Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: CN-110

share the publication with friends & colleagues

Сто лет назад английские пушки положили начало ожесточенной борьбе капиталистических государств за раздел сфер влияния в Китае и захват китайской территории.

Столетие, отделяющее так называемую первую опиумную войну Англии с Китаем от борьбы, которую ведет ныне китайский народ против японских захватчиков, было периодом непрерывной героической борьбы китайского народа с империалистическими хищниками за свою независимость.

Империалистические державы, каждая в отдельности, а временами и все вместе, направляли в Китай вооруженные до зубов военные отряды с целью захвата китайских городов, китайских источников сырья и рынков сбыта.

Но закабалить китайский народ не удалось никому: империалисты сумели навязать Китаю ряд неравноправных кабальных договоров, но не сломили сил сопротивления китайского народа. Из недр многомиллионных масс китайского народа поднимались все новые и новые резервы, которые вступали в бой против империалистических хищников, принуждая последних к лавированию и отступлению.

И сейчас, в 1938 году, планы японских агрессоров на быстрое окончание войны и полную капитуляцию Китая провалились так же, как 100 лет назад проваливались подобные расчеты английских империалистов.

1

Английские буржуазные историки, а за ними и буржуазные историки других стран стремятся доказать, что опиумная война возникла по вине Китая, якобы нарушившего элементарные основы свободы торговли и создавшего стеснительные положения для английских купцов. Таким образом, буржуазные историки пытаются переложить на китайский народ ответственность за войну, которая в действительности была спровоцирована английским правительством. Но шила в мешке не утаишь. Об истинном характере этой грабительской войны свидетельствуют не только факты, но и высказывания отдельных английских историков и государственных деятелей.

"Эта война, - цинично заявляет английский историк Вильяме, - велась между силой и слабостью, между сознательным превосходством и невежественной гордостью"1 .

"Я не знаю и никогда не читал о войне, - заявил Гладстон в момент, когда его партия находилась в оппозиции к правительству, - которая была бы более несправедливой по своим причинам и которая по своему течению в большей степени покрывала бы позором нашу страну... Если британский флаг всегда, на том же основании, как теперь, будет развеваться на китайском побережье, мы должны с содроганием отпрянуть от такой картины"2 .

Впрочем, это не помешало Гладстону, как и вообще всей парламентской оппозиции, в момент, когда Китай был вынужден подписать унизительный договор о мире с Англией, воздержаться от каких бы то ни было критических выступлений.

Перед первой опиумной войной английская торговля с Китаем не только не находилась в стесненном положении, как это утверждают буржуазные историки, но даже "пользовалась рядом преимуществ по сравнению с другими нациями. С товаров, назначенных в Индию и привезенных на индийских кораблях, она никаких пошлин не платила"3 .

Английская торговля с Китаем велась Остиндской компанией, которая обладала монополией на эту торговлю; со стороны Китая она велась об'единением китайских купцов - Кохонгом, которое также обладало монопольным правом торговли с англичанами.

Остиндская компания вывозила из Китая чай и ввозила туда главным образом опиум, организовав для этой цели принудительное возделывание его в Индии.

Ввоз опиума в Китай начался еще в конце XVIII века. "В 1773 г., - пишет Маркс, - полковник Уотсон и вице-президент Уилер, лица, достойные занять место рядом с Эрманьте, Пальмерами и прочими всемирно-известными отравителями, подали Ост-Индской компании мысль начать с


1 Williams W. "The Middle Kingdom", V, II, p. 463. New-York. 1883.

2 Эрих Обст "Англия, Европа и мир". Соцэкгиз. 1931.

3 Ungewitter "Geschichte des Handels". 1851 (цитирую по Корсаку, стр. 152).

стр. 82

Китаем торговлю опиумом"1 . Остиндская компания была монопольным производителем, и фактически она же являлась и монопольным экспортером опиума. Ввоз опиума приводил к разрушению физического здоровья китайского народа и подрывал финансовое положение страны, выкачивая из нее огромное количество серебра.

Торговля опиумом приняла столь опасные для Китая размеры, что китайское правительство запретило ввоз его в страну. Остиндская компания прибегла тогда к контрабанде опиума, которая получила широкое распространение и велась при поддержке подкупленных китайских чиновников.

Опиум ввозился английскими купцами из Калькутты на особых так называемых опиум-катерах, весьма хорошо вооруженных и нередко вступавших в вооруженное столкновение с китайскими джонками. Расположенный южнее устья реки Жемчужной, о. Линтинг был центром контрабандистов, деятельность которых получала молчаливую санкцию английского резидента в Макао.

Характеризуя состояние опиумной торговли в 20 - 30-х годах IX века, барон Бруннов, русский посол в Лондоне, сообщал в Петербург, что "ввоз опиума, несмотря на запрещение его китайскими властями, продолжался. Индийская компания весьма ловко уклонялась от последствий, связанных с этой незаконной торговлей, разделяя получаемые барыши с торговым классом китайских купцов Кохонга, который пользовался привилегией, действуя в контакте с европейской торговлей в Кантоне"2 .

Развитие капиталистических отношений в самой Англии поставило английское правительство перед необходимостью ликвидации монопольных прав Остиндской компании. Эта монополия, способствовавшая в период первоначального накопления капитала притоку сокровищ из колоний в метрополию, стала в период расцвета капитализма тормозом, задерживавшим широкое и беспрепятственное проникновение массы английских купцов на китайский рынок.

22 апреля 1834 года монополия Остиндской компании была уничтожена, а в июне того же года британское правительство направило в Макао лорда Нэпира, главнонаблюдающего за английской торговлей в Китае, назначенного вместо прежнего резидента Остиндской компании. Перед Нэпиром была поставлена задача - заставить китайское правительство отказаться от законодательных мероприятий, регулирующих иностранную торговлю, и, в частности, открыть для английских купцов ряд портов помимо Кантона, где англичане пользовались правом свободного захода.

Нэпир пред'явил свои требования Китаю в ультимативной форме, подкрепив их угрозами. В ответ на это китайское правительство 2 сентября 1834 года временно запретило английскую торговлю в Китае. Два английских фрегата, стоявшие в Макао, без об'явления войны двинулись к Кантону, обстреливая на пути китайские укрепления, 11 сентября фрегаты уже прибыли в Вампоа. Одновременно Нэпир обратился с письмом к военному министру лорду Грею "с просьбой выслать войско из Калькутты для того, чтобы образумить Китайскую империю и вырвать у нее выгодный как общим, так и частным интересам всех наций договор"3 .

Но и эта военная демонстрация ни к чему не привела. Нэпир во избежание дальнейших убытков вследствие запрещения английской торговли был вынужден возвратить фрегаты в Макао.

С от'ездом Нэпира и уходом военных судов английская торговля опиумом в Китае вновь возобновилась. Освобожденная от монополии Остиндской компании, она приобрела еще более широкие размеры.

Рост опиумной торговли вызвал дальнейшее ухудшение финансовой" положения Китая. "До 1830 г., пока торговые весы постоянно склонялись в пользу китайцев, - отмечает Маркс, - шел непрерывный ввоз в Китай серебра из Индии, Британии и Соединенных Штатов. Но с 1833 г. и в особенности с 1840 г. вывоз серебра из Китая в Индию принял такие размеры, что он стал грозить Небесной империи истощением. Этим и вызваны были строгие декреты императора против торговли опиумом, повлекшие за собою еще более сильное сопротивление его мерам"4 .

Борьба китайского правительства с опиумной контрабандой встречала резкое сопротивление со стороны заинтересованных в ней английских купцов и главнонаблюдающего за английской торговлей, т. е. официального представителя торговых интересов Англии. Робинзон, сменивший Нэпира, в одном из своих донесений откровенно признает, что английское правитель-


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. XI. Ч. 1-я, стр. 347.

2 Центральный архив внешней политики (ЦАВП), фонд министерства иностранных дел, II-3, 1340. д. N 3, лл. 9 - 22 (перевод с французского).

3 Выдержки из документов, представленных на рассмотрение парламенту по англо-китайскому вопросу. ЦАВП, фонд министерства иностранных дел, II-3, 1840, д. N 3, лл. 31 - 51 (перевод с французского).

4 К. Маркс. Соч. Т. IX, стр. 312.

стр. 83

Европейская фактория в Кантоне. Китай XIX века.

О миниатюры того времени.

ство, собственно говоря, не имеет никаких оснований считать опиумную торговлю в Китае контрабандой, ибо оно само эту торговлю санкционирует, а при желании всегда может ее прекратить. "О контрабандной торговле, - пишет он в одном из донесений, - я не буду говорить здесь, и замечу только, что, будучи производима даже казенными судами, едва ли может справедливо называться контрабандою. Если бы королевское правительство только пожелало прекратить производство этой торговли английскими судами, то во всякое время можно бы было заставить повиноваться такому распоряжению"1 .

1837 - 1839 годы наполнены беспрерывными стычками между китайской администрацией и контрабандистами. Ряд изданных кантонскими властями указов о запрещении торговли опиумом устанавливал тяжелые наказания для китайских подданных, уличенных в торговле опиумом, и грозил немедленным выселением из Китая английских подданных, уличенных в том же преступлении. Но эти указы не могли привести к сколько-нибудь реальным результатам, ибо контрабанде покровительствовали представители английской администрации в Китае.

О размерах ввоза опиума можно судить по сведениям, имеющимся у Морзе.

С 4 тысяч ящиков в год за 1800 - 1810 годы ввоз опиума в Китай в 1835 - 1839 годах вырос до 35 тысяч ящиков. В 1838 - 1839 годах в Китай было ввезено 40 тысяч ящиков опиума стоимостью около 28 миллионов долларов, в то время как весь остальной импорт Китая не достигал и половины этой суммы2 .

В начале 1839 года в Кантон был назначен с чрезвычайными полномочиями императорский комиссар по борьбе с торговлей опиумом Лин Цзе-сюй. Лин приступил к делу весьма решительно. В марте 1839 года он потребовал выдачи всего находившегося на английских судах опиума и письменной гарантии, что впредь англичане прекратят ввоз этого яда в Китай; в случае же обнаружения контрабанды, предупреждал Лин, китайское правительство будет подвергать виновных смертной казни.

Английские купцы, поддержанные главнонаблюдающим, отказались выдать имевшийся у них опиум и подписать требуемое обязательство, вследствие чего были задержаны в Кантоне. Главнонаблюдающий за английской торговлей капитан английского флота Эллиот вынужден был собрать весь имевшийся у английских купцов опиум и 28 марта 1839 года выдал китайским властям 20283 ящика стоимостью в 11 миллионов долларов. Весь этот запас опиума был уничтожен. Однако контрабандная тор-


1 Цитируется по Мертваго "Очерки морских сношений и войн европейцев с Китаем", стр. 58. СПБ. 1884.

2 Morse "International Relations of the Chinese Empire". Vol. I, pp. 89, 209 - 211.

стр. 84

говля не только не сократилась, но приняла еще более широкие размеры. Известие об уничтожении огромного количества опиума вызвало новый приток контрабанды. Освобожденные английские купцы перешли на вооруженные суда и безбоязненно возобновили торговлю опиумом.

3 ноября английские корабли, расположенные в китайских водах, начали обстрел китайских джонок и укреплений, а 15 января 1840 года англичане блокировали устье Чжу-Цзяна.

Для английского правительства вопрос о решительных мерах против Китая упирался в необходимость создания внутри своей страны благоприятного общественного мнения. В этот период, когда Англия сотрясалась движением чартистов, применение насильственных действий в отношении Китая было чревато опасными последствиями для правительства. В принципе же посылка карательной экспедиции была давно предрешена.

Делу помогла традиционная парламентская борьба буржуазных партий: тори и вигов. Эти две партии, с неизменной последовательностью трансформировавшиеся из правительственной в оппозиционную и наоборот, перед лицом широкого народного движения ожесточенно размахивали картонными мечами и создавали иллюзию непримиримых противоречий там, где о них и речи быть не могло.

В конце 30-х годов правительственной партией были виги. Они пытались уверить общество в том, что они якобы воздерживаются от принятия определенного решения в отношении Китая.

Находившаяся в оппозиции партия тори подняла бешеную кампанию против политики своих парламентских противников. На книжном рынке появилось большое количество памфлетов, критиковавших нерешительность и трусость правительства вигов.

Весьма показателен в этом отношении памфлет Hamilton Lindsay "message a lord Palmerston", опубликованный с согласия Пальмерстона. Русский посол в Лондоне барон Бруннов в одном из своих донесений Нессельроде писал об этом памфлете:

"Памфлет Линдзе начинается с утверждения, что при соответствующей ловкой комбинации со стороны английского правительства Китай вынужден будет удовлетворить все требования англичан. Применяемое же в данном случае насилие, по словам Линдзе, не сможет скомпрометировать ничего другого, кроме предрассудков, не имеющих уже столь серьезного значения в этот век"1 .

Небольшое число военных судов и хорошо снабженный артиллерией десант, по мнению Линдзе, обеспечивали успех предстоящей экспедиции. Однако появлению вооруженных сил он рекомендовал предпослать "подготовку умов" китайского народа: "Ловко составленная и обильно распространенная на побережье Китая прокламация, провозглашающая о том, что никаких враждебных действий по отношению к Китаю никто не имеет в виду, что ни один остров не будет захвачен, что никто не намерен требовать ни одного клочка земли и нарушать какую бы то ни было частную собственность государства, но что требуется лишь справедливое удовлетворение и предоставление свободы торговли, одинаково выгодной обеим нациям, - подготовила бы умы, повсюду предшествуя появлению этой эскадры"2 .

Линдзе считал, что победа над Китаем будет достигнута не столько путем прямых военных действий, сколько при помощи блокады китайских берегов, прекращающей всякие возможности каботажного плавания.

В этот момент, когда правительство вигов было особенно непопулярно в широких массах, начинать новую войну якобы под давлением оппозиции было значительно удобней чем по своей собственной инициативе. Когда же правительство вступило на путь решительных действий по отношению к Китаю, тори не преминули изменить свою позицию в этом вопросе и встали на противоположную точку зрения, лишь бы не потерять преимущественного положения оппозиционной партии. Но цель уже была достигнута: правительство вступило на путь открытой борьбы с Китаем.

Наступление на Китай развертывалось без формального об'явления войны. Официально Англия не воевала, хотя ее флот, ее пехота и артиллерия захватывали одну китайскую область за другой, уничтожая десятки тысяч мирного населения.

2

Стоявшая в Сингапуре английская эскадра 30 мая 1840 года вышла в море и направилась в китайские воды. 18 парусных судов и 4 парохода, вооруженные 472 орудиями, составили эскадру, направленную для реабилитации "оскорбленного великобританского флага". 28 транспортов, следовавших в составе эскадры, везли для десантных операций 4094 человека пехоты.

Прежде чем приступить к систематическим военным операциям, необходимо было создать вблизи будущего театра военных действий центральную базу, которая могла бы служить морской стоянкой и складоч-


1 ЦАВП, фонд министерства иностранных дел, II-3, 1840, д. N 3, лл. 102 - 106 (перевод с французского).

2 Там же.

стр. 85

Обстрел джонок английскими судами. Китай XIX века.

С миниатюры того времени.

ным местом. А для того чтобы наметить место для центральной базы, нужно было "решить, какой именно район Китая станет центром будущих военных действий. Если бы, например, таким центральным пунктом явился Кантон - место, где англо-китайский конфликт получил свое начало, - то наиболее удобным местом для создания английской базы был бы остров Лин-Тинг. Но этот вариант уступил место другому, более соответствовавшему тем задачам, которые ставила себе Англия в войне с Китаем.

Английское командование понимало, что даже самое успешное завершение военных действий в Кантоне не решило бы исхода борьбы. При феодальной раздробленности Китайской империи победа англичан в южных районах не явилась бы сколько-нибудь значительным ударом по экономической и политической жизни Китайской империи.

При той ситуации, которая сложилась к началу 40-х годов как во внешней политике, так и во внутреннем положении Англии, решающим условием успеха предпринятой ею войны являлась быстрота. Настороженное внимание России и США, прямое противодействие местных американских купцов1 и, наконец, политическое брожение внутри страны - все это заставляло Англию тщательно маскироваться и стремиться к тому, чтобы нанести Китаю наиболее чувствительный удар в наименее продолжительный отрезок времени.

С этой точки зрения наибольший успех сулили удар по восточным районам Китая, в частности по Нанкину, и блокировка реки Янцзыцзян в месте ее соединения с императорским каналом. Нанесение удара по этим пунктам обеспечивало перерыв всех торговых связей между северными и южными провинциями и ставило под угрозу голода Пекин. Одновременно с изоляцией Пекина английское командование предполагало провести и военную демонстрацию флота в Печилийском заливе, наиболее близком к Пекину со стороны моря. Этот вариант позволял рассчитывать на кратковременную войну и на непосредственное вторжение внутрь Китая, а следовательно, и на осуществление прямой задачи войны - порабощения Китая.

С принятием этого плаца военных действий автоматически решался и вопрос о базе для будущих операций: ею становилась группа островов Чусан, расположенных к югу от устья Янцзыцзян. Именно сюда направилась английская эскадра, и бои за овладение о. Чусаном (именем которого названа вся группа островов) были, первыми боями с того момента, когда англо-китайская (или первая опиумная) война вступила в свою решающую стадию.


1 Местные американские купцы сообщали китайскому вице-королю Мину обо всех намерениях англичан и централизовали свои корабли в Кантоне, тем самым открыто противопоставляя Англии свои притязания.

стр. 86

Английские военные суда у китайского побережья. XIX век.

С гравюры того времени.

4 июля английская эскадра подошла к главному городу о. Чусана - Динхаю. Командующий эскадрой Гордон Бреммер потребовал через парламентера сдачи острова. Китайское командование, уклонившись от решительного ответа, обещало подумать и дать ответ на следующий день. Однако с английских судов было видно, что по отплытии парламентера китайские войска и население лихорадочно взялись за укрепление подступов к городу.

В сущности о. Чусан был беззащитен. Китайцы менее всего ожидали нападения на этом участке, рассчитывая, что англичане первый свой удар направят на Кантон. В ночь на 4 июля всю оборону острова составляли несколько военных джонок, поставленных перед входом в Динхай, и несколько земляных укреплений вдоль берега с небольшим количеством орудий.

5 июля английская эскадра приступила к обстрелу. Китайские батареи попытались было отвечать, но их огонь оказался безвредным для англичан. Обстрел Чусана длился всего лишь десять минут, в течение которых все береговые укрепления были разрушены и английский десант был высажен беспрепятственно. Захват Чусана стоил англичанам... одного раненого. На рассвете 6 июля выяснилось, что жители Динхая оставили город.

Английские государственные деятели с трибуны парламента, а военные деятели в своих обращениях к китайскому населению постоянно твердили, что Англия вообще не ведет с Китаем войны, что военные действия английского флота направлены не против китайского народа, а против властей, не понимающих и не желающих понять, в чем истинная суть народного блага. В декларативную часть требования о сдаче Чусана было включено и обращение к китайскому народу, в котором английское правительство об'ясняло, что оно выступает только против императора и мандаринов. Но эти декларации мало соответствовали действительности и легко опровергаются даже материалами из английских источников.

"Извержение Везувия, - писал из Макао корреспондент одной из английских газет, - очевидно, не произвело на жителей Помпеи такого ужасающего впечатления, как залпы английской артиллерии по домам жителей Шюзана (Чусана). Следует сожалеть, что завоевание острова сопровождалось сценами беспорядка, пьянства, которые бесчестили наш национальный характер. Предместья города оказались беспощадно ограбленными. Солдаты, перейдя границы всякой свободы, вели себя крайне необузданно, перепились..."1 .

Вступив на китайскую землю, английские захватчики сразу показали свое подлинное лицо. О жестокостях англичан по отношению к китайскому народу в этой войне Маркс писал: "В этой войне английская солдатчина совершала ужасающие жестокости исключительно ради забавы; ее страсти не освящал религиозный фанатизм, не обостряла ненависть против надменного завоевателя, не вызывало упорное сопротивление героического врага. Насилование женщин, насаживание детей на


1 ЦАВП, фонд министерства иностранных дел, II-3, 1840, д. N 3, лл. 72 - 84 (перевод с французского).

стр. 87

Английский лагерь вблизи Шюзана. Китай XIX века.

С миниатюры того времени.

штыки, сжигание людей целыми деревнями - факты, зарегистрированные не мандаринами, а британскими же офицерами, - совершались тогда исключительно ради распутного озорства"1 .

С занятием Динхая английский флот предпринял ряд операций, имевших своей задачей прежде всего вызвать панику у китайского правительства: блокировал Амой, Ниньбо, устье реки Янцзыцзян и другие пункты. Главные же силы в целях создания действенной угрозы китайской столице были направлены в Печилийский залив.

10 августа, английская эскадра в составе одного линейного корабля, четырех фрегатов и корветов и десяти транспортов бросила якорь в 11 милях от устья р. Пейхо. Береговые укрепления, состоявшие всего лишь из двух фортов, не представляли собой сколько-нибудь серьезного препятствия для английских судов. Достаточно было бы нескольких выстрелов и 8 часов времени, чтобы английская эскадра очутилась у Тянзиня, расположенного в месте соединения р. Пейхо с императорским каналом. С этого момента блокада Пекина стала бы реальным фактом. Но неожиданные обстоятельства не дали англичанам возможности реализовать этот план. Устье Пейхо оказалось столь мелководным, что даже в момент прилива англичанам не удалось подняться вверх по течению реки.

Командующему английской эскадрой в Печилийском заливе адмиралу Эллиоту ничего не оставалось делать, как согласиться на переговоры, предложенные китайским правительством. Вступая на путь переговоров, Эллиот хорошо понимал, что момент является не подходящим для Англии, ибо Китай, сопротивление которого еще не было сломлено, не склонен был согласиться на пред'явленные ему требования. Несмотря на это Эллиот всячески распространял слухи, о том, что английское правительство готово прекратить какие бы то ни было военные действия, если Китай согласится компенсировать убытки, понесенные купцами вследствие действий Дина, Этим маневром Эллиот рассчитывал выиграть время.

Китайское правительство с самого начала подчеркивало, что переговоры не призваны установить какие-то новые взаимоотношения между Китаем и Англией и что выделенная комиссия была только конфликтным органом, призванным урегулировать ненормальные отношения, возникшие между обоими государствами. Местом работы этой комиссии был избран Кантон. Таким образом, Китай пошел на


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. Т. XI. Ч. 1-я, стр. 239.

стр. 88

Китайские бурлаки. XIX век.

С гравюры того времени.

уступки, но не рассматривал свою позицию как капитуляцию.

Для адмирала Эллиота предложение вступить в переговоры было прекрасным выходом из затруднительного положения. Невозможность проникновения в устье Пейхо заставляла его пересмотреть тактический план войны, а это требовало времени. Тяжелое положение, в котором очутилась английская армия в Чусане, и нараставшее недовольство среди английских солдат также заставляли стремиться во что бы то ни стало к временному прекращению военных действий.

Русский посол в Лондоне Бруннов, внимательно следивший за действиями англичан в Китае, писал Нессельроде, что высадившиеся в Чусане войска весьма сильно страдали от заразных болезней и недостатка провианта. "Уверяют даже, - сообщал Бруннов, - что в связи с этим имело место нарушение дисциплины, в частности в 49-м полку, составлявшем часть экспедиционного корпуса"1 .

Внутреннее и внешнее политическое положение Англии также не позволило Эллиоту отказаться от предложенных переговоров. О напряженном положении внутри страны, создавшемся вследствие событий в Китае, можно судить по депешам Бруннова, у которого сложилось даже впечатление, что английское правительство под влиянием растущей оппозиции готово стать весьма нетребовательным. "У меня есть все основания полагать, - пишет Бруннов, - что британское министерство, получив даже не полное удовлетворение, осталось бы весьма довольным, лишь бы предотвратить атаку со стороны оппозиции и восстановить, наконец, прерванные торговые отношения"2 .

В этом была большая доля истины. Но так же несомненно и то, что в интересах Англии было создать в представления своих конкурентов впечатление о своей готовности кончить войну без пред'явления больших требований Китаю. Англия боялась преждевременно открыть своп намерения и пыталась представить дело таким образом, что она не ставит перед собою захватнических целей.

Начав переговоры, английское правительство приняло все меры к тому, чтобы сорвать их и взвалить всю ответственность за сто на Китай.

Переговоры начались 11 августа в Таку, где продолжались по 15 сентября; во второй половине ноября они возобновились в Кантоне.

Во время переговоров в Таку китайская сторона не дала англичанам никаких обещаний и гарантий. Были высказаны лишь весьма туманные намеки на то, что Китай по выяснении обстоятельств на месте происшествия компенсирует определенную часть стоимости опиума. Но момент был


1 ЦАВП, фонд министерства иностранных дел, II-3, 1340, д. N 3, лл. 98 - 101 (перевод с французского).

2 Там же.

стр. 89

столь тяжелым для Англии, что она притворилась, будто ее удовлетворяют даже эти неясные обещания. Английская эскадра была выведена из Печилийского залива. На втором своем этапе переговоры носили уже иной характер. Согласие Китая разрешить торговлю опиумом и выплатить компенсацию за конфискованный опиум уже не удовлетворяло Англию. Чтобы сорвать переговоры, английские представители внезапно потребовали от Китая уступки Гонконга. Несогласие Китая было квалифицировано как нежелание удовлетворить "законные" требования англичан и использовано в качестве предлога для срыва переговоров (в начале января 1841 года). Вина за срыв переговоров возлагалась на Китай, который якобы не пожелал предотвращения войны несмотря на все меры, принятые в этом направлении Англией. Своим маневром с мирными переговорами английское правительство выиграло необходимое время для изменения плана кампании и для подавления брожения среди солдат английской армии. За время переговоров англичанам удалось подтянуть и необходимые подкрепления.

3

7 января 1841 года возобновились военные действия. В соответствии с новым планом они развернулись на этот раз на юге, вблизи Кантона. В первый же день был уничтожен целый отряд китайских джонок, а форты в устье рек Чжень-Цзянь (Жемчужной реки), Чуэнпи и Тикоктоу в основном перешли в руки англичан.

9 января Китай согласился удовлетворить все требования английского правительства. Начались переговоры, которые на этот раз проходили без всяких затяжек с обеих сторон и 20 января закончились выработкой прелиминарного трактата.

Согласно этому трактату, остров Гонконг с прилежащей к нему гаванью был уступлен в вечное владение Англии; Китай обязался выплатить англичанам 6 миллионов долларов в вознаграждение за военные издержки я потери, понесенные английскими купцами, и издать указ об открытии Кантона для английской торговли; английские пленные в Нино получили свободу; англичане со своей стороны обязывались очистить Чуэнпи и Чусан1 .

Прелиминарный трактат не удовлетворял полностью аппетитов английской буржуазии. Для Китая же пункты прелиминарного трактата, означали полную капитуляцию.

Несмотря на то, что прелиминарный трактат не устраивал обе стороны, представитель Англии Эллиот, представитель Китая Кишен деятельно обсуждали его пункты, ибо как Англия, так и Китай нуждались в передышке для продолжения войны.

2 февраля истекал срок исполнения требования прелиминарного трактата, об открытии кантонского порта для английской торговли, а 26 января англичане уже вступили во владение Гонконгом. Китайское правительство отказалось утвердить этот акт, а Кишен, подписавший трактат от имени Китая, по приказу императора был арестован.

22 февраля военные действия снова возобновились. Были взяты Бокские укрепления, расположенные в 40 милях от Кантона. Но взять Кантон оказалось нелегко несмотря на то, что техническое оснащение китайской армии не могло идти ни в какое сравнение с оснащением армии интервентов. У китайцев еще были в применении фитильные ружья, арбалеты, луки, копья, старинные пушки самых различных калибров, лишенные каких бы то ни было приспособлений для прицеливания. Стрельба из орудий разрывными снарядами была неизвестна китайцам. К тому же продажные китайские чиновники вовсе не стремились повышать боеспособность китайской армии.

И все же китайская армия оказывала упорное сопротивление иностранному врагу. Героизм китайского народа, отстаивавшего независимость своей родины, опрокидывал все первоначальные расчеты англичан на скорую победу. Борьба за Кантон длилась со второй половины февраля до конца мая. В течение этого периода английское командование неоднократно оказывалось в крайне затруднительном положении. Только в двадцатых числах мая англичане вплотную подошли к Кантону.

Как свидетельствует военный историк Мертваго, китайцы оказали очень энергичное сопротивление. После взятия англичанами фортов "кантонский гарнизон открыл по ним огонь с городских стен, настолько хорошо направленный и столь сильный, что английские войска, уже находясь на завоеванных позициях, потерпели от него большие потери, чем в то время, когда их брали"2 .

На утро 26 мая был назначен общий штурм Кантона. Но еще накануне, учитывая трудность этого штурма, англичане охотно пошли на заключение трактата о перемирии.

Условия, на которых было заключено новое перемирие, предусматривали вывод китайцами в течение 6 дней на расстояние


1 Мертваго "Очерки морских сношений и войн европейцев с Китаем", стр. 106 - 107. СПБ. 1884.

2 Там же, стр. 159.

стр. 90

Центр Ниньбо. Вид с реки. Китай XIX века.

С миниатюры того времени.

не менее 60 миль от города всех войск, не принадлежащих к местному гарнизону; английские же войска оставались на занятых ими позициях до выплаты Кантоном в пользу английского казначейства 6 миллионов долларов. Эта сумма выкупа за Кантон подлежала погашению в течение недели, считая с 27 мая. Первый взнос в размере 1 миллиона должен был быть внесен в тот же день до захода солнца; в случае неуплаты контрибуции полностью и в срок она увеличивалась до 7 миллионов долларов; невыплата денег в течение 14 дней влекла за собой повышение суммы контрибуции до 8 миллионов, а затягивание уплаты на 20 дней увеличивало ее до 9 миллионов долларов. Сверх того возмещению подлежали убытки, причиненные англичанам вследствие разорения их торговых факторий. По выполнении всех перечисленных условий англичане обязывались снять осаду Кантона и выйти за пределы Бокских укреплений. Все захваченные пункты по ту сторону реки Чжень-Цзянь (Жемчужной) возвращались Китаю при условии, что они не будут укреплены. Таким образом, Кантон, оставаясь формально китайским городом, фактически становился открытым английским портом.

Заключение перемирия с кантонской администрацией в момент, когда падения Кантона ждали с часу на час, вызвало недовольство в буржуазных кругах Англии и послужило поводом к немалым нареканиям по адресу Эллиота, "Законность этой меры, - пишет Бруннов по поводу заключения англичанами договора, - вызывает большие сомнения в общественном мнении. Вообще оно обвиняет комиссара Эллиота в том, что он проявил крайнюю несостоятельность, прервав враждебные действия в тот момент, когда они могли бы увенчаться блестящим результатом"1 . Между тем заключение этого перемирия накануне штурма Кантона было весьма большой удачей для англичан и прежде всего потому, что соотношение сил, сложившееся под Кантоном, было далеко не в пользу англичан. К утру 27 мая англичане имели под Кантоном 2200 штыков, тогда как, по самым преуменьшенным расчетам, кантонцы имели не менее 20 тысяч штыков. К тому же английские войска были физически истощены изнуряющей жарой и эпидемическими заболеваниями. В таких условиях продолжение борьбы с китайцами представляло собой опасный риск. Военный историк Мертваго, которого никак нельзя заподозрить в сочувствии китайцам, анализируя возможный исход сражения под Кантоном, вынужден подчеркнуть, что "средства китайцев были неистощимы, а быстрота возведений батарей замечательна, Им недоставало только знаний для применения этих средств к делу, но решимости и даже храбрости у офицеров часто было вполне достаточно. Научившись, китайцы сде-


1 ЦАВП, фонд министерства иностранных дел. II-3. 1840, д. N 3, лл. 112 - 115 (перевод с французского).

стр. 91

лались бы вполне грозными врагами для каждого"1 .

Главной причиной, заставившей английское командование отказаться от мысли овладеть Кантоном, был тот факт, что вокруг защиты Кантона начинала развертываться народная война. Непосредственная борьба с массовым движением китайского народа, поднимавшегося на защиту родной земли вопреки злой воле продажных чиновников, была не подсилу английской армии.

Возникшие в провинциях Гуандун и в окружающих Кантон деревнях партизанские отряды, вооруженные пиками, саблями и отчасти фитильными ружьями, стягивались к Кантону; к моменту предполагавшегося штурма их собралось около 14 тысяч человек. Партизанские отряды, окружавшие английские части, создавали для них весьма беспокойную обстановку.

Все это вместе взятое заставило Эллиота пойти на перемирие. 31 мая китайские войска, предназначенные к эвакуации, оставили город; англичанам были вручены 5 миллионов долларов, а под невыплаченный миллион были выданы соответствующие гарантии. 1 июня англичане оставили форты Кантона.

Но кантонское перемирие отнюдь не касалось всей войны между Китаем и Англией. Сконцентрировав вновь все свои силы в Гонконге, англичане стали готовить новый поход на Север. В дальнейших военных операциях Кантон уже не играл никакой роли. Развернув здесь бойкую торговлю, англичане зорко следили за тем, чтобы китайцы вновь не занялись укреплением окрестностей города.

В новый этап войны с Китаем английское правительство вступило с силами, значительно превосходившими те, которыми оно располагало к началу войны. К концу июля 1841 года в Гонконге были сосредоточены большие подкрепления. Сюда прибыло несколько мелководных пароходов, столь необходимых на мелководных китайских реках. Прибыли и новые пехотные полки.

21 августа английская эскадра вышла из Гонконга, взяла курс на север и вскоре начала военные действия против важнейшего порта, провинции Фокиден, Амоя.

Взяв после упорной осады Амой и разрушив его укрепления, английское командование, заинтересованное в создании здесь, в 450 километрах от Гонконга, второй военной базы, не рискнуло все же оставить свой десант. Не была даже сделана попытка обследовать весь остров, на котором расположен Амой.

Амой был совершенно пуст: все население бежало накануне вступления англичан. Вокруг города развертывалось мощное партизанское движение.

База была создана на изолированном острове Кулангсу, а Амой был возвращен китайским властям.

Следующим об'ектом нападения был о. Чусан, в свое время занятый и оставленный англичанами. В городе Динхае был оставлен английский гарнизон, но и в этом районе партизанское движение держало англичан в постоянном напряжении.

В секретном обзоре войны 1840 - 1842 годов, составленном по заданию военно-ученого комитета главного штаба, о пребывании английского гарнизона в Динхае сообщается: "Жителям было об'явлено, что они находятся под покровительством английских властей; в действительности же завоеватели владели до окончания войны только городом и его предместьями со стороны берега, ибо без конвоя никто не смел углубляться внутрь страны, рискуя в противном случае быть взятым в плен. Много солдат и военно-рабочих погибло таким образом; наконец, пропуск англичан через северные ворота был запрещен"2 .

13 октября 1841 года английские войска заняли Ниньбо, где и расположились на зимние квартиры.

Несмотря на успешное продвижение вперед, итоги кампании 1844. года не были блестящими. Распыленность английских сил, которые приходилось одновременно содержать в Гонконге, Кулангсу, Динхае и Ниньбо, создавала постоянную угрозу. Было совершенно очевидно, что с продолжением войны сопротивление китайцев не ослабевало, а, наоборот, все усиливалось. В этом отношении наиболее интересно мнение военных специалистов Бутакова и Тизенгаузена. "Относительно укреплений, - отмечают они, - можно сделать общие замечания, что они совершенствовались. К числу нововведений следует отнести заграждения ввиде каменных дамб, которые устраивались поперек реки, преимущественно в тех местах, где прежде высаживались английские войска. Эти заграждения были настолько действительны, что не только преграждали путь, но даже угрожали поднятием воды на такую высоту, что она могла затопить город и окрестности на большие расстояния"3 .

Росло и техническое оснащение китайской армии. Появилось более совершенное огнестрельное оружие, которое китайцы


1 Мертваго "Очерк морских сношений и войн европейцев с Китаем", стр. 163. СПБ. 1884.

2 Бутаков и Тизенгаузен "Обзор войн, веденных европейцами против Китая". Сборник, географических, топографических и статистических материалов по Азии. Стр. 74. СПБ. 1884.

3 Там же.

стр. 92

приобретали у португальцев в Макао за весьма недорогую цену. Несмотря на все попытки англичан воспрепятствовать этой торговле, за октябрь - январь 1841 - 1842 годов португальцы доставили в Китай не менее 500 - 600 орудий, сотни ящиков с ружьями и пистолетами.

Все эти обстоятельства весьма осложнили наступательные действия английского командования.

В самой Англии война встречала все более резкую оппозицию со стороны широких народных масс, с которой английскому правительству в момент под'ема рабочего движения в Англии приходилось особенно считаться.

С другой стороны, настороженное внимание к событиям в Китае со стороны конкурировавших с Англией в Китае государств также заставляло английское правительство спешить с окончанием войны.

Но и для китайского правительства складывалась весьма тревожная обстановка. Рост партизанского движения, в котором все сильнее давали себя знать антиправительственные тенденции, внушал правительству большие опасения. В этом отношении весьма показательна прокламация, появившаяся на улицах Кантона в момент оставления его англичанами: "Мы дети поднебесной империи и довольно сильны, чтобы защищать наше отечество. Нам не нужно мандаринов, чтобы истребить наших врагов, которых злодеяния дошли до крайних пределов. Если бы предводители наши не подписали мирного договора1 и не уничтожили этим наших намерений, враги почувствовали бы силу наших рук"2 .

Чтобы толкнуть колеблющееся китайское правительство на путь капитуляции, английское командование решилось на проведение еще одной военной демонстрации: создать непосредственную угрозу китайской столице. В связи с этим основной удар в кампании 1842 года был направлен к северу и ставил своей задачей разрыв коммуникационных линий между Пекином и южными провинциями. Отказавшись после неудач в Печилийском заливе от осады Пекина, англичане приступили к экономической блокаде китайской столицы.

После занятия города Чану наступательные действия сконцентрировались в районе Чжень-Цзянь и Нанкина. Одновременно с этим, стремясь создать экономическую блокаду, английские войска разорили наиболее значительные торговые пункты Китая. 19 июня англичане захватили крупнейший торговый центр Китая - Шанхай. Вверх по реке Янцзыцзян, на которой расположены Чинкианг и Нанкин, была направлена крупная английская эскадра, имевшая на своих судах до 9 тысяч человек.

С занятием 21 июля Чжень-Цзяня началась фактическая блокада Пекина. Было прервано всякое сообщение по императорскому каналу-главной торговой артерии всей страны.

В первых числах августа англичане были в непосредственной близости к Пекину.

Перед опасностью углубления народной войны и перед лицом экономической изоляции китайское правительство капитулировало и согласилось на принятие английских условий мира. Императорские комиссары Илли Пу, Кианг и Лью Таджин накануне дня, на который англичане наметили бомбардировку Нанкина, приступили совместно с английскими представителями во главе с Потингером к выработке условий мирного договора.

29 августа 1842 года в Нанкине, находившемся в этот момент под жерлами английских пушек, был подписан договор между английской королевой и китайским императором.

Нанкинский договор значительно расширил ряд пунктов, сформулированных в прелиминарном трактате. Согласно нанкинскому договору, Англии открывался уже не один Кантон, а 5 китайских портов; контрибуция равнялась уже не 6 миллионам долларов, а 21 миллиону Еще более существенное дополнение, включенное в нанкинский трактат, составили пункты, отменившие монополию китайской организации купцов - Кохонга - и устанавливавшие тариф, благоприятствовавший английской торговле. Китай обязался не взимать с ввозимых товаров больше 5% их стоимости.

Договор содержал пункт, автоматически распространявший на Англию все преимущества, которые могли быть в дальнейшем получены какой-либо другой державой в Китае. Так кончилась первая опиумная война. Первый неравноправный, кабальный договор, навязанный Китаю под дулами пушек, вступил в силу.

*

Огромные контрибуции, которые пришлось Китаю выплачивать после первой опиумной войны, рост торговли опиумом и вызванный этой торговлей отлив драгоценных металлов усилили свое разрушительное влияние на экономическое состояние Китая и еще более ухудшили положение широких трудящихся масс китайского народа.


1 Речь идет о договоре, заключенном кантонскими властями.

2 "Отечественные записки" за 1853 год, стр. 3.

стр. 93

Революционные выступления против гнета феодалов и бюрократии, предавшихся английским и другим захватчикам, не прекращаются в Китае после окончания первой опиумной войны и перерастают в 1850 году в мощное крестьянское движение, известное под названием восстания тайпинов.

Великий китайский народ никогда не мирился с режимом гнета и кабалы, которые ему навязывали империалистические хищники.

Героическое прошлое великого китайского народа, так же как и современная его борьба с японскими империалистами, говорит о великой силе его сопротивляемости, о неисчерпаемости его многочисленных резервов в борьбе за свободу и независимость.

Коммунистическая партия Китая в процессе тяжелой борьбы за свободу и независимость выковывает силы антияпонского народного единого фронта. Сплоченная и единая китайская нация раздавит японский империализм и разобьет оковы, наложенные на нее в прошлом другими империалистическими хищниками.

Orphus

© libmonster.cn

Permanent link to this publication:

http://libmonster.cn/m/articles/view/ПЕРВАЯ-ОПИУМНАЯ-ВОЙНА-АНГЛИИ-С-КИТАЕМ-1838-1842-гг

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

China OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.cn/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. АНДЕРСЕН, ПЕРВАЯ ОПИУМНАЯ ВОЙНА АНГЛИИ С КИТАЕМ (1838-1842 гг.) // Beijing: Libmonster China (LIBMONSTER.CN). Updated: 08.12.2017. URL: http://libmonster.cn/m/articles/view/ПЕРВАЯ-ОПИУМНАЯ-ВОЙНА-АНГЛИИ-С-КИТАЕМ-1838-1842-гг (date of access: 10.12.2018).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. АНДЕРСЕН:

В. АНДЕРСЕН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:


Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
China Online
Beijing, China
142 views rating
08.12.2017 (367 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
Рецензии. Л. Н. БОРОХ. ОБЩЕСТВЕННАЯ МЫСЛЬ КИТАЯ И СОЦИАЛИЗМ (НАЧАЛО XX В.)
Catalog: Philosophy 
31 days ago · From China Online
CASTLE MOUNTAINS OF GUILIN
Catalog: Geology Geography 
93 days ago · From China Online
Рецензии. Т. И. СУЛИЦКАЯ. КИТАЙ И ФРАНЦИЯ (1949-1981)
Catalog: History 
98 days ago · From China Online
The toroids located inside the electrons and positrons, we called photons. By the way, scientists from the University of Washington created a high-speed camera capable of photonizing photons. The photograph shows a toroidal model of a photon. http://round-the-world.org/?p=1366 In our opinion, the quanta of an electromagnetic wave are electrons and positrons, which determine the length of an electromagnetic wave. Photons also control the wavelength of the photon itself, or the color emitted by the photon. Thus, a photon is a quantum of a color that is carried by one or another electromagnetic wave.
Catalog: Physics 
128 days ago · From Gennady Tverohlebov
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ СССР КИТАЮ (1917 - 1945 гг.)
Catalog: History 
135 days ago · From China Online
Рецензии. О. Е. НЕПОМНИН. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ КИТАЯ. 1894 - 1914
Catalog: Economics 
146 days ago · From China Online
РОЛЬ СССР В НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ ВОЙНЕ КИТАЙСКОГО НАРОДА И РАЗГРОМЕ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЯПОНИИ
Catalog: Military science 
194 days ago · From China Online
Демократия – самая лучшая система управления обществом. Но при наличии просвещённого диктатора общество развивается в разы быстрее, точнее и безопаснее. Либералам эту логику трудно понять, по причине отсутствия у них диалектичности мышления. Но большинству россиян это понятно, что и продемонстрировало избрание Владимира Владимировича Путина на пост Президента РФ. Просвещённый диктатор это мечта большинства россиян. Владимир Владимирович, не зря ваш отец, – ещё до избрания Вас президентом, – называл Вас «мой президент». Он предвидел – Вам суждено спасти Россию от капитализма. Хватит олигархам грабить Россию, вывозя капиталы за рубеж. Мы, рядовые работники предприятий, получив власть, на эти деньги построим новые заводы. Владимир Владимирович, Вы должны возглавить Партию рыночного социализма и подготовить Референдум о передаче всех средств производства товаров в собственность трудовых коллективов, имеющих форму закрытых акционерных обществ.
Catalog: Political science 
201 days ago · From Gennady Tverohlebov
А. М. ГРИГОРЬЕВ. РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В КИТАЕ В 1927 - 1931 гг. (ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ)
Catalog: Political science 
253 days ago · From China Online
ИВОВЫЙ ПАЛИСАД - ГРАНИЦА ЦИНСКОЙ ИМПЕРИИ
Catalog: History 
270 days ago · From China Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
ПЕРВАЯ ОПИУМНАЯ ВОЙНА АНГЛИИ С КИТАЕМ (1838-1842 гг.)
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Libmonster China ® All rights reserved.
2017-2018, LIBMONSTER.CN is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK