Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: CN-118
Author(s) of the publication: В. А. Александров

share the publication with friends & colleagues

В. С. МЯСНИКОВ. Империя Цин и Русское государство в XVII веке. М. Наука. 1980.

Начальный период русско-китайских отношений привлекал внимание ученых с XVIII в. вплоть до настоящего времени и изучен довольно подробно. Тем не менее среди многочисленной научной и публицистической литературы, посвященной этому сюжету, книга заведующего отделом Института Дальнего Востока АН СССР доктора исторических наук В. С. Мясникова существенно выделяется оригинальным ракурсом исследования. Автор поставил перед собой задачу проследить "формирование дипломатических стереотипов двух государств (Китая и России. - В . А.) в отношении друг друга и складыванию особых дипломатических приемов, составивших основу ведения межгосударственных отношений в дальнейшем на протяжении почти полутора столетий" (с. 3, 4). При такой постановке проблемы В. С. Мясников, анализируя историю русско-китайских отношений в XVII в., уделяет основное внимание методам, целенаправленности и теоретической основе дипломатии двух государств. Как справедливо отмечается в книге, особенность рассматриваемого периода заключалась в том, что в нем прослеживались разнообразные формы дипломатических контактов, осуществлявшиеся в условиях и мирного развития взаимоотношений и вооруженного столкновения двух государств; поэтому возникала "возможность исследовать весь спектр дипломатических отношений, который в такой полноте уже ни разу не повторялся за всю последующую историю связей двух держав вплоть до кру-

стр. 125


шения Цинской и Российской империй" (с. 3).

В работе использована обширная литература и многочисленные источники на русском, китайском и маньчжурском языках, как опубликованные, так и выявленные автором в советских и китайских архивохранилищах. Основательное знание русских источников позволило ему корректировать данные китайско-маньчжурской стороны. Органическое сочетание этих источников обеспечило раскрытие и сравнение всего многообразия целей, методов и приемов маньчжуро-китайской и русской дипломатии. Оно же позволяет прийти к примечательному выводу источниковедческого характера. В книге убедительно, на конкретном материале выявляется первостепенность познавательных возможностей источников отечественного происхождения, что подтверждает фундаментальность уже проведенных в нашей стране работ по истории русско-китайских отношений. Автором использован исчерпывающий на сегодняшний день корпус китайских и маньчжурских источников, и нетрудно заметить, что их источниковедческие возможности ограничены. За исключением некоторых интересных деталей китайские и маньчжурские источники не содержат сведений, которые бы вносили что-либо принципиально новое в изучение истории отношений между Россией и Китаем.

Иные возможности китайские и маньчжурские источники предоставляли автору при исследовании основ и методов пекинской дипломатии. В прямой связи с идеологическими основами феодального общества Китая, преемственно сохранявшимися при разных императорских династиях, в книге подробно раскрыто прежде всего идеологическое существо китайско-маньчжурской дипломатии. В процессе сращивания маньчжурской и китайской феодальной верхушки "к середине XVII в. цинская дипломатия являлась, по существу, маньчжуро-китайской дипломатией: маньчжурской по целям и задачам, китайской в основном по формам, методам, средствам" (с. 33).

В работе обстоятельно охарактеризованы конфуцианские философско-политические воззрения, на которых основывались китайская средневековая дипломатия, и определявшие ее специфику компоненты - стратегические идеи и тактические методы, почерпнутые из военного искусства, и исключительно развитый и регламентированный дипломатический церемониал, направленный на ритуальное утверждение превосходства Китая над всеми, вступающими с ним в контакт. Справедливо подчеркивая однородность классовой сущности дипломатии любого феодального государства Востока и Запада, исследователь объясняет специфичность дипломатии Китая как устойчиво сохранявшегося института социально-историческими, географическими и этнопсихологическими факторами (с. 48), которые обусловливали, с одной стороны, китаецентризм внешней политики, а с другой - ее полный отрыв от экономики.

В процессе генезиса цинской дипломатии В. С. Мясников особенно выделяет ее главную характерную черту, воспринятую от традиционной китайской дипломатии, а именно - стратагемность, действенности которой в отношении России он посвящает все последующее изложение. В понятие "стратагемность" автор включает долговременно действующий план, рассчитанный на достижение определенной стратегической цели внешней политики и опирающийся не на нормы и обычаи международного права, а прежде всего на теорию военного искусства при широкой дезинформации и всемерном использовании слабостей противника. При таком подходе к пониманию существа цинской дипломатии вся история русско-китайских государственных взаимоотношений с середины XVII в. и до Нерчинского мирного договора 1689 г. рассматривается в книге как стратегическое воплощение в жизнь захватнических планов Цинов.

В книге ярко раскрыта возведенная в ранг системы беспринципность китайской дипломатии. Высокой оценки заслуживает проникновение автора в суть мышления цинских дипломатов, и прежде всего императора Сюань Е, упрямо добивавшегося своей цели. Сложность авторской задачи усугублялась тем, что на разных этапах русско- китайских отношений пекинская дипломатия по-разному камуфлировала свои основные цели, которые В. С. Мясников формулирует следующим образом: "Цинская дипломатия XVII в. была постоянно нацелена на обеспечение военных акций, будущих территориальных захватов... Китаецентристский догмат ведения внешней политики исключал не только равенство во взаимоотношениях с соседями, но и само существование на границах империи достаточно сильных государственных образований" (с. 55). Этим общим целям противо-

стр. 126


стояла на протяжении всего XVII в. вполне определенная позиция России - установление равноправных дипломатических и экономических отношений при точно фиксированных пограничных рубежах.

В монографии показано претворение в жизнь общей для того периода стратагемы Цинов - уничтожения самостоятельности ханств Северной и Западной Монголии - и ее весьма существенной "рабочей" части - удаления русских с Амура (с. 93). На разных этапах русско-китайских отношений с середины XVII в. последнюю задачу цинская дипломатия пыталась осуществить разными путями. Первоначально, до посольства Ф. И. Байкова в Пекин (1656 г.) включительно, установление дипломатических отношений и взаимное государственное признание она попыталась обусловить принятием Россией статуса "вассала" Цинской империи; когда это условие русской стороной было, естественно, отвергнуто, цинская дипломатия пришла к мысли в 1660 г. о возможности установления дипломатических отношений с Россией с тем, чтобы в этих условиях добиваться признания ею верховенства маньчжурского императора (с. 111). После посольства Н. Спафария в Пекин (1676 г.) и ставшей очевидной невозможности добиться этой цели император Сюань Е в 1682 г. начал претворять в жизнь стратагему, согласно которой цинская дипломатия должна была обеспечивать изгнание русских из Приамурья исключительно военным путем.

В. С. Мясников посвятил немало страниц характеристике Сюань Е и его настойчивой борьбе с некоторыми влиятельными представителями пекинского двора, опасавшимися последствий военного конфликта с Россией, за выполнение своего плана. Анализируя далекие от дипломатического протокола агрессивные действия маньчжурской делегации на мирных переговорах в Нерчинске, автор пришел к выводу, что для внешней политики Цинской империи Нерчинский договор 1689 г. решал две задачи - "Амур попал под контроль цинсккх войск, на северном берегу его образовалась буферная зона пустынных земель" (с. 252), а установленный мир отвечал интересам Цинской империи, коль скоро он означал нейтралитет России в цинско-ойратском конфликте и позволил вскоре Китаю захватить Северную Монголию (с. 252, 257).

В своем общем выводе о цинской дипломатии В. С. Мясников подчеркивает ее принципиально слабую сторону - "стратагемная дипломатия ставила субъективные стремления выше объективных тенденций развития реального мира; в ее действиях приоритет был на стороне политики диктата и произвола, противопоставлявшихся дипломатии обоюдоприемлемого компромисса" (с. 264). Поэтому стратагема Сюань Е не выдержала испытания временем и в середине XIX в. Цинская империя в условиях действительно мирных переговоров признала Амур рубежом между двумя государствами, то есть то, чего добивалась русская дипломатия в конце XVII в., объективно считавшая это условие необходимым для нормальных государственных отношений и экономического развития России и ее важнейшей части - Сибири.

К указанным выводам, весьма обстоятельно аргументированным, было бы нелишне добавить некоторые соображения относительно русской дипломатии. В силу поставленных автором задач, а потому и в архитектонике книги освещение действий русской дипломатии оказалось в подчиненном положении. Подробное изложение автором ее позиций на разных этапах рассматриваемых событий вовсе не вызывает возражений, но заслуживает развития вопрос о том, доказала ли китайская дипломатия при всей ее изощренности свой приоритет. Нерчинский договор 1689 г., казалось бы, свидетельствовал об ее успехе. Однако вряд ли можно говорить об этом однозначно.

Русская дипломатия в середине XVII в. впервые столкнулась вплотную с международными проблемами Центральной Азии и Дальнего Востока и тем не менее стратегически и тактически оказалась вполне самостоятельной. Она правильно уловила необходимость упрочения взаимоотношений с монгольскими государственными образованиями, хорошо зная заинтересованность мира кочевников в ремесленных товарах, то есть в экономических, а следовательно, в мирных отношениях. Деятельность русской дипломатии в этом направлении вызывала особенно с 1670-х годов беспокойство пекинских политиков. Тактически русская дипломатия вовсе не стремилась к безоговорочным контактам с Пекином, и ее осмотрительность четко прослеживается в 1660 - 1670-х годах, особенно в организации посольства Н. Спафария. Известно, что оно было отправлено в Китай после неоднократных приглашений из Пекина; русское

стр. 127


правительство не торопилось, а китайская сторона трижды запрашивала у сибирских властей в Нерчинске о результатах своей инициативы.

Вряд ли можно сомневаться также в том, что русское правительство после посольства Спафария питало какие-то иллюзии относительно целей пекинской дипломатии. Но, стремясь к установлению нормальных взаимоотношений, не желая военного столкновения и вместе с тем не собираясь поступаться сибирскими землями, оно недооценило органическую связь между дипломатической и военной частями стратагемы Сюань Е и допустило слабую обороноспособность Забайкалья и Приамурья. Однако и при этом очевидном просчете пекинским политикам не удалось воплотить в жизнь один из своих основных принципов - не иметь общей границы с сильным государством - и пришлось уже в ходе переговоров в Нерчинске в 1689 г. начать процесс определения общей границы с Россией, на участке по р. Аргунь; как известно, остальное территориальное разграничение оставалось по условиям договора в достаточной степени неопределенным.

Нерчинский договор показал, что агрессия, достигшая успеха, вместе с тем и была локализована относительно незначительными военными силами, сконцентрированными при всех трудностях необозримых пространств Сибири за Байкалом и опиравшимися на ту сумму объективных материальных факторов, которые определялись хозяйственным потенциалом, развивавшимся в процессе освоения русским населением Сибири после ее вхождения в состав России. Поэтому субъективизм императорской стратагемы, который хорошо охарактеризован в книге, уже в рассматриваемую эпоху таил в себе слабость.

Рецензируемая книга займет видное место в историографии русско-китайских отношений XVII в., основные направления которой, отраженные в китайской, японской, американской, западноевропейской и отечественной литературе, многопланово прослежены автором.

Orphus

© libmonster.cn

Permanent link to this publication:

http://libmonster.cn/m/articles/view/Рецензии-В-С-МЯСНИКОВ-ИМПЕРИЯ-ЦИН-И-РУССКОЕ-ГОСУДАРСТВО-В-XVII-ВЕКЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

China OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.cn/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. А. Александров, Рецензии. В. С. МЯСНИКОВ. ИМПЕРИЯ ЦИН И РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО В XVII ВЕКЕ // Beijing: Libmonster China (LIBMONSTER.CN). Updated: 06.03.2018. URL: http://libmonster.cn/m/articles/view/Рецензии-В-С-МЯСНИКОВ-ИМПЕРИЯ-ЦИН-И-РУССКОЕ-ГОСУДАРСТВО-В-XVII-ВЕКЕ (date of access: 15.10.2018).

Publication author(s) - В. А. Александров:

В. А. Александров → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:


Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
China Online
Beijing, China
160 views rating
06.03.2018 (223 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
CASTLE MOUNTAINS OF GUILIN
Catalog: Geology Geography 
37 days ago · From China Online
Рецензии. Т. И. СУЛИЦКАЯ. КИТАЙ И ФРАНЦИЯ (1949-1981)
Catalog: History 
42 days ago · From China Online
The toroids located inside the electrons and positrons, we called photons. By the way, scientists from the University of Washington created a high-speed camera capable of photonizing photons. The photograph shows a toroidal model of a photon. http://round-the-world.org/?p=1366 In our opinion, the quanta of an electromagnetic wave are electrons and positrons, which determine the length of an electromagnetic wave. Photons also control the wavelength of the photon itself, or the color emitted by the photon. Thus, a photon is a quantum of a color that is carried by one or another electromagnetic wave.
Catalog: Physics 
72 days ago · From Gennady Tverohlebov
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ СССР КИТАЮ (1917 - 1945 гг.)
Catalog: History 
79 days ago · From China Online
Рецензии. О. Е. НЕПОМНИН. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ КИТАЯ. 1894 - 1914
Catalog: Economics 
90 days ago · From China Online
РОЛЬ СССР В НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ ВОЙНЕ КИТАЙСКОГО НАРОДА И РАЗГРОМЕ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЯПОНИИ
Catalog: Military science 
138 days ago · From China Online
Демократия – самая лучшая система управления обществом. Но при наличии просвещённого диктатора общество развивается в разы быстрее, точнее и безопаснее. Либералам эту логику трудно понять, по причине отсутствия у них диалектичности мышления. Но большинству россиян это понятно, что и продемонстрировало избрание Владимира Владимировича Путина на пост Президента РФ. Просвещённый диктатор это мечта большинства россиян. Владимир Владимирович, не зря ваш отец, – ещё до избрания Вас президентом, – называл Вас «мой президент». Он предвидел – Вам суждено спасти Россию от капитализма. Хватит олигархам грабить Россию, вывозя капиталы за рубеж. Мы, рядовые работники предприятий, получив власть, на эти деньги построим новые заводы. Владимир Владимирович, Вы должны возглавить Партию рыночного социализма и подготовить Референдум о передаче всех средств производства товаров в собственность трудовых коллективов, имеющих форму закрытых акционерных обществ.
Catalog: Political science 
145 days ago · From Gennady Tverohlebov
А. М. ГРИГОРЬЕВ. РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В КИТАЕ В 1927 - 1931 гг. (ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ)
Catalog: Political science 
197 days ago · From China Online
ИВОВЫЙ ПАЛИСАД - ГРАНИЦА ЦИНСКОЙ ИМПЕРИИ
Catalog: History 
214 days ago · From China Online
СРЕДНЕЕ ПОВОЛЖЬЕ И ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ ОСВОЕНИЕ СИБИРИ (КОНЕЦ XVI - СЕРЕДИНА XVII в.)
Catalog: Tourism and travel 
215 days ago · From China Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
Рецензии. В. С. МЯСНИКОВ. ИМПЕРИЯ ЦИН И РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО В XVII ВЕКЕ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Libmonster China ® All rights reserved.
2014-2017, LIBMONSTER.CN is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK