и не отменялась впредь50 . Действительно, на основании грамоты в Верхотурье от 15 декабря 1600 г. можно установить, что из Казани были посланы в Сибирь хлебные запасы - 11 тыс. четвертей "в пермскую меру" - ржаной муки, круп и толокна. От Соли Камской до Верхотурья казанский хлеб должны были доставлять поморские жители. С Вятки, Устюга Великого, Соли Вычегодской, Кайгородка, Перми Великой и Вымской земли, помимо возчиков, требовали также посылки плотников в Верхотурье для поделки судов 51 . Из Верхотурья в другие сибирские города хлеб обычно отправляли весной на судах.

Из царской грамоты от 27 октября 1601 г. мы узнаем, что в сопровождении казанских детей боярских Р. Обухова и П. Неелова, а также целовальников была вновь послана в Сибирь через Соль Камскую партия казанских хлебных запасов "сибирским служивым людем и ружником и оброчником на жалование и на запас 8825 чети муки ржаной в один верх, 1401 четь с осьминою круп, 1401 четь с осьминою толокна в ровну в нашу казенную казанскую меру". Поскольку существовала разница в местных мерах, в данном случае "в дополнок" посылалось еще 735 четвертей и пол-полтретника муки ржаной, 117 четей без третника толокна. Объяснялось это тем, что "в сибирских городех казенная новая мера четь против свияжские и казанские больши". Среди пунктов, куда должны были поступить из Верхотурья хлебные запасы, в 1600 - 1601 гг. называлась также "Мунгазея". Для "судового дела" разрешалось использовать труд прибывавших в Сибирь провожатых52 .

Пробел в источниках до середины 20-х гг. XVII в. не позволяет привести конкретные данные о доставке в Сибирь хлебных запасов из Среднего Поволжья. Трудно сказать, осуществлялась ли она в это время во-


48 Преображенский А. А. Урал и Западная Сибирь в конце XVI - начале XVIII века, с. 240 - 241.

49 РИБ. Т. II, с. 110.

50 Миллер Г. Ф. Ук. соч. Т. II, с. 170.

51 ГБЛ ОР, ф. 256, 47. 25.

52 ГБЛ ОР, ф. 256, 47. 46. Разница в весах приводила к недоразумениям, вследствие чего в Сибирь послали образцы казанского веса, "чтобы тобольской вес с казанским весом был верен" (ЦГАДА, ф. Сибирского приказа, кн. 6, лл. 6об. - 10. Ср. там же, ф. Верхотурской приказной избы, оп. 2, д. 12, лл. 38 - 39. Документы 1624 - 1625 гг.). От 1641 г. есть свидетельство о равенстве "слово в слово" московского, казанского и тобольского веса (там же, ф. Сибирского приказа, стб. 88, лл. 781 - 784).

стр. 86


обще. В 1624 г. документы говорят о "казанских хлебных запасах" для Сибири как о явлении обычном. Выясняется, что для доставки хлебных грузов в Сибирь были наняты в Соли Камской извозчики, которые подрядились на эту работу из расчета 20 алтын с четверти. Казанского хлеба было тогда 5,5 тыс. четвертей ржи, круп и толокна, т. е. примерно 27,5 тыс. пуд. Фактически хлеба было несколько меньше - 3905 четвертей муки и 1 тыс. четвертей круп и толокна. Недовоз выразился в 595 четвертях муки. Но казна от этого не пострадала, так как за недостающий хлеб с целовальников и извозчиков взыскали 595 руб., т. е. по 1 руб. за четверть. Вряд ли на одну подводу можно было положить более 20 пудов. Из этого следует, что для выполнения заказа требовался обоз не менее чем в 1,3 тыс. подвод (известны обозы в 2 тыс. подвод и более).

Казна лишь частично субсидировала транспортные издержки. По утверждению сопровождавших грузы лиц, фактическая стоимость доставки 1 четверти хлеба до Тобольска достигала 1 руб. Между тем в начале 20-х гг. XVII в. уже стал заявлять о себе местный хлебный рынок в Западной Сибири. На этой почве сибирские администраторы сумели даже соблюсти казенную прибыль. Согласно расчетам, получалось, что на рынках Верхотурья, Туринска и Тюмени в том году можно было купить торговую меру хлеба за 50 коп. Если учесть, что емкость торговой меры в 1,5 раза превышала казенную, то выигрыш казны еще более очевиден. И столь же очевидна тяжесть повинности по доставке хлеба за многие сотни верст из Поволжья в Сибирь. А ведь еще требовалось отправлять хлеб из Тобольска далее на восток, во вновь осваиваемые районы Сибири.

По мере роста земледелия за Уралом все большее значение в хлебоснабжении Сибири приобретали местные ресурсы. Как известно, многие служилые люди, а также и часть посадских в сибирских уездах с самого начала поселения приобщились к хлебопашеству. Правительство стало поэтому интересоваться состоянием хлеботорговли в Верхотурском, Туринском и Тюменском уездах, взвешивая возможности отказа от дорогостоящих перевозок хлеба из Европейской России за Урал. Так, из царской грамоты от 28 марта 1622 г. в Верхотурье явствует, что местные власти должны были проведывать, нельзя ли в Верхотурье "хлебных запасов купити сибирских городов служилым людем в полной оклад... и о кою пору дешевою ценою мочно купити и колко чети мочно на Верхотурье купить"53 . В начале 40-х гг. XVII в. единовременные закупки хлеба в западносибирских слободах порой превышали 10 тыс. четвертей. Среди "купчин", осуществлявших эти операции, были казанцы 54 .

Позже 1624 г. сведения о поступлении хлебных запасов из Среднего Поволжья в Сибирь в известных нам источниках не встречаются. Не исключено, что проведенная при тобольском воеводе Ю. Я. Сулешеве отмена доставки "сошных запасов" в Сибирь сохранилась для средневолжских уездов. Общий хлебный доход казны в Сибири за 1623- 1627 гг. возрос с 28522 до 47403 четвертей. Но это не удовлетворяло потребностей края, и местные власти в 1635 г. писали в Москву, что "без присыльного хлеба с Руси в Сибирь никоими мерами быть не уметь"55 . По состоянию на 1625 г. в гарнизонах Западной Сибири насчитывалось 2117 служилых людей, получавших хлебное и денежное жалованье. Ратные люди конной службы получали по 7 - 7,5 руб. в год и 7 - 10,5 четверти хлеба. Рядовые стрельцы и пешие казаки в основном имели годовые оклады 4,25 руб. и 7,5 - 9,5 четверти хлеба. Для Березо-


53 АИ, т. III, с. 159 - 160.

54 Шунков В. И. Ук. соч., с. 140.

55 Александров В. А. Ук. соч., с. 270.

стр. 87


ва и Сургута уровень жалованья был несколько выше. Командный состав и дети боярские получали повышенные оклады 56 .

Но именно с этого времени наблюдаются довольно регулярные поступления денег из Казани в Сибирь. Если верить перечню "прибылей", учиненных казне Сулешевым, инициативный воевода "вполы" сократил "деньги многие", поступавшие до того из Казани в Сибирь 57 .

Согласно царскому указу, в 1624 г. было велено отправить из Казани в Тобольск 2 тыс. руб. для покрытия расходов на устройство крестьян, которым выдавалась ссуда и подмога из казны58 . По другим сведениям, в 7132 (1623 - 1624) г. в Тобольск было прислано из Казани 8917 руб. 29 алтын 5,5 деньги, а в следующем году из казанской досылки "убыло" 4587 руб. 10 алтын 4 деньги59 . В 1626 г. из Москвы поступило распоряжение переправить из Казани в Тобольск 5820 руб. 21 алтын 0,5 деньги на жалованье служилым людям и 179 руб. 12 алтын 1,5 деньги на подмогу сибирским крестьянам. Названные суммы выглядят довольно внушительно, хотя соотношение расходов на служилых людей и крестьян весьма показательно. Со временем роль казенных субсидий в обеспечении условий для обзаведения новопоселенцев за Уралом собственным хозяйством неуклонно падала. Крестьяне на свой страх и риск строили дворы, распахивали землю, осваивали природные угодья, а власти превратились в регистраторов происходящего, заботясь прежде всего о том, чтобы новые жители не остались вне "государева тягла".

Согласно правительственному наказу красноярскому воеводе А. Акинфову (1629 г.), еще в 7135 (1626 - 1627) г. на жалованье 4 атаманам и 400 казакам было назначено денежное жалованье 2076 руб. в год. Тогда же было указано двухгодовой оклад (4152 руб.) выслать из Казани, что и было сделано60 . Сведения о систематической посылке денег из Казани в Сибирь подтверждаются справкой Приказа Новгородской четверти: с 1625 - 1626 по 1631 - 1632 г. "в Сибирь с поморских городов хлебных запасов и денег не возили, а посыланы деньги в те шесть лет все ис Казани", что мотивировалось переселением в Сибирь 50 семейств дворцовых крестьян Казанского уезда61 . В отдельные годы за счет денег, поступавших из Среднего Поволжья, осуществлялась полная выдача окладов служилым людям Тобольского и Томского разрядов. Так, полученная в Верхотурье царская грамота от 25 сентября 1632 г. уведомляла, что "и с казанских доходов и понизовых городов ис привозных денег" было выслано в Сибирь 20453 руб. 8 алтын 1,5 деньги. Указывалось, что это прибавка к "даче" 7140 (1631 - 1632) г., предназначенная для обеспечения полных окладов служилых людей Тобольского и Томского разрядов на 7141 (1632 - 1633) г. и частично на следующий год62 . Специально в недавно построенный Красноярск отправили в 1632 г. на жалованье служилым людям 1557 руб. из Казани 63 . И столь крупные суммы выделялись во время войны с Речью Пос-


56 Никитин Н. И. Военно-служилые люди Западной Сибири XVII в. Автореф. канд. дисс. М. 1975, с. 12, 22 - 23.

57 РИБ Т. VIII, с. 356. "Казанские присыльные деньги" упоминаются в царской грамоте 1621 г. (АИ, т. III, N 106, с. 149 - 150).

58 ЦГАДА, ф. Сибирского приказа, кн. 6, лл. 250об., 270об. Ср. с данными приходных книг Верхотурья за 1624 - 1625 гг. (Дмитриев А. Ук. соч. Вып. VII, с. 180 - 186). .

59 ЦГАДА, ф. Сибирского приказа, кн. 6, л. 287. Ср. там же, ф. Верхотурской приказной избы, оп. 4, кн. 2, л. 41.

60 Миллер Г. Ф. Ук. соч. Т. II, с. 349 - 350.

61 ЦГАДА, ф. Приказных дел старых лет, 1636; N 38, лл. 2 - 8.

62 Архив ЛОИИ, ф. Верхотурской воеводской избы, к. 2, N 6. Ср. РИБ, т. II, с. 508 - 510.

63 Архив ЛОИИ, ф. Верхотурской воеводской избы, к. 2, N 3.

стр. 88


политой (1632 - 1634 гг.), когда со всей Руси собирали чрезвычайные налоги.

Последующие годы свидетельствуют о том же. На 7142 (1633- 1634) г. казанская присылка в Сибирь выразилась в сумме 15 тыс. руб. На очередной год предусматривалось выделить на сибирские нужды такую же квоту64 . Под 1640 г. в источниках упоминаются "недосыльные" из Казани 10860 руб. 17 алтын 2 деньги65 . К тому времени произошло изменение ведомственной принадлежности Сибири. До 1637 г. она управлялась Приказом Казанского дворца (в конце XVI - начале XVII в. он именовался Приказом Казанского и Мещерского дворца). В его составе действовало особое подразделение, иногда называемое "Сибирские дела" и "Сибирский приказ"66 . С 1637 г. Сибирский приказ выделился из Приказа Казанского дворца и стал самостоятельным центральным учреждением, которому подчинили зауральские территории.

Но и после создания Сибирского приказа Среднее Поволжье некоторое время продолжало быть источником поступления денег в Сибирь. Так, в 1641 г. царь повелел казанским воеводам выслать в Сибирь 5 тыс. руб. для хлебной покупки. Половину суммы получал Тобольск, 1,5 тыс. руб. - Тюмень и по 500 руб. - Верхотурье и Туринск. Указывалось произвести закупки в сезон, предшествующий массовому приезду в Сибирь торговых и промышленных людей, т. е. до вздорожания хлеба на рынке67 . Аналогичное распоряжение относится к 1643 г., когда следовало послать в Сибирь 3 тыс. руб. В другом документе того же года речь идет уже об отправке за Урал собранных в Казанском уезде 7,5 тыс. руб. А в 1645 г. казна выделила на приобретение хлеба в сибирских уездах 8 тыс. руб., в том числе из Казани должны были послать 4370 руб. 12 алтын 2 деньги, т. е. более половины68 .

Трудно сказать, продолжалась ли совместная деятельность Сибирского приказа и Приказа Казанского дворца в финансировании Сибири в последующие годы. В нашем распоряжении таких данных нет. Но не подлежит сомнению, что важность освоения Сибири осознавалась тогда как задача общегосударственной значимости. Мобилизация материальных, людских и денежных ресурсов для этих целей перерастала возможности какого-либо одного приказа, требовала концентрации усилий в более широком масштабе. На это указывает и регулярность отправки за Урал хлебных запасов и денег. Первоначальное освоение Сибири осуществлялось в общегосударственном масштабе. Оно потребовало громадных усилий со стороны народных масс, что выражалось в переселении жителей за Урал, создании там очагов земледелия, ремесла и торговли. Затраты человеческого труда, материальных ресурсов и денежных средств способствовали прогрессу в развитии недавно присоединенного края.

Наряду с уездами Европейского Севера (Поморья) видное место в этом деле принадлежало Среднему Поволжью. Учитывая многонациональный состав населения этого региона, есть основания рассматривать проблему и в том плане, что освоение Сибири обретало в определенной мере межнациональный характер. Поставки хлеба за Урал, посылка крупных денежных сумм, наконец, переселение жителей (земледельцев и ремесленников) - все это применительно к Среднему Поволжью фиксируется в источниках. Заселение и освоение Сибири с самого начала включали ее в общероссийские социально- экономические связи, создавали предпосылки прочного государственного единства этого края с остальной Россией.


64 Архив ЛОИИ, ф. Верхотурской воеводской избы, к. 2, N 21.

65 Там же, N 46

66 Оглоблин Н. Н. УК. соч. Ч. 1, с. 7.

67 Архив ЛОИИ, ф: Верхотурской воеводской избы, к. 2, N 58.

68 Там же, к. 4, NN 14, 15, 48.

Orphus

© libmonster.cn

Permanent link to this publication:

http://libmonster.cn/m/articles/view/СРЕДНЕЕ-ПОВОЛЖЬЕ-И-ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ-ОСВОЕНИЕ-СИБИРИ-КОНЕЦ-XVI-СЕРЕДИНА-XVII-в

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

China OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.cn/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. А. ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ, СРЕДНЕЕ ПОВОЛЖЬЕ И ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ ОСВОЕНИЕ СИБИРИ (КОНЕЦ XVI - СЕРЕДИНА XVII в.) // Beijing: Libmonster China (LIBMONSTER.CN). Updated: 14.03.2018. URL: http://libmonster.cn/m/articles/view/СРЕДНЕЕ-ПОВОЛЖЬЕ-И-ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ-ОСВОЕНИЕ-СИБИРИ-КОНЕЦ-XVI-СЕРЕДИНА-XVII-в (date of access: 15.10.2018).

Publication author(s) - А. А. ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ:

А. А. ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:


Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
China Online
Beijing, China
77 views rating
14.03.2018 (215 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
CASTLE MOUNTAINS OF GUILIN
Catalog: Geology Geography 
37 days ago · From China Online
Рецензии. Т. И. СУЛИЦКАЯ. КИТАЙ И ФРАНЦИЯ (1949-1981)
Catalog: History 
42 days ago · From China Online
The toroids located inside the electrons and positrons, we called photons. By the way, scientists from the University of Washington created a high-speed camera capable of photonizing photons. The photograph shows a toroidal model of a photon. http://round-the-world.org/?p=1366 In our opinion, the quanta of an electromagnetic wave are electrons and positrons, which determine the length of an electromagnetic wave. Photons also control the wavelength of the photon itself, or the color emitted by the photon. Thus, a photon is a quantum of a color that is carried by one or another electromagnetic wave.
Catalog: Physics 
72 days ago · From Gennady Tverohlebov
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ СССР КИТАЮ (1917 - 1945 гг.)
Catalog: History 
79 days ago · From China Online
Рецензии. О. Е. НЕПОМНИН. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ КИТАЯ. 1894 - 1914
Catalog: Economics 
90 days ago · From China Online
РОЛЬ СССР В НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ ВОЙНЕ КИТАЙСКОГО НАРОДА И РАЗГРОМЕ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЯПОНИИ
Catalog: Military science 
138 days ago · From China Online
Демократия – самая лучшая система управления обществом. Но при наличии просвещённого диктатора общество развивается в разы быстрее, точнее и безопаснее. Либералам эту логику трудно понять, по причине отсутствия у них диалектичности мышления. Но большинству россиян это понятно, что и продемонстрировало избрание Владимира Владимировича Путина на пост Президента РФ. Просвещённый диктатор это мечта большинства россиян. Владимир Владимирович, не зря ваш отец, – ещё до избрания Вас президентом, – называл Вас «мой президент». Он предвидел – Вам суждено спасти Россию от капитализма. Хватит олигархам грабить Россию, вывозя капиталы за рубеж. Мы, рядовые работники предприятий, получив власть, на эти деньги построим новые заводы. Владимир Владимирович, Вы должны возглавить Партию рыночного социализма и подготовить Референдум о передаче всех средств производства товаров в собственность трудовых коллективов, имеющих форму закрытых акционерных обществ.
Catalog: Political science 
145 days ago · From Gennady Tverohlebov
А. М. ГРИГОРЬЕВ. РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В КИТАЕ В 1927 - 1931 гг. (ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ)
Catalog: Political science 
197 days ago · From China Online
ИВОВЫЙ ПАЛИСАД - ГРАНИЦА ЦИНСКОЙ ИМПЕРИИ
Catalog: History 
214 days ago · From China Online
ЯПОНСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ РЕВОЛЮЦИИ МЭЙДЗИ
Catalog: Political science 
215 days ago · From China Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
СРЕДНЕЕ ПОВОЛЖЬЕ И ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ ОСВОЕНИЕ СИБИРИ (КОНЕЦ XVI - СЕРЕДИНА XVII в.)
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Libmonster China ® All rights reserved.
2014-2017, LIBMONSTER.CN is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK