Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: CN-89

share the publication with friends & colleagues

Провозглашением 1 октября 1949 г. Китайской Народной Республики была успешно завершена длительная вооружённая борьба многомиллионного китайского народа за своё национальное освобождение и демократизацию страны.

Народно-демократическая революция в Китае развивалась в специфических условиях полуколониального, полуфеодального положения страны, что наложило отпечаток на характер этой революции, на расстановку классовых сил на различных этапах революции, на тактику и стратегию коммунистической партии в этой революции.

В речи в Китайской комиссии ИККИ 30 ноября 1926 г. И. В. Сталин дал исчерпывающее определение характера китайской революции, указав, что "китайская революция, будучи революцией буржуазно-демократической, является вместе с тем национально-освободительной революцией, направленной своим остриём против господства чужеземного империализма в Китае"1 .

Антиимпериалистический, антифеодальный характер китайской революции обусловил участие в ней ряда революционных антиимпериалистических классов. Труды И. В. Сталина о китайской революции содержат в себе анализ расстановки классовых сил на различных этапах китайской революции, соотношения сил между отдельными классами, принимавшими участие в антиимпериалистической, антифеодальной революции. И. В. Сталин указывал, что в условиях полуколониального Китая, где основные нити промышленности сосредоточены в руках империалистов, крупная национальная буржуазия не может не быть слабой и отсталой. В силу своей зависимости от международного империализма она не может возглавить антиимпериалистическую, антифеодальную революцию и идёт на сговор с империализмом, как только в национально-освободительную борьбу вовлекаются широкие народные массы. Исходя из этого положения, И. В. Сталин сделал тот важнейший теоретический вывод, что "роль инициатора и руководителя китайской революции, роль вождя китайского крестьянства должна неминуемо попасть в руки китайского пролетариата и его партии"2 .

Вождь китайского народа Мао Цзэ-дун, подводя в 1936 г. итоги развернувшейся революционной войны в Китае, писал: "...в эпоху, когда пролетариат уже выступил на политическую арену, ответственность за руководство революционной войной в Китае не может не лечь на плечи Коммунистической партии Китая. В такое время всякая революционная война, если ею не будут руководить пролетариат и коммунистическая партия или если она выйдет из-под их руководства, неизбежно обречена на поражение"3 .


1 И. В. Сталин. Соч. Т. 8, стр. 358.

2 Там же, стр. 359.

3 Мао Цзэ-дун. Избранные произведения. Т. 1, стр. 327. Изд-во иностранной литературы. 1952.

стр. 64

И далее Мао Цзэ-дун разъясняет, какие свойства китайского пролетариата как класса выдвинули его на роль гегемона в национально- освободительной и антифеодальной борьбе китайского народа: "В силу того, что из всех слоев общества полуколониального Китая, из всех его политических организаций только пролетариат и коммунистическая партия свободны от ограниченности и эгоизма, что они обладают наиболее широким политическим кругозором и наибольшей организованностью и к тому же способны наиболее искренне воспринимать опыт передового пролетариата мира и его политических партий и использовать этот опыт для своего дела, - в силу всего этого только пролетариат и коммунистическая партия способны повести за собой крестьянство, городскую мелкую буржуазию и буржуазию, способны преодолеть ограниченность крестьянства и мелкой буржуазии, анархичность лишенных работы масс, а также колебания и непоследовательность буржуазии (если, конечно, коммунистическая партия не совершит ошибок в своей политике) и вывести революцию и войну на путь победы"4 .

Рабочий класс Китая, вышедший на арену политической борьбы под непосредственным влиянием идей Великой Октябрьской социалистической революции, в ходе антиимпериалистического "движения 4 мая" 1919 г. уже в 1921 г. создал свою политическую партию. Член Центрального Комитета Коммунистической партии Китая Чэнь Бо-да в статье, написанной к 32-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, по этому поводу писал:

"Создание политической партии китайского рабочего класса, основанной на принципах большевизма Ленина и Сталина и отвергающей традиции социал-демократии, представляет собою наиболее яркое выражение концентрированного влияния Октябрьской революции на китайскую революцию"5 .

Под руководством коммунистической партии китайский пролетариат за необычайно короткий срок проделал путь от первых забастовок в период "движения 4 мая" до руководства буржуазно-демократической, антиимпериалистической революцией и привёл китайский народ к исторической победе.

Коммунистическая партия Китая, следуя указаниям В. И. Ленина и И. В. Сталина о том, что в колониальных и зависимых странах решающее значение национальных моментов возлагает на коммунистические партии этих стран ряд особых задач, и прежде всего задачу свержения господства иностранного империализма, феодалов и помещичьей бюрократии; что возможно и необходимо превращение рабочего класса в руководителя национально-революционного движения, с первого дня своего создания готовила рабочий класс к роли вождя китайского народа в борьбе за национальное освобождение и социальное раскрепощение страны.

Огромное значение для завоевания рабочим классом роли гегемона в антиимпериалистической, антифеодальной революции имела руководимая коммунистами борьба рабочих Китая в предреволюционный период и особенно в годы подъёма рабочего движения в Китае, начавшегося забастовкой гонконгских моряков в январе 1922 года. В условиях забастовочной борьбы 1922 - 1923 гг. борьба за гегемонию рабочего класса проводилась коммунистами Китая путём сплочения рабочего класса вокруг коммунистической партии и в профсоюзах и освобождения его из-под влияния буржуазной демагогии.

Эта воспитательная работа, проделанная коммунистами в условиях бурного развития рабочего движения, подготовила рабочий класс Китая к борьбе за гегемонию в национально-освободительной и антифеодальной революции в Китае.


4 Там же, стр. 327 - 328.

5 Чэнь Бо-да. Октябрьская социалистическая революция и революция в Китае. Газета "За прочный мир, за народную демократию!" от 11 ноября 1949 года.

стр. 65

Настоящая статья посвящена анализу рабочего движения накануне создания единого национального антиимпериалистического фронта и преследует цель показать на конкретном фактическом материале, как рабочий класс Китая в условиях забастовочной борьбы 1922 - 1923 гг. перешёл от экономической борьбы к борьбе политической, показать процесс превращения рабочего класса Китая в самостоятельную силу в национально-освободительном движении китайского народа, способную вести борьбу за руководство буржуазно-демократической, антиимпериалистической революцией.

*

Китайский рабочий класс начал складываться ещё в конце XIX века, когда в Китае появились первые иностранные предприятия. Но до начала первой мировой империалистической войны промышленный пролетариат в Китае был ещё малочислен. Первая мировая империалистическая война, отвлекшая временно внимание международного империализма от Китая, создала возможности для более быстрого развития национальной промышленности. В Китае заметно усилился процесс механизации и перехода национальной промышленности от маленьких предприятий кустарного типа к большим предприятиям с механическими двигателями. В соответствии с этим происходил численный рост пролетариата и рост удельного веса промышленного пролетариата.

Число промышленных рабочих в Китае в 20-х годах достигло приблизительно 2,5 - 3 млн. человек6 . Кроме того в этот период в Китае насчитывалось 12 млн. рабочих, занятых в ремесленном и мануфактур ном производстве.

Китайский пролетариат складывался и развивался в условиях полуколониального режима, когда страна находилась в состоянии полуфеодальной раздробленности, в состоянии зависимости от нескольких империалистических государств. Мао Цзэ-дун в работе "Почему в Китае может существовать красная власть?", отмечая эту особенность полуколониального Китая, писал:

"Одной из особенностей полуколониального Китая являются продолжающиеся без перерыва с первого же года существования республики войны между различными кликами новых и старых милитаристов, поддерживаемых империалистами, а также компрадорами, тухао и лешэнь. Мы не встретим подобного явления не только ни в одном империалистическом государстве мира, но даже ни в одной из колоний, находящихся под непосредственным господством империализма; оно наблюдается только в такой стране, как Китай, находящейся под косвенным господством империализма. Это явление возникло в результате двух причин: во-первых, раздробленности страны на замкнутые районы с сельскохозяйственной экономикой (единой для всей страны капиталистической экономики у нас нет) и, во-вторых, империалистической политики раскалывания и эксплуатации Китая путем раздела его на сферы влияния"7 . Полуколониальная зависимость Китая и искусственное сохранение империалистами феодальных пережитков путём поддержки милитаристи-


6 Китайский историк Хуа Ган в работе "История национально-освободительного движения в Китае" (т. 2, стр. 259. Кантон. 1936, на кит. яз.) приводит ряд данных, взятых из "Рабочего ежегодника", где указывается, что число рабочих в 20-х годах исчислялось в 2950 тыс. человек. Многие китайские исследователи ссылаются на данные Су Чжао-чженя, относящиеся к 1927 году. Согласно этим данным, к 1927 г. в Китае насчитывалось 2750 тыс. промышленных рабочих. Еженедельный информационный бюллетень Профинтерна "Международное рабочее движение" (N 40 от 12 ноября 1923 г., стр. 10 - 12) указывает, что общее число рабочих, занятых в промышленности Китая, составило к 20-м годам примерно 5 млн. человек. Если из указанного числа вычесть включенных в него рабочих мануфактурного производства, то число промышленных рабочих действительно будет равно примерно 3 млн. человек.

7 Мао Цзэ-дун. Избранные произведения. Т. 1, стр. 101 - 102.

стр. 66

ческих клик наложили отпечаток на развитие китайской экономики и на характер революционного движения китайского народа, в частности, рабочего движения, как движения антиимпериалистического, антифеодального.

*

Вторжение иностранного капитала в Китай вызывало разрушение натурального хозяйства в деревне и ремесла в городе, в результате чего значительно ускорилось создание объективных условий для развития капитализма в стране. В конце XIX-начале XX в. богатые помещики, купцы и чиновники начали вкладывать свои капиталы в промышленность. Наиболее быстрый рост национальной промышленности в Китае наблюдался в период первой мировой войны.

Процесс развития национальной промышленности одновременно являлся процессом формирования пролетариата. Если класс буржуазии формировался и пополнялся из таких социальных слоев, как купцы, помещики, чиновная знать, то пролетариат формировался и пополнялся за счёт разорявшихся крестьян и ремесленников, выброшенных из процесса производства.

В силу специфических условий полуколониального положения страны китайский пролетариат начал складываться раньше, чем китайская национальная буржуазия. Его появление тесно связано с постройкой в Китае первых промышленных предприятий иностранными капиталистами. "Появление и развитие китайского пролетариата, - говорит Мао Цзэ-дун, - связано не только с появлением и развитием национальной буржуазии. Его появление и развитие связано, в то же время, с учреждением империалистами промышленных предприятий в Китае. Поэтому возраст и опыт китайского пролетариата больше, чем национальной буржуазии Китая, поэтому его социальная сила и социальная база более широкие"8 .

Зарождение и развитие пролетариата в условиях полуколониального положения страны придали китайскому рабочему классу ряд особенностей, способствовавших быстрому росту его самосознания и организации и определивших его руководящую роль в антиимпериалистической, антифеодальной революции.

Промышленность полуколониального Китая была сосредоточена в небольшом числе крупных центров, расположенных на морском побережье либо на пересечении железнодорожных и речных путей. Это обусловило большую концентрацию рабочего класса Китая. По данным правления генерального профсоюза Шанхая, в 1925 г. только в Шанхае имелось 500 тыс. промышленных рабочих. В трёх Восточных провинциях (ныне Северо-Восток Китая) насчитывалось 600 тыс., в Ухане - 400 тыс., в Тяньцзине - 300 тыс., в Гонконге - 250 тыс., в Ханькоу - 100 тыс. промышленных рабочих9 .

В результате такого размещения производительных сил вся масса разорявшихся крестьян и ремесленников стекалась в эти промышленные центры, где таким образом создавались необычайно дешёвый рынок рабочей силы и условия для её неслыханной эксплуатации. На большинстве предприятий рабочий день длился 15 - 16 часов. Заработной платы не хватало даже на поддержание полуголодного существования самого рабочего. В Китае не существовало рабочего законодательства, охраны труда, на предприятиях не соблюдались элементарные правила санитарии.

Одним из тяжёлых пережитков феодализма в городе была широко распространённая система найма на работу, при которой рабочие продавали


8 Мао Цзэ-дун. Китайская революция и коммунистическая партия Китая. Избранные сочинения, стр. 161. Дальний. Изд. Дачжуншудянь (на кит. яз.).

9 См. Хуа Ган. История национально-освободительного движения в Китае, стр. 259. 1936 (на кит. яз.).

стр. 67

свою рабочую силу не непосредственно капиталисту, а через подрядчика, что означало усиление эксплуатации рабочего, ибо большая часть его заработной платы поступала в карман подрядчика. Подрядчик ссужал деньги рабочим под проценты, отчего рабочие попадали в долговую кабалу к подрядчику. Эта система тормозила борьбу рабочих, ибо подрядчик имел право лишить работы всякого выразившего недовольство. Но одновременно эта система определяла антифеодальную направленность рабочего движения.

Наряду с феодальной и капиталистической эксплуатацией рабочий класс Китая испытывал тяжёлый национальный гнёт. Большая часть рабочих была занята на иностранных предприятиях или предприятиях смешанного типа, где китайские рабочие были поставлены в несравненно более тяжёлые условия, чем "белые" рабочие. Заработная плата рабочего-китайца обычно была в несколько раз меньше, чем "белого" рабочего. Этот тройной гнёт, господство полуфеодального, полуколониального режима в стране обусловили антиимпериалистическую, антифеодальную направленность рабочего движения.

Молодой рабочий класс Китая был особенно тесно связан с беднейшим слоем крестьянства. Это обстоятельство способствовало созданию союза между рабочим классом и крестьянством и обеспечивало поддержку рабочего движения со стороны пролетариев и полупролетариев деревни.

Наконец, рабочий класс Китая вышел на арену политической борьбы, уже имея свою политическую партию - Коммунистическую партию Китая, созданную в 1921 г. под руководством Коммунистического Интернационала на принципах марксизма-ленинизма и использовавшую опыт борьбы русского рабочего класса и его большевистской партии. Член Политбюро ЦК коммунистической партии Лю Шао-ци в лекции, прочитанной 2 июля 1941 г. в партийной школе Центрального Китая, подчёркивая эту особенность коммунистической партии, говорил: "Китайская партия была создана после Октябрьской революции, когда русские большевики уже одержали победу и подали нам живой пример. Вот почему наша партия с самого начала создавалась в соответствии с ленинскими принципами и под руководством Коммунистического Интернационала"10 .

Все эти особенности рабочего класса Китая позволили вождям международного пролетариата уже в 20-х годах указать на возможность и необходимость завоевания китайским пролетариатом гегемонии в антиимпериалистической, антифеодальной революции.

В. И. Ленин обобщил опыт революционного движения в странах Востока и представил на утверждение II Конгресса Коминтерна исторические тезисы по национальному и колониальному вопросам. В тезисах и в докладе комиссии по национальному и колониальному вопросам (26 июля 1920 года) В. И. Ленин подчеркнул различие между революциями в странах империализма и в колониальных и зависимых странах, заключающееся главным образом в том, что буржуазно-демократическая революция в колониальных и зависимых странах органически связана с национально-освободительной борьбой против империалистического порабощения и что основной стратегической целью коммунистической партии при буржуазно-демократической революции является завоевание гегемонии пролетариата в этой революции.

Это положение полностью подтвердилось опытом борьбы рабочего класса Китая и руководства этой борьбой со стороны коммунистической партии.

*

Подъём рабочего движения в Китае в 1922 - 1923 гг. начался забастовкой моряков Гонконга - первой крупной забастовкой китайских рабочих, проходившей с 13 января по 3 марта 1922 года.


10 Лю Шао-ци. О внутрипартийной борьбе, стр. 13. Пекин. 1950 (на англ. яз.).

стр. 68

Союз китайских моряков Гонконга, организованный под непосредственным влиянием победы Великой Октябрьской социалистической революции и руководимый одним из виднейших профсоюзных деятелей Китая - Су Чжао-чжэном12 , направил 12 января 1922 г. судоходным компаниям следующие требования: "1. Повышение заработной платы на 50% для рабочих, получающих менее 10 юаней в месяц, на 40% - для рабочих, получающих от 10 до 20 юаней, на 30% -для получающих от 20 до 30 юаней, на 20% - для получающих от 30 до 40 юаней и на 10% - для получающих более 40 юаней в месяц. 2. Право профсоюза рекомендации рабочих на работу. 3. Право присутствия представителя профсоюза при заключении контракта предпринимателя с рабочим"13 .

Получив отказ от судовладельцев, союз призвал моряков к всеобщей забастовке. Утром 13 января забастовало 1500 докеров и кочегаров. Через неделю бастовало уже 6500 человек, а к китайскому новому году число бастующих достигло 30 тысяч. 1 февраля английский губернатор Гонконга объявил Союз китайских моряков незаконной организацией. Рабочие Гонконга ответили на эту провокацию всеобщей забастовкой; число бастующих достигло 50 тыс., а затем и 100 тыс. человек.

Ввиду вмешательства английских властей штаб стачечного комитета был перенесён в Кантон, где власть находилась в руках революционного правительства во главе с революционным демократом Сунь Ят-сеном14 ; туда же началась эвакуация бастующих из Гонконга. Стачечный комитет гонконгских моряков, обосновавшийся в Кантоне, встретил сочувствие и открытую поддержку Кантонского правительства Сунь Ят-сена. Стачечникам были предоставлены помещения для собраний и митингов. Рабочие Кантона и крестьяне окрестных деревень помогали бастующим продуктами питания и обеспечивали их жильём.

В ходе борьбы забастовка из экономической переросла в политическую. Бастующие рабочие боролись уже не только против судовладельцев, но и против английских властей в Гонконге, ставших открыто на сторону пароходных компаний. Забастовка приняла грандиозные размеры. В Гонконге было заморожено 166 иностранных пароходов с грузами15 , в результате забастовки было парализовано 5 тихоокеанских и 9 каботажных линий16 .

Сочувствие бастующим морякам и солидарность с их борьбой стали


12 Су Чжао-чжэн - один из виднейших профсоюзных деятелей Китая. Родился в 1885 г. в провинции Гуандун. Более 20 лет работал моряком в тортовом флоте и испытал на себе тяжёлую участь китайского моряка. Будучи в портовых городах других стран, Су Чжао-чжэн познакомился с борьбой рабочих в этих странах и с формами их организации. Вернувшись в Китай, Су Чжао-чжэн под непосредственным влиянием Великой Октябрьской социалистической революция организовал Союз китайских моряков Гонконга и возглавил забастовку гонконгских моряков. В 1925 г. Су Чжао-чжэн вступил в коммунистическую партию. На 2-м конгрессе профсоюзов в 1925 г. он был избран членом, а на 3-м конгрессе - председателем исполкома Всекитайской федерации профсоюзов. На V съезде Коммунистической партии Китая Су Чжао-чжэн был избран кандидатом в члены Политбюро Центрального комитета партии. Су Чжао-чжэн был последовательным сторонником Мао Цзэ-дуна и решительно боролся за правильную политическую линию партии, против оппортунистической линии Чэнь Ду-сю в китайской революции. Су Чжао-чжэн отдал все силы и жизнь делу борьбы за освобождение рабочего класса Китая от гнёта иностранного империализма и китайского феодализма. В январе 1929 г. Су Чжао-чжэн умер в Шанхае после тяжёлой болезни. Имя Су Чжао-чжэна внесено в список героев, павших за дело революции, опубликованный VII съездом Коммунистической партии Китая в 1945 году.

13 Дэн Чжун-ся. Краткая история профдвижения в Китае, стр. 39. Дунбэй-шудянь. 1948 (на кит. яз.).

14 Революционное правительство во главе с революционным демократом Сунь Ят-сеном было организовано в 1920 году. Власть правительства распространялась преимущественно на провинцию Гуандун. Правительство Сунь Ят-сена лояльно относилось к рабочему движению и оказало поддержку бастовавшим морякам Гонконга.

15 Среди них 82 английских, 15 японских, 11 голландских, 8 американских, 7 норвежских и др.

16 См. "Вестник Маньчжурии" N 3 за 1928 г., стр. 74.

стр. 69

проявляться в разных концах страны. "Всекитайский рабочий секретариат", созданный коммунистической партией непосредственно после I съезда для руководства профсоюзным движением в стране, провёл большую работу среди железнодорожников и других рабочих Северного и Центрального Китая по организации помощи бастующим морякам. Под его руководством рабочие Пекин-Ханькоуской, Пекин-Мукденской, Лунхайской, Чжэнтайской, Пекин-Суйюаньской железных дорог создали "Северный комитет помощи забастовке гонконгских моряков", который провёл большое количество демонстраций и митингов солидарности и собрал в фонд бастующих моряков 2 тыс. юаней. В Шанхае был организован "Объединённый комитет помощи бастующим". Этот комитет, руководимый коммунистами, помимо организации материальной помощи бастующим, энергично боролся против посылки в Гонконг штрейкбрехеров. Бастующие получили приветствия от рабочих Гонолулу, Сингапура и других городов Востока, которые призывали моряков бороться до полной победы.

Гонконгская забастовка моряков длилась до 3 марта и закончилась полной победой её участников. Судовладельцы были вынуждены удовлетворить все требования рабочих, а губернатор Гонконга - отменить указ от 1 февраля, которым профсоюз моряков был признан незаконной организацией.

Явившись образцом сочетания борьбы рабочих за свои классовые интересы с национально-революционной борьбой против империализма, забастовка гонконгских моряков оказала большое влияние на развитие рабочего движения во всём Китае. Успешное руководство забастовкой со стороны "Профсоюза моряков Гонконга" и успешная деятельность "Всекитайского рабочего секретариата" по организации помощи бастующим подняли престиж профсоюзных организаций, что в значительной степени облегчило работу коммунистов по дальнейшей организации рабочих.

В период забастовки гонконгских моряков ярко проявилось стремление рабочих страны к объединённой борьбе за свои классовые интересы, ибо в забастовке и в движении солидарности бастующим приняли участие рабочие организации всей страны.

Под влиянием забастовки гонконгских моряков в Китае быстрыми темпами стало развиваться рабочее движение. За 1922 г. и два первых месяца 1923 г. произошло более 100 забастовок промышленных рабочих с участием более 300 тыс. человек17 . Благодаря подъёму рабочего движения создались условия для его объединения во всей стране под единым руководством.

В этих условиях Коммунистическая партия Китая созвала I Всекитайский съезд профсоюзов, начавший свою работу 1 мая 1922 г. в Кантоне. Работой съезда руководил Лю Шао-ци.

Первый съезд китайских профсоюзов, в котором приняли участие 162 делегата, представлявшие 200 тыс. организованных рабочих 12 городов и более 100 профсоюзов, проходил под антиимпериалистическими, антимилитаристическими лозунгами: "Долой империализм! Долой милитаризм!", "Да здравствует Коммунистическая партия Китая!" Одним из важнейших решений съезда было официальное признание "Всекитайского рабочего секретариата" центральным руководящим органом профсоюзного движения во всём Китае. Образование центрального руководящего органа профдвижения и его отделений в, Шанхае, Кантоне, Ухане, Чанша и других крупных промышленных центрах страны явилось важным фактором в развитии рабочего движения в последовавший период. Опыт первых лет классовой и национально-революционной борьбы китайского пролетариата был подытожен на II съезде Коммунистической


17 См. Дэн Чжун-ся. Указ. соч., стр. 18.

стр. 70

партии Китая, состоявшемся в июне 1922 г. в Ханчжоу. Съезд указал в своих решениях, что в условиях нового нажима со стороны империалистических держав и беспрерывных внутренних войн китайских милитаристов основной задачей, вставшей перед китайским народом, являлась борьба за объединение и демократизацию страны; выполнение этой задачи возможно только путём уничтожения гнёта милитаризма и империализма в Китае, то есть путём национальной, антифеодальной революции.

Уже в решениях II съезда Коммунистическая партия Китая заявляла о возможности и необходимости объединения всех революционных классов китайского общества в единый национальный антиимпериалистический фронт. Исходя из опыта борьбы китайского пролетариата, съезд сформулировал чрезвычайно важное положение о возможности и необходимости борьбы пролетариата за руководство в национально-освободительном движении. В декларации II съезда по этому поводу говорилось: "...экономическая забастовочная борьба гонконгских моряков и других рабочих свидетельствует о том, что силы рабочих колоссальны, причём организация их за последнее время быстро расширяется. Кроме того, революционное движение рабочих в условиях крайне тяжёлого гнёта со стороны китайских и иностранных капиталистов будет безгранично расширяться. В результате этого пролетариат превратится в вождя революции за свержение гнёта международного империализма в Китае"18 .

Дальнейшая борьба рабочих Китая прекрасно подтвердила этот вывод, сделанный II съездом Коммунистической партии Китая.

После II съезда Коммунистической партии Китая и I Всекитайского съезда профсоюзов рабочее движение приобрело большую организованность и целеустремлённость. Вторая половина 1922 г. ознаменовалась бурным ростом рабочего движения и укреплением рабочих организаций. Основная масса забастовок во второй половине 1922 г. проходила под непосредственным руководством "Секретариата" и сопровождалась забастовками солидарности.

Особенно важное значение для развития рабочего и национально-освободительного движения в стране имела забастовочная борьба рабочих Уханя и Шанхая. Рабочие вели эту борьбу в очень трудных условиях. Им противостоял иностранный империализм, обладавший большим опытом подавления и разложения рабочего движения. Иностранные империалисты - американцы, англичане, японцы и другие, - опираясь на полуколониальный режим, стремились не допустить организации рабочих и уничтожить руководство рабочего движения. Опыт борьбы рабочих Уханя и Шанхая показал, что империалисты не гнушались никакими средствами для достижения этих целей.

Забастовочная борьба в Шанхае и Ухане развивалась бурными темпами. В 1922 г. в Шанхае произошли 64 забастовки, из которых 25 окончились полной и 17 частичной победой рабочих. В некоторых забастовках принимало участие до 15 тыс. человек19 . Большинство забастовок происходило на иностранных предприятиях. Только на текстильных японо-китайских фабриках за 1921 - 1922 гг. имело место 8 забастовок20 , большая часть которых приходилась на 1922 год. Забастовочная борьба рабочих Шанхая была начата текстильщиками в апреле 1922 г. под влиянием победы моряков Гонконга. В ней приняло участие около 4 тыс. человек. В апреле проходила также забастовка почтальонов Шанхая. Обе забастовки закончились победой рабочих.


18 "Материалы по истории современной политической мысли в Китае", стр. 138. Дунбэйшудянь. 1948 (на кит. яз.).

19 "Известия" от 5 мая 1923 года.

20 См. Дэн Чжун-ся. Указ. соч., стр. 29.

стр. 71

Успех текстильщиков и почтальонов вызвал волну забастовок на других предприятиях Шанхая и в близлежащих городах.

При рассмотрении рабочего движения Шанхая необходимо учитывать структуру рабочего класса города. В промышленном производстве в Шанхае участвовало огромное количество женщин. Даже при грубом подсчёте, основанном на том, что в Шанхае находилась половина всех текстильных и табачных предприятий страны и что 73% рабочих в этих отраслях промышленности составляли женщины, можно придти к выводу, что только на этих предприятиях работало примерно 220 тыс. женщин при общем числе рабочих в 500 тыс. человек. Если же учесть и другие отрасли производства, где использовался женский труд, то окажется, что общее число женщин, занятых в промышленности Шанхая, было гораздо большим.

Китайские женщины, подвергавшиеся тяжёлой эксплуатации на производстве и находившиеся под влиянием обычаев и традиций феодальной семьи, с трудом поддавались агитации и организации. Тем не менее борьба моряков Гонконга, а затем и агитационная и организационная работа коммунистов среди женщин-работниц оказали большое влияние на рост самосознания китайских работниц, особенно в Шанхае и Ухане. Благодаря этому влиянию в 1922 г. в Среднем и Южном Китае произошло 18 забастовок работниц, в которых приняло участие 30 тыс. человек21 . Работницы выдвигали экономические требования, однако их борьба с самого начала была тесно связана с национально-освободительным движением, ибо большинство предприятий текстильной и табачной промышленности, на которых главным образом использовался женский труд, принадлежало иностранному капиталу. Женщины-работницы вступили на путь классовой революционно-освободительной борьбы.

Вторая половина 1922 г. ознаменовалась особенно упорной борьбой шанхайских рабочих, как мужчин, так и женщин. Большую роль в этом сыграло то, что борьбой руководило шанхайское отделение "Всекитайского рабочего секретариата", возглавлявшееся Ли Ци-ханем, которое проводило в жизнь решения II съезда Коммунистической партии Китая и I Всекитайского съезда профсоюзов.

Забастовочное движение развивалось под знаком дальнейшего объединения рабочих и сближения их борьбы с национально-освободительным движением в стране.

Иностранные империалисты видели в растущих организациях рабочих серьёзную угрозу своим позициям в Шанхае. Стремясь обезглавить рабочее движение, муниципалитет международного сеттльмента в Шанхае закрыл шанхайское отделение "Всекитайского рабочего секретариата" и арестовал его председателя Ли Ци-ханя, обвинив его в "агитации за забастовку" и в "нарушении порядка".

Несмотря на эти репрессии, рабочие Шанхая продолжали борьбу, на опыте убеждаясь в правильности призывов коммунистической партии к объединению. На запрещение деятельности шанхайского отделения "Всекитайского рабочего секретариата" они ответили ещё большим сплочением вокруг своего авангарда - коммунистической партии. В конце 1922 г. одновременно начались три большие забастовки: рабочих-ювелиров, рабочих англо-американских табачных фабрик и текстильщиков японо-китайских текстильных фабрик, - явившиеся новым шагом на пути объединения рабочих Шанхая. Эти забастовки были поддержаны шанхайским отделением Союза китайских моряков. Характерной особенностью этих забастовок было то, что они проходили одновременно и выдвигали одинаковые требования. Основными требованиями были признание профсоюзов и улучшение обращения с рабочими.


21 "Международное рабочее движение" (еженедельный информационный бюллетень Профинтерна) N 5 - 6 от 6 февраля 1924 г., стр. 16.

стр. 72

Несмотря на то, что эти забастовки были жестоко подавлены иностранными войсками и полицией, они послужили делу сплочения рабочих, ибо рабочие начали выступать объединённо и с общими требованиями, получая при этом поддержку со стороны других рабочих организаций.

Растущая забастовочная волна в Шанхае вызвала серьёзное беспокойство среди империалистов. Они вынуждены были признать огромную роль рабочих в национально-освободительном движении китайского народа. Официоз английского империализма в Китае "North China Daily News" в связи с вышеописанными забастовками в Шанхае писал: "Ни в одной части света рабочие беспорядки не вносят такой путаницы и сложности, как в Китае. Это следует отнести не только за счет трудностей объяснения с китайскими рабочими, но и неуловимости их вождей... Распространение газет, просвещение и рост национального самосознания, охватившие в последнее время все слои китайского населения, оказали могущественное действие и способствовали пробуждению недавно ещё совершенно тёмного пролетария"22 .

Не меньшее значение для развития революционного движения в Китае имела борьба рабочих Уханя, которые в конце 1922 - начале 1923 г. под руководством коммунистов одержали ряд побед над иностранными капиталистами. "Почти все забастовки в Ухане, - писал товарищ Дэн Чжун-ся23 , - проходили под руководством местной организации коммунистической партии, которая не встречала каких-либо конкурентов"24 .

Как и рабочим Шанхая, рабочим Уханя в силу полуколониального положения страны с самого начала приходилось бороться непосредственно против иностранной полиции и иностранных войск. Уже в период забастовки на англо-американских фабриках, проходившей с перерывами в октябре 1922 - январе 1923 г., рабочие выстояли в борьбе с иностранной полицией и войсками и одержали заслуженную победу. Все требования рабочих были удовлетворены, а арестованные в ходе забастовки руководители рабочих были освобождены.

В январе 1923 г. произошло боевое крещение рабочих Ханькоу, явившееся прологом к кровавым событиям 7 февраля. 10 января, в связи с тем, что администрация английской текстильной фабрики уволила около 300 рабочих за организацию профсоюза и арестовала 3 служащих профсоюза и делегацию рабочих, выделенную для переговоров, рабочие фабрики окружили полицейский участок на территории английской концессии в Ханькоу. Они требовали освобождения арестованных. Английские


22 "North China Daily News" от 16 ноября 1922 года.

23 Дэн Чжун-ся - один из руководителей коммунистической партии и профессионального движения в Китае. Родился в 1897 г. в провинции Хунань. В Пекинском университете Дэн Чжун-ся впервые познакомился с марксизмом-ленинизмом и встал на путь революционной борьбы. В период "сдвижения 4 мая", в котором он принимал активное участие, Дэн Чжун-ся всецело посвятил себя революционной борьбе. Ещё будучи студентом, Дэн Чжун-ся являлся одним из организаторов коммунистических ячеек в Северном Китае. В 1921 г. Дэн Чжун-ся организовал первый революционный профессиональный союз железнодорожников на станции Чансиньдянь Пекин-Ханькоуской железной дороги. В 1921 г. Дэн Чжун-ся вошёл в состав "Всекитайского секретариата профессиональных союзов", организованного по решению I съезда Коммунистической партии Китая. Первый Всекитайский съезд профессиональных союзов в мае 1922 г. избрал Дэн Чжун-ся председателем "Всекитайского секретариата профессиональных союзов". Дэн Чжун-ся был непосредственным организатором и руководителем известной забастовки в Чансиньдяне, первой большой забастовки рабочих Кайланских копей в 1922 г., забастовки рабочих Пекин-Ханькоуской железной дороги в феврале 1923 года. На II съезде Коммунистической партии Китая Дэн Чжун-ся был избран членом ЦК и оставался в составе ЦК до последних дней своей жизни, В мае 1925 г. Дэн Чжун-ся возглавлял забастовки рабочих японских текстильных фабрик в Шанхае. В том же году он возглавил знаменитую кантон-гонконгскую забастовку В 1933 г. Дэн Чжун-ся был арестован и казнён чанкайшистскими реакционерами. Имя Дэн Чжун-ся внесено в список героев, павших за дело революции, опубликованный VII съездом Коммунистической партии Китая в 1945 году.

24 См. Дэн Чжун-ся. Указ. соч., стр. 27.

стр. 73

власти вызвали крупный отряд волонтёров, которые пустили в ход дубинки и открыли огонь по бастующим. В результате схватки 20 рабочих были тяжело ранены. Однако подавить забастовку с помощью английских солдат не удалось. Английские власти смогли подавить забастовку, только стянув большие вооружённые силы, введя в Ханькоу военное положение и организовав зверскую расправу с бастующими рабочими.

Расправа с рабочими Ханькоу вызвала волну возмущения среди народных масс Китая. Рабочие организации провинции Хубэй, всё население Уханя, включая рабочих, студентов, журналистов, торговцев, пришло в движение и приготовилось к решительной борьбе. На защиту забастовщиков Уханя выступили народные массы Пекина и других городов.

Забастовка имела большое значение для развития рабочего и национально-освободительного движения в Китае, ибо рабочие вступили в борьбу непосредственно против иностранных войск. На опыте этой забастовки рабочие осознавали необходимость борьбы против гнёта иностранного империализма для своего классового освобождения. В то же время забастовка способствовала росту влияния рабочего движения на развитие антиимпериалистической борьбы всех демократических классов и слоев китайского общества.

В тот же период проходило большое количество забастовок в других местах Китая. Бастовали рабочие Кайланских и Шаоюйских копей, рабочие и служащие Кантон-Ханькоуской железной дороги, рабочие Кантона, Тяньцзиня и других городов. В ряде забастовок рабочие вступали в борьбу с иностранной полицией и армией.

Наиболее характерным выражением этого сочетания классовой и национально-освободительной борьбы явилась забастовка рабочих Пекин-Ханькоуской железной дороги в феврале 1923 года.

*

Вторая половина 1922 и начало 1923 г. ознаменовались наступлением империализма на рабочее движение и развёрнутой интервенцией империалистов, стремившихся к разжиганию войн между китайскими милитаристическими кликами. На юге Китая интервенция англо-американского империализма выразилась в контрреволюционном вооружённом выступлении в сентябре 1922 г. милитариста Чэнь Цзюн-мина против национально-демократического правительства, возглавляемого революционером-демократом Сунь Ят-сеном. В Северном и Центральном Китае она выразилась в обострении борьбы внутри чжилийской клики милитаристов за влияние на пекинское правительство.

Коммунистическая партия Китая, опираясь на решения IV конгресса Коммунистического Интернационала и своего II съезда сосредоточила свою агитационно-пропагандистскую и организаторскую деятельность на сплочении рабочего класса и укреплении его политической и организационной самостоятельности. Коммунистическая партия воспитывала рабочий класс в духе указаний Коммунистического Интернационала, сформулированных в тезисах IV конгресса, о том, что рабочее движение колониальных и зависимых стран прежде всего должно завоевать положение самостоятельного революционного фактора в общем антиимпериалистическом фронте. Лишь на основе признания за ним этого самостоятельного значения и при сохранении им полной политической независимости допустимы и необходимы временные соглашения с буржуазной демократией.

Исходя из этого указания, Коммунистическая партия Китая, обращаясь к рабочим, писала в декларации своего II съезда: "Если рабочие не хотят в условиях единого демократического фронта превратиться в придаток мелкой буржуазии и хотят иметь возможность бороться за свои классовые интересы, то для этого необычайно важно объединение рабочих в коммунистической партии и профсоюзах. Поэтому рабочие должны

стр. 74

постоянно помнить, что они составляют самостоятельный класс, должны воспитывать свои организационные и боевые силы"25 .

Выполняя решения II съезда партии и I Всекитайского съезда профсоюзов, "Всекитайский рабочий секретариат" приступил к организации объединённых профсоюзов по территориальному и производственному принципам. Первым таким профсоюзом, созданным непосредственно после II съезда партии, была "Ассоциация профсоюзов Уханя". В ней было объединено 20 профсоюзов с количеством членов более 30 тыс. человек. Вскоре была организована "Ассоциация профсоюзов провинции Хунань", объединившая 14 производственных профсоюзов с количеством членов более 30 тыс. человек. 10 декабря 1922 г. был создан "Ханьепинский генеральный профсоюз", в котором были объединены рабочие организации всех предприятий, входивших в систему Ханьепинского комбината. Началось объединение рабочих организаций в Шанхае, Кантоне и других местах. Таким образом, в условиях подъёма забастовочного движения произошли качественные изменения в характере рабочего движения. Рабочее движение, руководимое коммунистами, оформляется организационно, становясь важнейшим политическим фактором в стране.

Особенно сильное стремление к объединению проявилось среди китайских железнодорожников. Организация рабочих-железнодорожников была начата коммунистами Пекина сразу после I съезда партии. Во второй половине 1921 г. был создан первый профсоюз железнодорожников на станции Чансиньдянь Пекин-Ханькоуской железной дороги. Под влиянием и по образцу этого первого пролетарского профсоюза железнодорожников начали возникать рабочие организации на других железных дорогах. Большого успеха коммунисты добились в организации рабочих Пекин-Ханькоуской железной дороги. К весне 1922 г. здесь насчитывалось 16 рабочих профсоюзов, получивших название Рабочих клубов, каждый из которых объединял более 100 рабочих26 . Уже к весне 1922 г. на Пекин-Ханькоуской железной дороге создалась возможность организации объединённого профсоюза. По инициативе коммунистов 9 апреля 1922 г. в Чансиньдяне была созвана конференция представителей всех Рабочих клубов дороги, на которой было решено создать единую профсоюзную организацию. На второй конференции Рабочих клубов, состоявшейся 10 августа на станции Чжэнчжоу, был создан Подготовительный комитет для организации "Профсоюза рабочих Пекин-Ханькоуской железной дороги". Учредительный съезд профсоюза был назначен на 1 февраля 1923 года.

Господствовавшие в стране милитаристы - глава чжилийской клики У Пэй-фу и другие - заигрывали с рабочими, пытаясь при помощи объединений земляческого типа подчинить себе рабочее движение, выхолостить из него классовое содержание и использовать движение для борьбы со своими политическими противниками. В силу внутренних противоречий и борьбы между отдельными милитаристическими группировками и стремления их использовать рабочее движение в своих интересах создались условия для легального существования профсоюзов. Именно поэтому подготовка съезда железнодорожников Пекин-Ханькоуской железной дороги проходила открыто. Извещения о месте созыва съезда были напечатаны в газетах. Больше того, о съезде было доложено начальнику управления дороги. Вплоть до момента созыва съезда милитаристы вели двойную игру: давая согласие на открытие съезда, они в то же время готовили нападение на рабочих.


25 "Материалы по истории современной политической мысли б Китае", стр. 141. Дзибэйшудянь. 1948 (на кит. яз.),

26 На Пекин-Ханькоуской железной дороге имелись следующие Рабочие клубы: Чансиньдяньский, Люлихэ, Гаобэйдяньский, Баодинский, Чжэндинский, Шуньдэ, Чжандэ, Синьсяньский, Хаяхэ, Чжэнчжоуский, Яньченский, Чжумадяньский, Синьсяньчжоуский, Гуаньшуйский, Цзяная.

стр. 75

Однако в 1923 г. политическая обстановка в Китае изменилась. Усиление позиций англо-американского империализма в противовес японскому империализму привело к укреплению позиций чжилийской клики в Пекине. Выступая под лозунгом "объединения Китая", У Пэй-фу в конце 1922- начале 1923 г. подготавливал при помощи американских и английских империалистов поход против революционного Юга. Нарастающее рабочее движение становилось серьёзным препятствием на пути осуществления планов англо-американского империализма и его ставленников - милитаристов чжилийской клики. В предстоящем объединении рабочих-железнодорожников империалисты и китайские милитаристы видели угрозу своим планам закабаления Китая. Пресса иностранного империализма и милитаристических клик приписывала стремление железнодорожников к объединению деятельности южных революционеров, "которые, - по словам лондонской газеты "Times", - пытаются создать положение дел, когда железнодорожники контролировали бы движение и могли бы при желании воспрепятствовать военным действиям"27 .

Подготовка наступления на рабочих началась с клеветнических выпадов реакционной печати против Советского Союза, молодой Коммунистической партии Китая и Сунь Ят-сена.

В условиях растущего революционного движения в Китае, когда усиливался процесс объединения рабочих и провалились все попытки милитаристов разложить рабочее движение, У Пэй-фу уже не было необходимости заигрывать с рабочими. 23 января он отдал приказ о запрещении съезда. 30 января профсоюзом железнодорожников была получена телеграмма от У Пэй-фу с приглашением делегации в Лоян (ставка У Пэй-фу) для переговоров. Однако встреча рабочей делегации с У Пэй-фу ни к чему не привела. Англо-американских империалистов и их лакеев - чжилийских милитаристов - пугало растущее влияние коммунистической партии. Это ярко выразилось в ответе У Пэй-фу рабочей делегации, которой он заявил, что ничего не имеет против организации железнодорожников, "но не может допустить, чтобы ими руководили коммунисты вроде проф. Ли"28 . (Ли Да-чжао. - Н. В.). У Пэй-фу подтвердил свой приказ.

После сообщения делегации о результатах переговоров с У Пэй-фу рабочие - участники конференции - единогласно решили открыть съезд 1 февраля. К вечеру 31 января в Чжэнчжоу прибыли 65 делегатов съезда, представлявшие все 16 Рабочих клубов Пекин-Ханькоуской железной дороги. В качестве гостей на съезд прибыло 60 представителей других железных дорог Китая.

Коммунистическая партия, воспитывая рабочих в духе революционной солидарности, готовила их дальнейшее объединение во Всекитайский союз железнодорожников. Приглашение представителей различных железных дорог к участию в работе съезда являлось одной из форм воспитания рабочих в духе революционной солидарности. Присутствие этих представителей сыграло большую роль в организации забастовок солидарности в период борьбы пекин-ханькоуских железнодорожников.

Для освещения в печати работы съезда и для сближения рабочего движения с движением студентов на съезд были приглашены 30 студентов и журналистов Уханя, Пекина и других городов.

1 февраля милитаристы превратили Чжэнчжоу в военный лагерь. Улицы и гостиница, где расположились делегаты съезда, были оцеплены полицией и войсками. По городу патрулировали броневики. В Ханькоу уже второй раз на протяжении одного месяца было объявлено военное положение.


27 "Times" от 12 февраля 1923 года. Лондон.

28 См. "Правда" от 21 марта 1923 года.

стр. 76

Несмотря на эти мероприятия, милитаристам не удалось воспрепятствовать открытию учредительного съезда. Утром 1 февраля делегаты рабочих с красными знамёнами направились к месту работы съезда, где был проведён митинг. На митинге, продолжавшемся до 4 часов вечера, было официально объявлено о создании "Генерального профсоюза железнодорожников Пекин-Ханькоуской железной дороги" и был образован Центральный комитет профсоюза.

Уже в этот день рабочие выдержали два столкновения с полицией и войсками, получившими приказ немедленно разогнать митинг. Митинг проходил в плотном кольце полицейских и солдат. Вечером гостиница, где размещались делегаты, была оцеплена войсками. Помещение Генерального профсоюза было занято войсками, действовавшими по приказу У Пэй-фу. В таких условиях рабочие не могли продолжать работу съезда. Вечером состоялась тайная конференция делегатов съезда с представителями других железных дорог Китая. На конференции было единогласно решено покинуть Чжэнчжоу и призвать рабочих Пекин-Ханькоуской железной дороги ко всеобщей забастовке в знак протеста против насилия властей. Начало забастовки было назначено на 12 часов дня 4 февраля. В решении конференции говорилось: "Во имя борьбы за попранную свободу мы решили объявить забастовку по всей линии Пекин-Ханькоуской железной дороги начиная с 12 часов дня 4 февраля. Вместе с тем, для удобства практических действий, ЦК профсоюза решил переехать в Цзянань. Во всех действиях в период забастовки по всей линии дороги следует руководствоваться указаниями Центрального Комитета. Мы боремся за свободу, за права человека. Только вперед! Ни шагу назад!"29 .

На этой же конференции было вынесено решение о том, что к бастующим через три дня, в случае необходимости, присоединятся рабочие других железных дорог.

На конференции были выработаны требования рабочих: увольнение главного управляющего и управляющего южным участком железной дороги, которые долгое время пытались разложить рабочее движение и являлись непосредственными организаторами борьбы с объединением железнодорожников; увольнение начальника полиции города Чжэнчжоу, отдавшего приказ о нападении полиции на рабочих, проводивших митинг; возмещение министерством путей сообщения расходов, связанных с созывом съезда; возвращение профсоюзу имущества, захваченного войсками; возвращение помещения профсоюза; установление 8-часового рабочего дня и другие.

Требования рабочих означали, что рабочие вступали в борьбу за право иметь свои классовые организации.

Забастовка началась организованно. В точно установленное время - 12 часов 4 февраля - остановилось движение по всей линии Пекин-Ханькоуской железной дороги. Забастовали одновременно 10 тыс. железнодорожников. В тот же день генерал У Пэй-фу, глава чжилийской милитаристской клики, вызвал к себе делегацию бастующих для переговоров. По прибытии делегаты были арестованы и брошены в тюрьму; среди них был адвокат Ши Янь - один из руководителей забастовки, пользовавшийся большим авторитетом среди рабочих.

На эту расправу с делегацией рабочие ответили массовыми демонстрациями и призывами защищать силой свои профсоюзы. В первый же день забастовки в Чансиньдяне состоялся большой митинг с участием более 3 тыс. человек. Митинг единодушно одобрил решение Центрального комитета профсоюза о проведении забастовки. 6 февраля в Цзянани состоялся митинг солидарности, на который прибыло более 1 тыс. представителей от различных профсоюзных организаций Уханя. Общее число


29 Журнал "Сяндао" ("Путеводитель"). Т. 1, стр. 162. Шанхай.

стр. 77

рабочих, принявших участие в митинге, составляло более 10 тыс. человек.

Этот митинг знаменовал новый подъём рабочего движения, начавшийся в связи с забастовкой железнодорожников. Из речей выступавших на митинге можно было видеть, что рабочие придавали большое значение начавшейся борьбе, понимали её политический смысл. "Наша забастовка является великим событием в судьбе всего нашего рабочего класса, - говорил секретарь Центрального комитета профсоюза, - мы боремся не за заработную плату и рабочее время, а за свободу и права человека. Мы являемся защитниками, свободы и интересов всего китайского народа"30 .

Митинг, показавший понимание рабочими своей исторической задачи и стремление рабочих к укреплению своих организаций, закончился демонстрацией, которая проследовала через международный сеттльмент Ханькоу на китайскую территорию города. Волна митингов и демонстраций охватила все города, расположенные по линии Пекин-Ханькоуской железной дороги.

Милитаристы и их хозяева - англо-американские империалисты - готовились к подавлению забастовки. Дипломатический корпус в Пекине собрал экстренное совещание, на котором было решено потребовать от пекинского правительства немедленного подавления забастовки вооружённым путём. В то время, когда рабочие проводили демонстрацию на территории английской концессии, в Ханькоу состоялось совещание чжилийских милитаристов с английским консулом. Выполняя требования империалистов, чжилийские милитаристы совместно с английским консулом разработали план подавления забастовки. Цай Хэ-сэнь, разоблачая истинный смысл данной конференции, писал: "Воспользовавшись забастовкой на Пекин-Ханькоуской железной дороге, милитаристы чжилийской клики, английский консул в Ханькоу и управление английской табачной фабрики открыто собрали совещание и договорились организовать 7 февраля бойню, чтобы совершенно уничтожить рабочее движение, получившее такой размах за последние годы, и ликвидировать действительно революционные силы китайского народа"31 .

7 февраля 1923 г. началась кровавая расправа с рабочими. Первый удар был нанесён в Цзянани, где армия и полиция расстреляли рабочих, собравшихся у помещения профсоюза. Попытка У Пэй-фу при помощи войск пустить поезда закончилась сражением. Рабочие выставили наскоро организованную дружину и стойко защищали помещение профсоюза. У Пэй-фу вызвал из Ханькоу английских волонтёров. В результате сражения было убито 32 и ранено более 200 рабочих. Полиция арестовала 60 рабочих, среди которых находился и председатель исполнительного комитета местного профсоюза товарищ Линь Сянь-цянь. Для устрашения бастующих Линь Сянь-цянь по приказу У Пэй-фу был казнён на глазах у рабочих. Линь Сянь-цянь погиб, но отказался подчиниться империалистам. На требование милитаристов отдать приказ о прекращении забастовки он ответил: "Это связано с судьбой 30 тыс. рабочих всей дороги, и мы без получения приказа ЦК профсоюза не можем начать работу. Можете отрубить мне голову, но работа начата не будет"32 .

Героическая смерть Линь Сянь-цяня послужила примером верности общему делу для рабочих, продолжавших и после его смерти стойко бороться с войсками У Пэй-фу и английскими волонтёрами. Рабочие Цзянани прекратили борьбу только после получения приказа Центрального комитета профсоюза о прекращении забастовки.

8 тот же день произошло кровавое побоище в Чансиньдяне. 5 февраля в Чансиньдянь прибыло три батальона войск милитариста Цао


30 Там же.

31 Там же, стр. 151.

32 Тем же, стр. 163.

стр. 78

Куня. 6 февраля начались аресты. В 9 часов утра 7 февраля большой отряд войск Цао Куня двинулся к зданию профсоюза, где собралось несколько сот рабочих. У здания профсоюза произошло столкновение. Солдаты открыли огонь по рабочим, в результате чего было убито 5 и тяжело ранено более 60 человек. Однако рабочие, выполняя решения конференции, не возобновили работу до получения приказа Центрального комитета профсоюза.

8 февраля, как было решено на конференции, забастовали рабочие Чжентайской железной дороги, железной дороги Цзяо-чжоу - Цзинхуа, Шанхай-Ханькоуской железной дороги и южного участка Тянцзинь-Пукоуской железной дороги.

Кровавая расправа с рабочими Пекин-Ханькоуской железной дороги вызвала возмущение рабочих всего Китая. Ассоциация профсоюзов Уханя призвала рабочих начать всеобщую забастовку. Рабочие Уханя, приведённые в боевую готовность ещё в период январской забастовки, единодушно поддержали призыв Ассоциации профсоюзов Уханя. 8 февраля началась всеобщая забастовка рабочих Уханя. Милитаристы использовали армию для подавления забастовки. На улицах города происходили бои рабочих с армией и полицией. Рабочие с необычайным героизмом сопротивлялись вооружённой реакции. В забастовках солидарности приняли участие рабочие Кантон-Ханькоуской железной дороги, Ханьянского сталелитейного завода и ряда других предприятий Центрального и Южного Китая.

Пекинское правительство ввело на Пекин-Ханькоуской железной дороге военное положение. Для восстановления движения из Мукдена были привезены 300 штрейкбрехеров. Начался террор. Полевые суды безжалостно расправлялись с рабочими. Выступления рабочих Пекин-Ханькоуской железной дороги и рабочих других мест, объявивших забастовки солидарности, жестоко подавлялись армией и полицией.

Продолжать сопротивление в этих условиях означало подвергнуть рабочее движение разгрому. Поэтому Центральный комитет профсоюза отдал приказ о прекращении забастовки.

Забастовка была потоплена в крови силами империалистов и китайской реакции, однако политическое значение этой забастовки было исключительно велико. Забастовка показала, что китайский пролетариат, выступавший в ней как крупная политическая сила, как класс, руководимый своей пролетарской партией - Коммунистической партией Китая, - борясь против своих непосредственных эксплуататоров - капиталистов, - встал на путь общей политической борьбы. Цай Хэ-сэнь33 в одной из своих статей так оценил значение борьбы пролетариата в период февральских событий 1923 г.: "В китайском обществе уже создалась новая сила. Значение этой силы выявилось не только в борьбе трудящихся с капиталистами, но скоро выявится и на политической арене и особенно в антимилитаристическом, антиимпериалистическом национально-революционном движении"34 .


33 Цай Хэ-сэнь, верный соратник Мао Цзэ-дуна, родился в провинции Хунань. В период "движения 4 мая" Цай Хэ-сэнь являлся одним из помощников Мао Цзэ-дуна в деле организации этого движения в провинции Хунань. Он был непосредственным помощником Мао Цзэ-дуна в создании коммунистической партии в Хунани. На II съезде партии Цай Хэ-сэнь был избран членом Центрального комитета и с этого времени являлся неизменным членом руководящих органов партии. После II съезда партии Цай Хэ-сэнь был назначен редактором центрального органа партии - журнала "Сяндао" и продолжал эту работу до 1927 года. На V съезде Коммунистической партии Китая Цай Хэ-сэнь был избран членом Политбюро ЦК. В 1931 г. Цай Хэ-сэнь был назначен представителем ЦК партии для руководства работой в провинции Гуандун, где вскоре был схвачен и казнён английскими империалистами. Имя товарища Цай Хэ-сэня внесено в список героев, павших за дело революции, опубликованный VII съездом Коммунистической партии Китая в 1945 году.

34 "Сяндао". Т. I, стр. 151.

стр. 79

События 7 февраля воочию показали рабочим всего Китая, что единственный путь к их освобождению лежит через уничтожение гнёта международного империализма и китайского милитаризма, то есть через национальную, антифеодальную революцию.

Опыт Пекин-Ханькоуской забастовки ещё раз показал правильность указаний Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала о возможности и необходимости соединения рабочего движения с национально-освободительной борьбой в колониальных и зависимых странах. После событий 7 февраля Коммунистическая партия Китая переходит от политики поддержки Сунь Ят-сена, проводившейся ею ещё со II съезда, к политике союза с Сунь Ят-сеном и концентрирует все свои силы на создании единого национального антиимпериалистического фронта как пути к завоеванию гегемонии рабочего класса в антиимпериалистическом, антифеодальном движении китайского народа.

Забастовка железнодорожников сорвала планы англо-американских империалистов и чжилийских милитаристов, готовивших поход против революционного Юга под флагом "объединения" Китая. Забастовка сделала поход технически и политически невозможным. Она оказала так же большое влияние на политику Сунь Ят-сена. Вернувшись 21 февраля в Кантон, он стал более отчётливо, чем раньше, проводить курс на сближение с трудящимися массами и на совместную с коммунистической партией борьбу против северных милитаристов.

Забастовка железнодорожников разоблачила У Пэй-фу перед лицом всего народа, сорвала с него маску "защитника интересов трудящихся" и на практике показала тесную связь китайских милитаристов с иностранным империализмом. Это явилось решающим фактором, в корне изменившим отношение к пекинскому правительству всех антиимпериалистических классов китайского общества и прежде всего пролетариата и мелкой буржуазии.

Наконец, февральская забастовка разоблачила планы англо-американских империалистов в Китае, она показала китайскому народу, что в своей агрессии англо-американские империалисты ни в чём не уступают японским империалистам; это придало национально-освободительному движению в Китае общую антиимпериалистическую направленность вместо ранее преобладавшей антияпонской направленности.

Своей борьбой против милитаризма и империализма железнодорожники показали высокий уровень организации и стойкости в борьбе за свои права, что дало возможность Исполнительному комитету Коминтерна заявить, что китайские железнодорожники присоединились к движению мирового пролетариата. В воззвании к китайским железнодорожникам, выпущенном в связи с расстрелом Пекин-Ханькоуской забастовки, Исполнительный комитет Коммунистического Интернационала писал:

"Товарищи-железнодорожники! Вашей борьбой и жертвами в последней забастовке вы присоединились к классу мирового пролетариата, борющегося против эксплуататоров во всех странах мира. Пусть пока вы в меньшинстве и пусть вы пока и ведете неравную борьбу против империалистов и их китайских агентов дудзюнов. Но к вам будут присоединяться все большие и большие массы китайских рабочих. Лозунги вашей последней забастовки - "свобода союзов и собраний" и ваша стойкость в защите этих лозунгов показывают, что вы действительно вошли в ряды организованного международного пролетариата"35 .

*

Расстрелы рабочих 7 февраля послужили сигналом для наступления реакции на рабочее движение. Забастовки солидарности, вспыхнувшие


35 "Правда" от 6 марта 1923 года.

стр. 80

в феврале 1923 г., жестоко подавлялись силами армии, полиции и английских волонтёров.

Непосредственно после событий 7 февраля министерство путей сообщения пекинского правительства издало указ о запрещении профсоюзов по всем железным дорогам Китая. В короткий срок профсоюзы железнодорожников были частично закрыты, частично ушли в подполье. Описывая положение, создавшееся в рабочем движении после событий 7 февраля, Дэн Чжун-ся писал: "Убитых, раненых, арестованных и эмигрировавших в период 7 февраля было настолько много, что перед "Секретариатом" встала проблема оказания помощи. Оказание помощи приобрело исключительно важное значение..."36 .

В результате репрессий со стороны реакции рабочему движению был нанесён тяжёлый удар. За расправой над профсоюзами железнодорожников последовало широкое наступление на рабочие организации в Центральном и Северном Китае. Особого размаха это наступление достигло в конце февраля, когда указом президента Ли Юань-хуна от 22 февраля, возлагавшего всю вину за расстрелы 7 февраля на рабочих и руководство профсоюзов, была фактически санкционирована дальнейшая расправа с рабочими организациями. В феврале 1923 г. была закрыта Ассоциация профсоюзов провинции Хубэй и был нанесён тяжёлый удар рабочим организациям Шанхая, Цзинани и других промышленных центров страны.

Неподготовленность профсоюзов к деятельности в нелегальных условиях чрезвычайно усложнила борьбу рабочих за сохранение своих организаций. Одной из причин, осложнивших переход профсоюзов на нелегальное положение и облегчивших милитаристам расправу с рабочими организациями, была оппортунистическая политика Чэнь Ду-сю и его окружения. Вследствие этого была совершена ошибка, заключавшаяся в том, что большая часть партийных организаций закрывала двери для рабочих, считая, что рабочие не подготовлены для вступления в партию37 . Таким образом, в профсоюзах железнодорожников, рабочих Шанхая и других городов не было партийного ядра, профсоюзами руководили отдельные коммунисты. Поэтому, когда в феврале было арестовано большое число руководителей-коммунистов, коммунистическая партия на некоторое время потеряла организационную связь с рабочими-железнодорожниками.

В создавшейся обстановке центр революционного движения переместился в провинцию Гуандун, где у власти стояло революционное правительство Сунь Ят-сена и рабочее движение не подвергалось ударам северного милитаризма.

После подавления Пекин-Ханькоуской забастовки рабочее движение в результате создавшегося разнообразия политических условий в разных частях страны развивалось в различных формах. Можно выделить, по крайней мере, три района Китая, в которых коммунистическая партия использовала, в зависимости от конкретных условий, различные формы работы для достижения общей задачи сплочения рабочих масс, сочетания их борьбы с национально-освободительным движением и завоевания гегемонии рабочего класса в национально-освободительном движении. Это Северный и Центральный Китай, территория, подвластная Кантонскому революционному правительству Сунь Ят-сена, и район, входивший в сферу деятельности Хунаньской организации коммунистической партии. Разнообразие условий в различных частях страны, создавшееся в результате полуфеодальной, полуколониальной раздробленности Китая, с одной стороны, и наличия в Кантоне революционного правительства - с другой; спад рабочего движения в условиях террора в Северном и Централь-


36 Дэн Чжун-ся. Указ. соч., стр. 93.

37 Там же.

стр. 81

ном Китае и рост рабочего движения на территории Кантонского правительства потребовали от коммунистической партии гибкой политики для достижения этой основной задачи.

Наступил этап, когда коммунистическая партия должна была перейти к тактике сочетания легальной работы в Хунани и на территории Кантонского правительства с нелегальной работой в Северном и Центральном Китае.

Остановимся на деятельности Коммунистической партии Китая в период собирания сил пролетариата отдельно по указанным районам.

*

В Северном и Центральном Китае, где рабочее движение подверглось террору со стороны реакции, китайские коммунисты выделяли две основные задачи: оказание помощи жертвам террора в результате подавления забастовки железнодорожников и укрепление сохранившихся рабочих организаций, восстановление разбитых и создание новых организаций там, где они ранее не существовали.

Для решения первой задачи коммунистической партией был создан специальный комитет, который через Центральный комитет профсоюза железнодорожников Пекин-Ханькоуской железной дороги организовал сбор и распределение средств между рабочими и семьями рабочих, пострадавшими в период подавления забастовки железнодорожников. Данные, приводимые в китайской коммунистической печати того периода, свидетельствуют о том, что движение за оказание помощи пострадавшим охватило рабочих всего Китая. В помощи рабочим-железнодорожникам приняли участие также студенты Пекина, Ханькоу и других городов.

Солидарность китайских рабочих и сбор средств для помощи жертвам февральского расстрела стали важными факторами, способствовавшими сближению с рабочим классом других угнетённых империализмом и феодализмом слоев и классов китайского общества для совместной борьбы за национальное освобождение и демократизацию страны.

Одновременно коммунистическая партия вела большую работу по укреплению сохранившихся и восстановлению разбитых рабочих организаций. В условиях террора, последовавшего после подавления забастовки, партия сумела сохранить ряд крупных профсоюзных организаций. В Шанхае функционировали профсоюз печатников и Рабочий клуб механиков, созданные шанхайской организацией коммунистической партии ещё в 1920 году. В Ухане продолжал действовать профсоюз рикш. Продолжали функционировать профсоюзы рабочих Таншани (Пекин-Мукденской железной дороги), рабочих Чжэнтайской и Пекин-Суйюаньской железных дорог, профсоюз рабочих Пучжена (Тяньцзинь-Пукоуской железной дороги). Даже на Пекин-Ханькоуской железной дороге, где профсоюзы подверглись самому жестокому террору, сохранился основной состав профсоюзных кадров.

Однако в условиях террора эти профсоюзы могли действовать только в нелегальных условиях. Перед коммунистической партией стала задача выработать новые формы организации рабочего класса, которые обеспечили бы в условиях подполья как необходимую конспиративность, так и большой размах работы для того, чтобы успешно готовить рабочих к объединению в массовые рабочие организации. Центр тяжести работы коммунистическая партия перенесла в первичные организации профсоюзов на предприятия. За основу организации была взята производственная ячейка с количеством членов около 10 человек. Эти ячейки были изолированы друг от друга, но действовали под общим руководством38 . Такая форма организации рабочих, носившая временный характер, обеспечивала


38 См. Дэн Чжун-ся. Указ. соч., стр. 104.

стр. 82

конспирацию профсоюзов и связь между Коммунистической партией Китая и рабочими.

Одновременно коммунисты для связи с рабочими применяли легальные методы работы. Ими успешно использовались студенческие организации и организации гоминьдана.

После февральских событий коммунистическая партия усилила работу по организации демократического женского движения в Китае и по организации женщин-работниц в профсоюзы. Во второй половине 1923 г. были организованы: "Лига движения за права женщин" - в провинции Сычуань, "Ассоциация женщин провинции Чжэцзян", "Общество содействия участию женщин в политической жизни" - в провинции Шань-дун, "Объединённая организация женщин-работниц шелкомотальных фабрик Хэнани" и другие женские организации39 .

Параллельно с работой по восстановлению распущенных профсоюзов коммунистическая партия вела работу по созданию новых профсоюзов. Так, был создан профсоюз рабочих железной дороги Цзяо - Чжоу - Цзинаньфу, объединивший более 1500 рабочих. Наиболее успешно проходила организация рабочих в Шанхае, где к концу 1923 г. имелось уже 50 профсоюзов с 84 тыс. членов по сравнению с 24 профсоюзами и 40 тыс. членов в конце 1922 года40 .

На развитие рабочего движения в Хунани большое влияние оказало наличие твёрдого марксистско-ленинского руководства рабочим движением со стороны хунаньской организации коммунистической партии, возглавляемой товарищем Мао Цзэ-дуном. Немаловажное значение имел и такой объективный фактор, как слабость реакции в провинции, занимавшей промежуточное положение в общей системе милитаристской борьбы в Китае.

Провинция Хунань, расположения между сферой влияния У Пэй-фу и Южным Китаем, непосредственно граничащая с провинцией Хубэй на севере и с провинцией Гуандун на юге, служила как бы буфером между реакционным Севером и революционным Югом, а также между северными и южными милитаристами в периоды прихода последних к власти в провинции Гуандун.

Крайне недостаточные для того, чтобы вести самостоятельную политику, силы хунаньского милитаризма вынуждали губернатора Хунани лавировать между более сильными милитаристскими группировками в целях сохранения своей власти в провинции. В свою очередь, близость революционного Юга обусловила сильное влияние гоминьдана41 на народные массы провинции. Народные массы Хунани, неоднократно принимавшие участие в операциях гоминьдана, хранили революционные традиции Юга и поэтому легко поддавались революционной агитации и организации.

Близость революционного Юга и непрочное положение хунаньской военщины в общей системе китайского милитаризма ослабляли её позиции в борьбе против народных масс Хунани. Такая обстановка облегчала развитие рабочего движения в Хунани и использовалась хунаньскими коммунистами и их руководителем Мао Цзэ-дуном.

Началом организованного рабочего движения в Хунани надо считать период выступления рабочих после забастовки текстильщиков, то есть первые месяцы 1922 г., когда в результате этой забастовки очень сильное ранее влияние анархистов среди рабочих было окончательно подорвано и борьба рабочих стала проходить под непосредственным руководством ком-


39 См. журнал "Цяньфын" ("Авангард"). Т. I, N 2 за декабрь 1923 г., стр. 55. Кантон.

40 См. Nym Wales. The Chinese Labour Movement, p. 41. New York. 1945.

41 В тот период гоминьдан представлял собой национально-революционную группировку, возглавлявшуюся Сунь Ят-сеном и ставившую своей задачей достижение освобождения и демократизаций страны.

стр. 83

муиистов, (Которые тщательно готовили каждое выступление рабочих и формулировали их требования.

Работа коммунистов по организации рабочих Хунани скоро дала результаты. Мао Цзэ-дун, вернувшись в Чанша после участия в I съезде коммунистической партии, развернул работу по организации рабочих. Уже в 1921 г. в профсоюзы было организовано 10 тыс. рабочих42 . В январе 1922 г. по поручению хунаньской организации партии Ли Ли-сань организовал подготовительную школу, в которой объединились рабочие Аньюаньских рудников и железной дороги Пинсян - Чжунчжоу. К маю 1922 г. хунаньской организацией было создано более 20 профсоюзов - горняков, железнодорожников, муниципальных служащих, печатников и рабочих правительственного монетного двора и т. д.43 .

Уже 1 мая рабочие Хунани выступили организованно и провели всеобщую забастовку.

Вторая половина 1922 г. ознаменовалась подъёмом забастовочного движения в Хунани и укреплением пролетарских организаций. Ряд успешных забастовок рабочих Хунани во второй половине 1922 г. подготовил победу одной из наиболее крупных забастовок в Китае - забастовки рабочих свинцовых рудников Шуйкоушаня и Аньюаньских рудников, в которой рабочие добились удовлетворения всех своих требований, в том числе признания профсоюзов. В эти годы почти все забастовки в провинции Хунань завершились победой рабочих. В забастовочной борьбе крепла организация рабочих. К концу 1922 г. создалась возможность объединения рабочих организаций Хунани под единым руководством. Была создана Ассоциация профсоюзов провинции Хунань, объединившая все профсоюзы провинции и Рабочий клуб Аньюаньского рудника, расположенного в провинции Цзянси и входившего в систему Ханьепинского комбината. Всего в Ассоциации было объединено 14 профсоюзов с количеством членов более 30 тыс. человек44 .

Одновременно был создан Объединённый профсоюз рабочих Ханьепинского комбината, в который, помимо прочих профсоюзов комбината, вошёл Рабочий клуб железной дороги и рудника Аньюани. В свою очередь, ряд профсоюзов Ханьепинского комбината вошёл в состав Ассоциации профсоюзов Уханя, являвшейся частью Ассоциации профсоюзов провинции Хубэй. Таким образом, менее чем через год коммунисты Хунани организационно оформили объединение рабочих трёх провинций (Хунань, Хубэй и Западная Цзянси), связующим звеном в котором служил Рабочий клуб железной дороги и рудника Аньюани. Организационно оформленными таким образом рабочие Хунани вступили в борьбу в период забастовки железнодорожников 7 февраля 1923 года.

После подавления забастовки последовал, как уже говорилось выше, террор, направленный против коммунистической партии, Социалистического союза молодёжи и рабочих организаций. За исключением профсоюзов, действовавших на территории Кантонского правительства, на легальном положении осталась только Ассоциация профсоюзов Хунани. Губернатор провинции не решился выполнить приказ о запрещении профсоюзов, что объясняется двумя причинами. Главная из них - боязнь организованного рабочего движения. Второй причиной являлась неблагоприятная для дудзюна Хунани политическая обстановка в стране. На Севере в 1922 - начале 1923 г. укрепилась власть У Пэй-фу, готовившегося при помощи американских и английских империалистов к походу против революционного Юга. 21 февраля 1923 г. Сунь Ят-сен вновь вер-


42 См. Ху Хуа. История ново-демократической революции в Китае, стр. 31. Пекин. Синьхуашудянь. 1950.

43 См. Мао Цзе-дун. Биографический очерк, стр. 34. Огиз. Госполитиздат. 1939.

44 См. Дэн Чжун-ся. Указ. соч., стр. 34.

стр. 84

нулся в Кантон45 и, сформировав новое революционное правительство, стал готовить поход на Север. Под влиянием забастовки железнодорожников Сунь Ят-сен стал открыто поддерживать рабочее движение, что сдерживало борьбу хунаньских властей с рабочим движением. Хунаньский дудзюн вновь оказался между двух огней. Естественно, что в таких условиях наступление на рабочее движение было для него делом рискованным.

После подавления Пекин-Ханькоуской забастовки коммунисты Хунани руководили деятельностью рабочих в трёх направлениях: укрепление организаций, борьба за непосредственные интересы рабочих и участие в антиимпериалистическом, антимилитаристском движении. В листовке, выпущенной 26 сентября 1924 г. руководством профсоюза Аньюани, говорилось: "За прошедшие два года мы, с одной стороны, всеми силами боролись со своими непосредственными врагами - с другой, помогали вести борьбу нашим товарищам по классу в других местах. В этой ожесточенной борьбе мы уже отчетливо уяснили, что объединение является оружием рабочего класса. Мы используем это оружие в борьбе уже два года"46 .

Листовка Рабочего клуба Аньюани, деятельность которого проходила под руководством Лю Шао-ци, как бы подытоживает работу, проделанную коммунистами Хунани, по укреплению рабочих организаций и борьбе с эксплуататорами. Как видно из годового отчёта Рабочего клуба, в Хунани была проведена большая работа по укреплению рабочих организаций. В целях укрепления организаций была введена система демократического централизма. Высшим органом Клуба был установлен общий съезд, в промежутках между заседаниями которого высшим органом являлся Исполнительный комитет. Были чётко определены права и обязанности промежуточных органов и установлена периодическая отчётность высших органов перед низшими. Эта система укрепила организацию рабочих и активизировала деятельность низовых организаций.

Одновременно с укреплением организаций усилилась борьба рабочих против посредничества при найме на работу, в результате чего была разбита система подрядов, существовавшая на рудниках на протяжении 20 лет.

В результате большой работы коммунистов в Хунани рабочие в условиях террора смогли обеспечить легальное существование Ассоциации профсоюзов Уханя вплоть до конца 1923 г.; даже после перехода её на нелегальное положение ряд профсоюзов этой Ассоциации продолжал действовать открыто.

Условия, в которых проходила деятельность коммунистов по организации рабочего движения в провинции Гуандун, были чрезвычайно сложны. Преимущественно ремесленный состав рабочих и их распылённость по мелким предприятиям усложняли их организацию, а влияние различных ее пролетарских групп, к периоду образования гуандунской коммунистической организации уже создавших ряд рабочих объединений, тормозило развитие борьбы. Коммунисты и члены Социалистического союза молодёжи, начавшего свою деятельность в конце 1920 г., завоёвывали пролетариат на свою сторону в борьбе с указанными политическими группировками.

На развитие рабочего движения в провинции Гуандун оказала большое влияние борьба между гоминьданом и милитаристом Чэнь Цзюн-мином. С ноября 1920 г. (время создания первого Кантонского прави-


45 В июне 1922 г. гуандунский милитарист Чэнь Цзюн-мин совершил контрреволюционный переворот против Кантонского революционного правительства, возглавляемого Сунь Ят-сеном. Сунь Ят-сен был вынужден бежать в Шанхай.

46 "Второй ежегодный отчёт Рабочего клуба железнодорожников и горняков Аньюани за 1922 - 24 гг.", стр. 8. Чанша. 1924 (на кит. яз.).

стр. 85

тельства Сунь Ят-сена) до начала 1923 г. обстановка в провинции менялась дважды, что отразилось на рабочем движении.

В ноябре 1920 г. в Гуандуне было создано гоминьдановское правительство Сунь Ят-сена, которое лояльно относилось к рабочему движению, а временами поддерживало его (например, в период забастовки гонконгских моряков). В этот период наблюдается некоторый подъём рабочего движения. Но этот же период характерен и распространением среди рабочих иллюзий в отношении революционности буржуазии, что укрепляло цеховые и земляческие организации рабочих и усиливало влияние среди рабочих гоминьдана и кантонской группы анархистов, ослабляя рабочее движение в провинции.

После контрреволюционного переворота, совершённого Чэнь Цзюн-мином в июне 1922 г., когда Сунь Ят-сену пришлось бежать из Кантона, рабочее движение в провинции Гуандун вступило в новую стадию развития. Период господства Чэнь Цзюн-мина, продолжавшийся до февраля 1923 г., был периодом подавления рабочего движения и в то же время изжития рабочими иллюзий и объединения их в классовые организации. Именно в этот период происходит интенсивный распад старых рабочих организаций и объединение рабочих в профсоюзы, руководимые коммунистами.

Февральская забастовка железнодорожников оказала большое влияние на развитие рабочего движения в провинции Гуандун. В самоотверженно боровшихся коммунистах и членах Социалистического союза молодежи рабочие провинции Гуандун увидели действительных защитников своих интересов. Поэтому после Пекин-Ханькоуской забастовки усилился распад старых рабочих объединений. Уже к середине 1923 г. "Рабочая федерация", созданная коммунистической партией и Социалистическим союзом молодёжи, объединяла 200 рабочих союзов из 300 имевшихся тогда в провинции. Факт объединения % общего числа профсоюзов провинции Гуандун под руководством коммунистической партии свидетельствовал о росте классового сознания рабочих, чему в значительной степени способствовала политика коммунистической партии и борьба рабочего класса в Северном и Центральном Китае.

После Пекин-Ханькоуской забастовки в провинции Гуандун сложилась благоприятная обстановка для развития рабочего движения. Сунь Ят-сен, вернувшийся в Кантов в конце февраля 1923 г., перешёл к поддержке рабочего движения. Рабочее движение развивалось в легальных условиях, что способствовало его подъёму.

Таким образом, после Пекин-Ханькоуской забастовки железнодорожников создались условия для сочетания легальных форм борьбы с нелегальными и использования Юга как базы для антиимпериалистического, антифеодального движения. Коммунистическая партия Китая правильно оценила сложившуюся обстановку и сконцентрировала свою деятельность на укреплении рабочего движения и направлении его в русло национально-освободительной борьбы, на защите провинции Гуандун как базы революционного движения в Китае. Решающее значение в этой работе сыграл III съезд Коммунистической партии Китая.

*

III съезд состоялся в июне 1923 года. Несмотря на то, что к моменту его созыва коммунистическая партия насчитывала всего лишь 400 членов, в процессе руководства борьбой рабочих к середине 1923 г. она уже завоевала большой авторитет не только среди рабочих, но и среди буржуазной интеллигенции и мелкой буржуазии Китая.

Съезд собрался в условиях национально-революционного подъёма в стране. К середине 1923 г. в борьбу против новых актов закабаления страны иностранными империалистами втягивались всё более широкие слои

стр. 86

китайского народа. В связи с отказом японского правительства вернуть Китаю Порт-Артур и Дальний, срок аренды которых истекал в марте 1923 г., и особенно в связи с линьченским инцидентом в борьбу за национальную независимость быстро втягивались студенчество и мелкая буржуазия. Борьба за национальное освобождение стала основным лозунгом всех демократических классов и слоев китайского общества. История поставила перед рабочим классом и его авангардом - коммунистической партией - вопрос о союзниках в надвигавшейся национальной революции.

Исполнительный комитет Коминтерна, внимательно следивший за развитием национально-революционного движения в Китае, в специальной резолюции, принятой 12 января 1923 г., указал "а необходимость установления тесного сотрудничества коммунистической партии с гоминьданом и использования провинции Гуандун в качестве базы для национальной революции.

Коммунистическая партия Китая, действуя по указаниям Исполкома Коминтерна, летом 1923 г. решительно перешла от политики поддержки Сунь Ят-сена, проводившейся ею ещё со времени II съезда, к установлению тесной координации действий с гоминьданом, к союзу с Сунь Ят-сеном.

Эта новая политика партии была сформулирована в решениях III съезда. Мао Цзэ-дун, оценивая значение III съезда партии, писал: "Большую роль сыграл III съезд коммунистической партии Китая, происходивший в Кантоне в июне 1923 г. Съезд этот со всей остротой поставил вопрос о более активном участии коммунистической партии в нараставшем национально-освободительном движении в стране. На этом съезде было принято историческое решение - войти в гоминдан и, сотрудничая с ним, создать единый фронт против северных милитаристов"47 .

Решение о вступлении в гоминьдан было принято съездом после дискуссии, вызванной оппозицией меньшинства как слева (Чжан Го-тао), так и справа (Чэнь Ду-сю). "Левые" боролись против вступления в гоминьдан, ибо отрицали значение национально-освободительного движения для рабочего класса. Правые преувеличивали значение буржуазии в национальной революции, настаивая на вступлении в гоминьдан без каких-либо условий. Так, в 1924 г. Чэнь Ду-сю, продолжая свою оппортунистическую линию, заявлял: "Поскольку национальная революция является совместной борьбой различных классов против иностранцев и милитаристов, только гоминьдан может использовать компартию, напротив, коммунистическая партия ни в коем случае не может использовать гоминьдан"48 .

Преувеличение роли буржуазии в национальной революции ярко проявилось и в высказываниях Чэнь Ду-сю на III съезде, где он говорил: "Поскольку полуколониальное положение китайского общества требует буржуазно-демократической революции, то если в этой революции будет потеряна помощь буржуазии, следовательно, будет потеряна социальная и идеологическая основа в революции"49 .

Оппортунистическая линия Чэнь Ду-сю и Чжан Го-тао, однако, не смогла повлиять на решения съезда. На съезде была принята правильная линия большинства. В декларации съезда были изложены основные принципы тактики партии в надвигавшейся революции. Съезд указал на то, что единственным путём к достижению независимости и демократизации страны является путь мобилизации всей нации на мощное национально-революционное движение под лозунгом "Долой милитаризм! Долой империализм!".

В целях создания массовой базы для революции съезд принял решение о вступлении членов партии в гоминьдан.


47 Мао Цзе-дун. Биографический очерк, стр. 34 - 35.

48 "Сяндао". Т. 2, стр. 466.

49 См. Дэн Чжун-ся. Указ. соч., стр. 96.

стр. 87

Однако съезд обусловил вступление коммунистов в гоминьдан сохранением организационной целостности коммунистической партии со строго централизованным аппаратом. Выдвигая лозунг "вовлечения рабочих и крестьян в национальную революцию" в качестве тактической задачи коммунистической партии на данном этапе, съезд указал на то, что "пропаганда среди рабочих и крестьян и организация их является специфической задачей коммунистов" в целях создания базы для сильной массовой коммунистической партии, базы для завоевания гегемонии рабочего класса в буржуазно-демократической революции50 .

После III съезда партии коммунисты начали вступать в гоминьдан. Наступил этап непосредственной организационной подготовки к созданию единого национального антиимпериалистического, антифеодального фронта в Китае как пути к завоеванию гегемонии рабочего класса в национально-освободительной борьбе китайского народа.

*

Организованная борьба рабочего класса Китая качалась под влиянием победы Великой Октябрьской социалистической революции в России и проходила под руководством пролетарской партии большевистского типа - Коммунистической партии Китая.

Пекин-Ханькоуская забастовка железнодорожников означала переход рабочего класса Китая от экономической к политической борьбе. Этот переход выразился в сознательном движении рабочих непосредственно против полуколониального режима, установленного в Китае иностранными империалистами и поддерживаемого китайскими милитаристами. После Пекин-Ханькоуской забастовки рабочий класс более активно включился в антиимпериалистическую, антифеодальную борьбу китайского народа.

Борьба рабочего класса Китая, руководимого коммунистической партией, явилась решающим фактором в развитии антиимпериалистического, антифеодального движения китайской демократии в 1923 году.

Феодальная раздробленность полуколониального Китая обусловила различные возможности развития рабочего движения в различных районах Китая и в связи с этим различные методы работы коммунистической партии в этих районах для сплочения рабочего класса и сочетания его борьбы с национально-освободительным движением. Важнейшими из этих районов являлись: Северный и Центральный Китай, район деятельности Кантонского правительства и район, входивший в сферу деятельности хунаньской организации коммунистической партии.

Сплочение рядов рабочего класса вокруг своего авангарда - коммунистической партии, - достигнутое в результате борьбы рабочего класса в 1922 - 1923 гг., и выдвижение его в авангард национально-революционного движения в результате Пекин-Ханькоуской забастовки подготовили условия для завоевания китайским рабочим классом гегемонии в ходе буржуазно-демократической революции 1925 - 1927 годов.

Решающее значение для практической борьбы за гегемонию пролетариата в национально-революционном движении имели решения III съезда Коммунистической партии Китая о вступлении коммунистов в гоминьдан, что явилось практическим приступом коммунистической партии к созданию единого национального антиимпериалистического фронта в Китае, который был официально оформлен на 1-м Всекитайском конгрессе гоминьдана в январе 1924 года,

Товарищ Мао Цзэ-дун, обобщая опыт тридцатилетней революционной борьбы рабочего класса Китая и его авангарда, Коммунистической партии, указал на три основных внутренних фактора, обеспечивших исто-


50 См. "Сяндао". Т.. I, стр. 228.

стр. 88

рическую победу китайского народа за национальное освобождение и социальное раскрепощение страны.

"Мы получили драгоценный опыт, и основным в этом опыте являются следующие три фактора:

Партия, обладающая дисциплиной, вооружённая теорией Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, использующая метод самокритики и тесно связанная с массами; армия, руководимая этой партией; единый фронт различных революционных слоев общества и групп, руководимых этой партией.

...Опираясь на эти три фактора, мы одержали главную победу, прошли трудный путь и вели борьбу против правых и левых оппортунистических тенденций в партии"51 .

В разбираемый нами период возникли в Китае два из трёх указанных Мао Цзэ-дуном внутренних факторов: партия китайского пролетариата - Коммунистическая партия Китая и первый в истории китайской революции и всех колониальных революций единый фронт - единый национальный антиимпериалистический фронт, объединивший рабочих, мелкую буржуазию (города и деревни) и национальную буржуазию для борьбы против колониального гнёта и феодальных пережитков в стране. В то же время были созданы условия для создания революционной армии.

Именно в этот период сложились те революционные силы в Китае, о которых И. В. Сталин в 1925 г. говорил: "Силы революционного движения в Китае неимоверны. Они еще не сказались как следует. Они еще скажутся в будущем. Правители Востока и Запада, которые не видят этих сил и не считаются с ними в должной мере, пострадают от этого... Здесь правда и справедливость целиком на стороне китайской революции. Вот почему мы сочувствуем и будем сочувствовать китайской революции в её борьбе за освобождение китайского народа от ига империалистов и за объединение Китая в одно государство. Кто с этой силой не считается и не будет считаться, тот наверняка проиграет"52 .

История китайской революции на практике подтвердила это мудрое предвидение вождя международного пролетариата И. В. Сталина.


51 Мао Цзе-дун. О диктатуре народной демократии, стр. 15. Госполитиздат. 1949.

52 И. В. Сталин. Соч. Т. 7, стр. 293 - 294.

Orphus

© libmonster.cn

Permanent link to this publication:

http://libmonster.cn/m/articles/view/РАБОЧЕЕ-ДВИЖЕНИЕ-В-КИТАЕ-НАКАНУНЕ-ОБРАЗОВАНИЯ-ЕДИНОГО-НАЦИОНАЛЬНОГО-АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОГО-ФРОНТА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

China OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.cn/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. П. ВИНОГРАДОВ, РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ В КИТАЕ НАКАНУНЕ ОБРАЗОВАНИЯ ЕДИНОГО НАЦИОНАЛЬНОГО АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОГО ФРОНТА // Beijing: Libmonster China (LIBMONSTER.CN). Updated: 08.12.2017. URL: http://libmonster.cn/m/articles/view/РАБОЧЕЕ-ДВИЖЕНИЕ-В-КИТАЕ-НАКАНУНЕ-ОБРАЗОВАНИЯ-ЕДИНОГО-НАЦИОНАЛЬНОГО-АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОГО-ФРОНТА (date of access: 15.10.2018).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Н. П. ВИНОГРАДОВ:

Н. П. ВИНОГРАДОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:


Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
China Online
Beijing, China
104 views rating
08.12.2017 (311 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
CASTLE MOUNTAINS OF GUILIN
Catalog: Geology Geography 
37 days ago · From China Online
Рецензии. Т. И. СУЛИЦКАЯ. КИТАЙ И ФРАНЦИЯ (1949-1981)
Catalog: History 
42 days ago · From China Online
The toroids located inside the electrons and positrons, we called photons. By the way, scientists from the University of Washington created a high-speed camera capable of photonizing photons. The photograph shows a toroidal model of a photon. http://round-the-world.org/?p=1366 In our opinion, the quanta of an electromagnetic wave are electrons and positrons, which determine the length of an electromagnetic wave. Photons also control the wavelength of the photon itself, or the color emitted by the photon. Thus, a photon is a quantum of a color that is carried by one or another electromagnetic wave.
Catalog: Physics 
72 days ago · From Gennady Tverohlebov
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ СССР КИТАЮ (1917 - 1945 гг.)
Catalog: History 
79 days ago · From China Online
Рецензии. О. Е. НЕПОМНИН. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ КИТАЯ. 1894 - 1914
Catalog: Economics 
90 days ago · From China Online
РОЛЬ СССР В НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ ВОЙНЕ КИТАЙСКОГО НАРОДА И РАЗГРОМЕ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЯПОНИИ
Catalog: Military science 
138 days ago · From China Online
Демократия – самая лучшая система управления обществом. Но при наличии просвещённого диктатора общество развивается в разы быстрее, точнее и безопаснее. Либералам эту логику трудно понять, по причине отсутствия у них диалектичности мышления. Но большинству россиян это понятно, что и продемонстрировало избрание Владимира Владимировича Путина на пост Президента РФ. Просвещённый диктатор это мечта большинства россиян. Владимир Владимирович, не зря ваш отец, – ещё до избрания Вас президентом, – называл Вас «мой президент». Он предвидел – Вам суждено спасти Россию от капитализма. Хватит олигархам грабить Россию, вывозя капиталы за рубеж. Мы, рядовые работники предприятий, получив власть, на эти деньги построим новые заводы. Владимир Владимирович, Вы должны возглавить Партию рыночного социализма и подготовить Референдум о передаче всех средств производства товаров в собственность трудовых коллективов, имеющих форму закрытых акционерных обществ.
Catalog: Political science 
145 days ago · From Gennady Tverohlebov
А. М. ГРИГОРЬЕВ. РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В КИТАЕ В 1927 - 1931 гг. (ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ)
Catalog: Political science 
197 days ago · From China Online
ИВОВЫЙ ПАЛИСАД - ГРАНИЦА ЦИНСКОЙ ИМПЕРИИ
Catalog: History 
214 days ago · From China Online
СРЕДНЕЕ ПОВОЛЖЬЕ И ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ ОСВОЕНИЕ СИБИРИ (КОНЕЦ XVI - СЕРЕДИНА XVII в.)
Catalog: Tourism and travel 
215 days ago · From China Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ В КИТАЕ НАКАНУНЕ ОБРАЗОВАНИЯ ЕДИНОГО НАЦИОНАЛЬНОГО АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОГО ФРОНТА
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Libmonster China ® All rights reserved.
2014-2017, LIBMONSTER.CN is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK