Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: CN-121
Author(s) of the publication: В. Б. ЛАПТЕВ

share the publication with friends & colleagues

Опыт социально-экономического развития КНР за два последних десятка лет - тяжелый урок, показывающий, к чему ведет извращение принципов социализма, его сути как во внутренней, так и в международной политике.

Л. И. БРЕЖНЕВ

Вот уже в течение многих лет антисоветизм в Китае возведен в ранг государственной политики. Пекинские руководители, декларируя на словах приверженность идеалам коммунизма, проводят на практике глубоко враждебный делу социализма курс как внутри страны, так и на мировой арене, направляют острие своей подрывной политики против главной силы мировой системы социализма - Советского Союза. Это обстоятельство обусловливает необходимость глубокого изучения вопросов истории Компартии Китая, ее перехода с революционных, прогрессивных позиций к сотрудничеству с империалистическими государствами и проведению великодержавной, гегемонистской и антисоветской политики1 . Исследователи-марксисты вводят в научный оборот все новые материалы и факты о событиях, имеющих большое значение для судеб Компартии Китая (КПК), для формирования ее политического курса. Внимание их продолжает привлекать личность Мао Цзэдуна и его разрушительная для дела социализма в Китае деятельность в КПК. Значительный фактический материал содержат книга О. Брауна "Китайские записки" (М. 1974), работа Ван Мина "Полвека КПК и предательство Мао Цзэдуна" (М. 1979), книга "Особый район Китая" (М. 1974) П. П. Владимирова - связного Коминтерна при ЦК КПК и военного корреспондента ТАСС (с мая 1942 по ноябрь 1945 г.) в Яньани. Существенным вкладом в дело разоблачения антипартийной и антисоветской деятельности Мао Цзэдуна и его сторонников стали книги Ф. Бурлацкого "Мао Цзэдун" (М. 1970), "Мао Цзэдун и его наследники" (М. 1979), а также работа О. Е. Владимирова и В. И. Рязанцева "Страницы политической биографии Мао Цзэдуна" (М. 1980). В этих работах показывается, что на протяжении всей своей деятель-


1 Опасный курс. Сб. статей. Вып. 1 - 10. М. 1969 - 1980; Бовин А. Е., Делюсин Л. П. Политический кризис в Китае. События и причины. М. 1968; Борисов О. Советский Союз и Маньчжурская революционная база (1945 - 1949). М. 1975: Тихвинский С. Л. История Китая и современность. М. 1976; Кривцов В. А. Маоизм: истоки и сущность. М. 1976; Борисов О. Б., Колосков Б. Т. Советско-китайские отношения, 1945 - 1977. Изд. 2-е, доп. М. 1977; Сладковский М. И. Китай: основные проблемы истории, экономики, идеологии. М. 1978; Капица М. С. КНР: три десятилетия - три политики. М. 1979.

стр. 59


ности в КПК Мао Цзэдун всегда, тайно или открыто, выступал с националистических позиций, вел упорную борьбу против интернационалистского крыла партии, всячески насаждал свою власть, являлся непримиримым врагом марксистско-ленинского учения. В данной статье рассматриваются причины развития мелкобуржуазных, националистических тенденций в Компартии Китая, распространения в ней маоизма. Общая социально-экономическая отсталость Китая в значительной мере предопределила трудности и противоречия становления КПК. Уже сами условия формирования Компартии Китая благоприятствовали деятельности в ее рядах классово чуждых делу пролетарской революции элементов, распространению в партии их мелкобуржуазных, националистических концепций. Подобного рода теории могли возникнуть и существовать только в условиях изоляции широких партийных масс от опыта социалистического строительства в СССР и других социалистических странах, в результате беззастенчивой фальсификации марксистско-ленинского учения, его подмены доморощенными мелкобуржуазными, националистическими концепциями. Отсюда враждебность Мао Цзэдуна к Советскому Союзу, КПСС. Бесплодность маоистских теорий, их крах при соприкосновении с реальной жизнью предопределяли и методы насаждения Мао Цзэдуном своих воззрений. Внутри страны - это преследование всех инакомыслящих и клевета на Советский Союз, КПСС и другие коммунистические партии. В сфере внешней политики - ожесточенная борьба против СССР, курс на установление гегемонии в отношениях с другими государствами.

*

Китай начала нынешнего века являлся отсталой аграрной страной. Несмотря на то, что с конца XIX в. развитие капиталистического способа производства ускорило разложение феодализма в стране, его пережитки были весьма сильны, особенно в деревне. Машинная индустрия, принадлежавшая, как правило, иностранному капиталу, была сосредоточена в немногих крупных городах. В промышленности преобладали главным образом мелкие кустарные предприятия. Классовая структура китайского общества отражала неразвитость, отсталость производительных сил страны. Классы и социальные слои докапиталистического и переходного к капитализму типа составляли подавляющее большинство населения Китая, не менее 90% которого проживало в деревне. Малоземельное в своей массе крестьянство, вынужденное на кабальных условиях арендовать землю у помещиков и кулаков, было обречено на нищету. Рабочий класс лишь начинал формироваться. Большинство рабочих, недавние выходцы из деревни, были заняты неквалифицированным, ручным трудом.

Учитывая данную конкретно-историческую обстановку, В. И. Ленин считал, что на том этапе развития Китая в первую очередь необходима ликвидация феодальных пережитков. В 1912 г. в своей статье "Демократия и народничество в Китае" он указывал, что "объективные условия Китая, отсталой, земледельческой, полуфеодальной страны, ставят на очередь дня в жизни чуть не полумиллиардного народа лишь один определенный, исторически- своеобразный вид... угнетения и... эксплуатации, именно феодализм"2 . Ленин писал, что рабочий класс Китая пока не является силой, способной возглавить революционное движение в стране: "Пролетариат в Китае совсем еще слаб, - поэтому нет передового класса, способного решительно и сознательно бороться за доведение демократической революции до конца. Крестьянство, не


2 Ленин В. И. ПСС. Т. 21, с. 403.

стр. 60


имея руководителя в лице пролетариата, страшно забито, пассивно, темно, равнодушно к политике"3 .

Свержение феодально-монархического строя в результате Синьхайской революции 1911 - 1913 гг. способствовало усилению позиций китайской национальной буржуазии. На первом этапе революции буржуазия, выступая с общедемократическими лозунгами, в союзе с другими антифеодальными и антиимпериалистическими силами, доминировала в национально- освободительном и революционном движении Китая. Ленин подчеркивал прогрессивную роль передовой части китайской буржуазии, ее способность содействовать процессу демократических преобразований в стране. В статье, посвященной деятельности временного президента Китайской республики Сунь Ятсена, он писал: "В Азии есть еще буржуазия, способная представлять искреннюю, боевую, последовательную демократию, достойный товарищ великих проповедников и великих деятелей конца XVIII века во Франции. Главный представитель или главная социальная опора этой, способной еще на исторически прогрессивное дело азиатской буржуазии - крестьянин"4 . При этом Ленин отмечал, что революционное движение китайского народа, в том числе созданная Сунь Ятсеном партия гоминьдан, опирается на наиболее развитые районы Китая. В статье "Борьба партий в Китае" Ленин подчеркивал, что "партия Сунь Ятсена опирается на юг Китая, наиболее развитой в отношении промышленности и торговли, наиболее испытавший влияние Европы, наиболее передовой"5 .

Победоносная Октябрьская революция, успешное претворение на практике марксистско-ленинского учения в ходе трех русских революций произвели глубокое впечатление на демократические силы Китая, которые сразу же предприняли попытки установить связь с Советской Россией. Летом 1918 г. Сунь Ятсен направил приветственную телеграмму Ленину: "Гоминьдан выражает высокое уважение к трудной, замечательной борьбе членов революционной партии вашей страны и еще более надеется, что революционные партии Китая и России сплотятся воедино и будут вести совместную борьбу"6 .

Ленин рассматривал национально-освободительное движение в колониальных и зависимых странах как союзника мирового пролетариата, указывал на "необходимость помощи всех коммунистических партий буржуазно- демократическому освободительному движению в этих странах... необходимость поддерживать специально крестьянское движение в отсталых странах против помещиков, против крупного землевладения, против всяких проявлений или остатков феодализма, и стараться придать крестьянскому движению наиболее революционный характер, осуществляя возможно более тесный союз западноевропейского коммунистического пролетариата с революционным движением крестьян на востоке"7 . Советская Россия, Коминтерн, выполняя свой интернациональный долг, оказывали широкую всестороннюю помощь китайскому революционному и национально- освободительному движению. Акцией большого политического значения, укреплявшей доверие китайского народа к революционным идеалам социалистической революции в России, явилось обращение в 1919 г. СНК РСФСР "К китайскому народу и правительствам Южного и Северного Китая", в котором говорилось об отказе Советского правительства от всех соглашений царской России, ущемлявших интересы Китая, предлагалось также установить равноправные и дружественные отношения между Советской Россией и Китаем8 .


3 Там же. Т. 23, с. 139.

4 Там же. Т. 21, с. 402

5 Там же. Т. 23, с. 139.

6 Цит. по: Капица М. С. Советско-китайские отношения. 1917 - 1949. М. 1960, с. 40.

7 Ленин В. И. ПСС. Т. 41, с. 166 - 167.

8 Документы внешней политики СССР. Т. 2. М. 1958, с. 223.

стр. 61


В 20-е годы в борьбе против империализма и его ставленников Китай мог получать необходимую ему политическую, экономическую и военную помощь только со стороны Советского государства. Установление связей между Советской Россией и китайским революционным движением, деятельность первых китайских марксистов Ли Дачжао, Цюй Цюбо, Чжан Тайлэя и др. содействовали ознакомлению революционеров Китая с марксистско-ленинским учением, опытом Октябрьской революции. Летом 1921 г. в окрестностях Шанхая состоялся I (учредительный) съезд КПК. На последующих, II (1922 г.) и III (1923 г.) съездах были разработаны стратегия и тактика партии. Важнейшую роль в теоретическом становлении КПК играли непосредственная активная помощь со стороны Коминтерна.

Тесные контакты китайских коммунистов с Коминтерном, изучение опыта международного рабочего класса были особенно необходимы в связи с тем, что Компартия Китая рождалась в стране со слабыми, только складывающимися пролетарскими традициями. Массовое увлечение марксизмом под влиянием Октябрьской революции несло с собой опасность упрощенного понимания основополагающих идей марксистско-ленинского учения, выхолащивания его классового содержания, приспосабливания, эклектического соединения его с мелкобуржуазными воззрениями большинства лидеров и участников национально-освободительного движения в Китае. Серьезный вред революционной борьбе рабочего класса приносило также использование представителями непролетарских слоев общества марксистской фразеологии для прикрытия своих далеких от интересов рабочего класса целей. "Диалектика истории такова, - предупреждал Ленин, - что теоретическая победа марксизма заставляет его врагов переодеваться марксистами"9 .

Объединение рабочего класса на буржуазно-демократическом этапе революции со всеми антифеодальными, антиимпериалистическими силами не означало растворения в этом движении особых, классовых интересов пролетариата. Ленин предупреждал об этой опасности молодые компартии в отсталых странах, подчеркивая "необходимость решительной борьбы с перекрашиванием буржуазно-демократических освободительных течений в отсталых странах в цвет коммунизма; Коммунистический Интернационал должен поддерживать буржуазно-демократические национальные движения в колониях и отсталых странах лишь на том условии, чтобы элементы будущих пролетарских партий, коммунистических не только по названию, во всех отсталых странах были группируемы и воспитываемы в сознании своих особых задач, задач борьбы с буржуазно-демократическими движениями внутри их нации; Коммунистический Интернационал должен идти во временном союзе с буржуазной демократией колоний и отсталых стран, но не сливаться с ней и безусловно охранять самостоятельность пролетарского движения даже в самой зачаточной его форме"10 .

Опираясь на интернациональную поддержку международного коммунистического и рабочего движения, используя благоприятные факторы внутриполитического развития Китая, КПК за первые годы своего существования выросла в значительную силу. К началу 1927 г. в ее рядах насчитывалось около 58 тыс. человек, в том числе 50,8% рабочих, 18,7% крестьян, 19,1% представителей интеллигенции, 3,1% солдат и офицеров, 0,5% мелких торговцев11 . Контрреволюционный переворот, осуществленный в 1927 г. реакционными силами Китая, и поражение революции 1925 - 1927 гг. тяжело сказались на судьбах компартии. В результате ударов со стороны реакции погибло большинство наиболее


9 Ленин В. И. ПСС. Т. 23, с. 3.

10 Там же. Т. 41, с. 167.

11 Новейшая история Китая. 1917 - 1970 гг. М. 1972, с. 108.

стр. 62


подготовленных и преданных делу социалистической революции деятелей КПК и среди них - Ли Дачжао, Цюй Цюбо, Чжан Тайлэй. Тяжелые потери понес пролетариат, особенно в двух крупнейших революционных центрах Китая - Гуанчжоу и Шанхае. Компартия перенесла свою деятельность из городов в отдаленные сельские районы и в течение последующих двух десятилетий действовала в отрыве от рабочего класса и международного коммунистического и рабочего движения.

В этих сложных условиях с особой остротой проявились организационные, политические, идеологические недочеты молодой компартии. С момента образования ей были присущи черты, которые при отсутствии последовательной работы руководства за идейную и классовую чистоту ее рядов грозили перерасти в серьезную опасность для идейно-политической целостности партии, превратиться в фактор, действующий в направлении превращения КПК в партию мелкобуржуазную, выступающую с позиций, не имеющих ничего общего с марксизмом-ленинизмом. Об этом говорилось, в частности, в резолюции пленума ЦК КПК, состоявшегося в ноябре 1927 г.: "Почти весь руководящий актив нашей партии состоит не из рабочих и даже не из беднейших крестьян, а из представителей мелкобуржуазной интеллигенции". Причины этого, как указывалось в резолюции, заключались в том, что "КПК стала складываться как политическое течение и как партия еще в тот период, когда китайский пролетариат не самоопределился еще как класс и когда классовое движение рабочих и крестьян находилось еще в самом зачатке. Подъем национально-освободительного движения, в котором огромную роль сыграла вначале буржуазия, и в особенности мелкобуржуазная интеллигенция, опередил в Китае задолго рост классового самосознания и классовой борьбы эксплуатируемых масс. В этот период наиболее радикальные элементы мелкой буржуазии устремились в ряды нашей партии, занимавшей самое левое крыло на фронте национально-освободительного движения. Эти элементы и составляли первоначальное ядро китайской коммунистической партии"12 .

В резолюции пленума прямо говорилось об опасных последствиях такого положения: "В силу этого руководящая роль в КПК и сохранилась за выходцами из мелкобуржуазных слоев. Поднятая волной революционного подъема и энтузиазма первого периода, не прошедшая теоретической школы марксизма и ленинизма, не знающая опыта международного пролетарского движения, не связанная с эксплуатируемыми низами китайского народа, стоящая в стороне от классовой борьбы рабочих и крестьян, значительная часть этих революционных мелкобуржуазных элементов не только не переварилась в КПК, не только не переделалась в последовательных пролетарских революционеров, но сама внесла в КПК всю политическую неустойчивость, непоследовательность и нерешительность, неспособность к организации, непролетарские навыки и традиции, предрассудки и иллюзии, на которые только способен мелкобуржуазный революционер"13 .

Указанные в резолюции негативные явления в деятельности КПК не были преодолены, а в последующие годы еще более усилились. В 30 - 40-е годы пополнение партийных рядов шло почти исключительно за счет выходцев из деревни. Далеко идущие последствия имел отказ руководителей КПК от ленинских требований в вопросах партийного строительства, в том числе приема в партию. Широко практиковались кампании по массовому вовлечению в нее представителей самых различных социальных слоев, в том числе и из эксплуататорских классов. В деревнях, где забитость и политическая отсталость крестьян представляли серьезные трудности для расширения массовой базы партии, прием в нее часто совмещался с распределением среди крестьян земли.


12 Цит. по: Владимиров О., Рязанцев В. Ук. соч., с. 20.

13 Там же, с. 20 - 21.

стр. 63


Беспринципное форсирование увеличения численности КПК привело к тому, что только за 1937 - 1940 гг. она выросла с 40 тыс. до 800 тыс. До 90% членов партии составляли теперь крестьяне и лишь 4 - 6% - рабочие, главным образом небольших ремесленных и кустарных мастерских14 . В городах в тот период в КПК принимались, как правило, представители интеллигенции, мелкобуржуазных слоев.

Таким образом, КПК превратилась в крестьянскую, мелкобуржуазную по своему социальному составу партию. Это не могло не вызвать распространения в ее рядах мелкобуржуазной идеологии, отражающей интересы массы непролетарских элементов, составивших основной контингент членов партии. В 1940 г. Президиум ИККИ указал КПК на опасность такого положения для судеб китайской революции, предложил "решительно усилить вовлечение рабочих в ряды компартии и повысить удельный вес пролетарских кадров в руководящих органах партии"15 .

Разрушительной для дела Компартии Китая стала деятельность в ее рядах Мао Цзэдуна. Выходец из кулацкой семьи, не имея, по его собственному признанию, сколько-нибудь цельного революционного воззрения, он видел в революции, подобно многим предводителям крестьянских движений в феодальном Китае, шанс добиться высшей власти и полностью подчинил этой цели свою деятельность в КПК. Мао Цзэдун проявил себя как весьма искушенный политик, для которого были характерны неуемная жажда власти, непомерное честолюбие, беспринципность и упорство в реализации своих замыслов. В 30 - 40-е годы, когда Компартия Китая действовала в отдаленных, глухих районах страны, Мао Цзэдун путем интриг и беспринципного внутрипартийного маневрирования, не останавливаясь перед уничтожением своих политических противников, сумел захватить руководящее положение в КПК.

Сложившийся в тот период социальный состав КПК вполне устраивал Мао Цзэдуна, ибо был ему близок по своим взглядам на задачи и цели китайской революции. Мелкобуржуазному революционаризму Мао Цзэдуна были чужды интересы и цели, за которые боролся китайский рабочий класс. Отсюда безразличие к социальным критериям при приеме в партию. Главное - беспрекословное следование членов партии его указаниям. Мао Цзэдун даже поощрял усиление в КПК различных непролетарских элементов. Так, на VII съезде КПК (1945 г.) в докладе "О новом Уставе партии" говорилось: "В Китае имеется большая группа мелкобуржуазных революционных элементов, стремящихся вступить в нашу партию. Это отрадное явление. Нашей партии не следует им отказывать. Революционные элементы из мелкой буржуазии могут в большом количестве вступать в пролетарскую политическую партию"16 .

В борьбе за власть Мао Цзэдун с самого начала рассматривал марксизм- ленинизм как главное препятствие на пути реализации своих замыслов. В навязывании партии своих идеологических концепций, подмене марксизма- ленинизма маоизмом в качестве теоретической основы партии он видел непременное условие закрепления своей власти в КПК. Взгляды Мао Цзэдуна нашли отражение в теории "новодемократической революции", выдвинутой им в 1940 г. и в разработанном виде изложенной на VII съезде КПК. В качестве программы-минимум Мао Цзэдун выдвигал идею необходимости "союза нескольких демократических классов", развития частнокапиталистического хозяйства - "капитализма у нас слишком мало" - в течение длительного исторического периода, предоставляя таким образом обширное поле деятельности для


14 Новейшая история Китая. 1917 - 1970 гг., с. 192.

15 Коммунистический Интернационал. Краткий исторический очерк. М. 1969, с. 464.

16 Новейшая история Китая. 1917 - 1970 гг., с. 208.

стр. 64


буржуазии. Концепция "новодемократического государства", по существу, отрицала возможность перехода после победы народной революции к социалистическому строительству17 .

В 1941 - 1945 гг. Мао Цзэдуну удалось организовать и провести кампанию по "упорядочению стиля" ("чжэнфын"), в ходе которой дискредитировались опыт социалистического строительства в СССР, деятельность и рекомендации Коминтерна, ВКП(б). Одновременно маоисты шельмовали и репрессировали интернационалистов. Подручными Мао Цзэдуна были уничтожены тысячи китайских коммунистов. В результате Мао Цзэдуну удалось сломить сопротивление интернационалистского крыла партии своему политическому курсу, подмять под себя других руководителей партии, протащить свои идейно- политические установки. Как писал в своих дневниках Владимиров, "чжэнфын укоренил в партии то болезненное национальное самолюбие (растравил его до инстинкта), которое при известных обстоятельствах способно переходить в отрицание всего некитайского... Группа интернационалистов окончательно дискредитирована в Компартии Китая"18 .

В своих целях Мао Цзэдун насаждал в партийных рядах самые реакционные предрассудки, особенно характерные для такой отсталой страны, как Китай. Ленин в свое время предупреждал, что "чем более отсталой является страна, тем сильнее в ней мелкое земледельческое производство, патриархальность и захолустность, неминуемо ведущие к особой силе и устойчивости самых глубоких из мелкобуржуазных предрассудков, именно: предрассудков национального эгоизма, национальной ограниченности"19 . В 1944 г. в беседе с Ван Мином, одним из руководителей Компартии Китая в те годы, Мао Цзэдун прямо заявил, что цель кампании "по упорядочению стиля" состоит в том, чтобы сделать возможным написание истории Компартии Китая как его личной истории20 . Исторические факты, однако, были известны многим. Поэтому Мао Цзэдун делал все, чтобы навязать свое толкование истории китайской революции. "Я решил, - заявил Мао, -...не признавать ленинизма. Не признавать роли Ленина, Сталина, Коминтерна, Советского Союза в истории Компартии Китая и китайской революции. Будем говорить, что ленинизм неприменим для руководства китайской революцией, что все высказывания Ленина и Сталина о китайской революции были ошибочными, что рекомендации Коминтерна были ошибочными, что Советский Союз не оказывал помощи Компартии Китая, а если иногда и оказывал кое-какую помощь, то она, мол, была не только бесполезна, но и вредна"21 . В беседе с Владимировым Мао Цзэдун также подчеркнул, что "опыт ВКП(б) не пригоден и вреден для КПК"22 .

Таким образом, уже в те годы Мао Цзэдуном велась активная работа, направленная на разжигание в рядах партии антисоветизма, на отрыв и изоляцию КПК от международного коммунистического и рабочего движения. Тем самым партия лишалась живительных источников международного опыта и помощи со стороны братских партий, столь необходимых для правильного ее развития. Нарушено было важнейшее ленинское положение о том, что молодые компартии Востока должны поддерживать самые тесные связи с мировым коммунистическим и рабочим движением, "слиться в общей борьбе с пролетариями других стран"23 . В такой обстановке в апреле - июне 1945 г. состоялся VII. съезд КПК. Он подвел итоги многолетней внутрипартийной борьбы.


17 Мао Цзэдун. Избр. произв. Т. 4. М. 1953, с. 501 - 513.

18 Владимиров П. П. Ук. соч., с. 486.

19 Ленин В. И. ПСС. Т. 41, с. 168.

20 Ван Мин. Ук. соч., с. 63.

21 Там же, с. 64.

22 Владимиров П. П. Ук. соч., с. 122.

23 Ленин В. И. ПСС. Т. 39, с. 330.

стр. 65


Маоистам удалось одержать верх над интернационалистским крылом партии и навязать ей свою правооппортунистическую, националистическую платформу.

*

Вступление Советского Союза в войну на Дальнем Востоке и разгром советскими войсками миллионной японской Квантунской армии коренным образом изменили военно-политическую ситуацию в Китае. Благодаря помощи Советского Союза КПК смогла организовать на Северо-Востоке страны революционную базу, где были сформированы хорошо вооруженные соединения народной армии, сыгравшие впоследствии важную роль в разгроме гоминьдановских армий. Широкая политическая, военная, экономическая помощь со стороны СССР в ходе народно-освободительной войны содействовала победе китайской революции. 1 октября 1949 г. была образована Китайская Народная Республика (КНР).

Большое значение для дальнейшего развития отношений между народами СССР и КНР имело заключение советско-китайского Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи, подписанного 14 февраля 1950 г. в Москве. Огромный вклад Советского Союза в дело победы и дальнейшего развития китайской революции, помощь в строительстве нового общества объективно способствовали росту авторитета и влияния советского опыта партийного и хозяйственного строительства среди широких партийных масс и кадровых работников КПК. Конкретный опыт социалистического строительства, развернувшегося в Китае вопреки замыслам и теоретическим построениям Мао Цзэдуна и его сторонников, закономерно вел китайских коммунистов к пониманию враждебности маоистских концепций развития страны интересам китайского народа и делу социализма. Началось усиление позиций интернационалистов в КПК.

Отражением этих процессов в определенной мере явился VIII съезд КПК, состоявшийся в сентябре 1956 г. На съезде были подвергнуты критике некоторые негативные моменты внутрипартийной жизни, ошибки, допущенные в ходе социалистического строительства. Съезд изъял из Устава партии всякое упоминание об "идеях Мао Цзэдуна" как идейной платформе партии. В новом Уставе КПК, принятом на съезде, говорилось: "Коммунистическая партия Китая в своей деятельности руководствуется марксизмом-ленинизмом. Только марксизм-ленинизм правильно объясняет закономерности развития общества, правильно указывает пути построения социализма и коммунизма"24 . В состав нового ЦК вошли, однако, практически все члены ЦК, избранные VII съездом партии, что не могло не сказаться на реализации решений, выработанных VIII съездом.

Непоследовательность в борьбе против теории и практики маоизма в значительной мере объясняется тем, что и после победы революции социальный состав КПК способствовал распространению мелкобуржуазных концепций Мао Цзэдуна. Несмотря на некоторый рост рабочей прослойки в партии (с 6,5% в мае 1953 г. до 14% к 1956 г.), она осталась по существу крестьянской: к 1956 г. 69% ее численность составили крестьяне, 12% - интеллигенция25 .

Успехи социалистического строительства в Китае в первой половине 50-х годов породили у Мао Цзэдуна и его сторонников свойственную мелкобуржуазному революционаризму иллюзию о возможностях ускоренного развития Китая по пути превращения в мощное государст-


24 Материалы VIII Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая. М. 1956, с. 67.

25 Новейшая история Китая. 1917 - 1970 гг., с. 256, 286.

стр. 66


во, располагающее современным военно-промышленным потенциалом. Не понимая закономерностей развития экономики при социализме, Мао Цзэдун полностью игнорировал закон ее планомерного, пропорционального развития. В силу идейно-политической незрелости широких партийных масс Мао Цзэдуну удалось навязать партии установки на форсирование социалистических преобразований, первоначально рассчитанных на три пятилетки. В 1955 - 1956 гг. было проведено кооперирование деревни и преобразование частнокапиталистической промышленности и торговли. Однако после съезда, подтвердившего установку на планомерное развитие китайской экономики, маоистам удалось столкнуть партию с этого курса и предпринять в масштабе страны попытку в кратчайший период добиться резкого увеличения уровня промышленного и сельскохозяйственного производства. Полное несоответствие форм и методов, а также темпов развития китайской экономики, навязанных Мао Цзэдуном, объективным социально-экономическим условиям Китая привело к провалу политики "большого скачка" и тяжелому кризису в китайской экономике. Потерпели крах честолюбивые планы Мао Цзэдуна одним рывком сделать Китай одной из сильнейших держав мира.

Потерпев провал в сфере экономики, Мао Цзэдун приступил к реализации своих великодержавных замыслов в области внешней политики. "Мы должны покорить весь Земной шар" - так сформулировал Мао на совещании Военного совета ЦК КПК в 1959 г. цель маоистов на мировой арене26 . Выдавая свои гегемонистские устремления как проявление классовой борьбы в международных отношениях, они рассчитывали навязать свой авантюристический курс мировому коммунистическому и рабочему движению, и в первую очередь Советскому Союзу и другим социалистическим странам, с тем чтобы использовать их военно-экономический потенциал. На Совещании представителей коммунистических и рабочих партий в 1957 г. Мао Цзэдун предложил: "Давайте сначала попробуем силы, а потом вернемся к строительству"27 . Однако попытка подчинить социалистические страны, мировое коммунистическое движение своим целям маоистам не удалась. При этом действия маоистов обнажили их теоретическую беспомощность, реакционность и авантюристичность внешнеполитического курса КНР. В дальнейшем политика маоистов, направленная на раскол международного коммунистического и рабочего движения, распространение своего влияния на национально-освободительное движение неизбежно вела их к международной изоляции, подрыву доверия к КНР, поскольку находилась в полном противоречии с интересами народов, желающих мира, обеспечения условий для созидательного труда.

Характерной чертой маоистского внешнеполитического курса после VIII съезда КПК стало усиление антисоветизма. Деятельность Мао Цзэдуна и его сторонников всегда сопровождалась нападками на марксизм-ленинизм под флагом его "устарелости", "несоответствия китайским условиям". Взамен ими предлагались маоистские теории, "китаизированный марксизм". Со второй половины 50-х годов все более ожесточенным нападкам стал подвергаться советский опыт социалистического строительства. Особый размах кампания отрицания всего советского получила в период "большого скачка". Под лозунгами борьбы против "догматизма", "слепого преклонения перед авторитетами" насаждались "местные", "китайские" методы, противоречащие объективным тенденциям общественного развития. Подобные методы могли иметь место лишь в условиях преднамеренного извращения существа марксистско-ленинского учения, изоляции широких партийных масс от опыта партийного и государственного строительства в СССР, других


26 Цит. по: Феоктистов В. Ф. Маоизм и судьбы социализма в Китае. - Проблемы Дальнего Востока, 1979, N 3, с. 145.

27 Цит. по: Внешняя политика КНР. М. 1971, с. 31.

стр. 67


социалистических странах. В случае с Китаем продолжение сотрудничества с Советским Союзом означало распространение в партии, среди трудящихся масс марксистско-ленинского учения, укрепление влияния интернационалистского крыла в КПК, постепенное вытеснение маоистской идеологии из общественной жизни страны. Преследуя свои гегемонистские, великодержавные цели, глубоко отличные от интересов китайского народа, маоисты шли на союз с Советским Союзом вынужденно, только исходя из сложившихся обстоятельств, рассчитывая на помощь, необходимую для укрепления своего режима.

Провалы во внутренней и внешней политике КНР, последовавшие после того, как Мао Цзэдуну удалось навязать КПК свои рецепты социально- экономического развития страны, свои внешнеполитические установки, происходили на фоне успешного развития мировой системы социализма и в первую очередь Советского Союза. Такое развитие событий представляло смертельную опасность для маоизма как идейного течения, ставило под сомнение авторитет Мао Цзэдуна, вело к неизбежной потере им ведущих позиций, какими он располагал в партии и государстве. Вследствие этого сохранение и упрочение Мао своей личной власти, реализация поставленных целей обусловливали его непримиримую борьбу против главного союзника здоровых сил в КПК - КПСС и зарубежных марксистско-ленинских партий, мировой системы социализма и в первую очередь против Советского Союза.

Эта борьба облегчалась для маоистов тем обстоятельством, что на протяжении многих лет китайские коммунисты подвергались идеологической обработке в духе идей Мао. Культ его личности сковывал творческие силы партии, тормозил распространение марксизма-ленинизма среди членов КПК. Руководство партии и государства составляли в основном люди, выдвинутые самим Мао, разделявшие его взгляды или подчинившиеся его диктату. Клевета, запугивание, натравливание одних членов руководства на других широко практиковались Мао Цзэдуном в целях упрочения своей власти и дискредитации политических противников. В этих условиях Мао удавалось последовательно наносить ощутимые удары по марксистско-ленинским силам в партии, устранять наиболее видных деятелей КПК, последовательных интернационалистов, обвиняя их в "антипартийной деятельности", навешивая на них различные ярлыки. Так, в 50-е годы были устранены из руководства КПК и репрессированы члены Политбюро ЦК КПК Гао Ган, Пэн Дэхуай, кандидат в члены Политбюро Чжан Вэньтянь и др.

Неспособность маоизма обеспечить поступательное развитие китайского общества, особенно скандальные провалы в сфере экономики, когда партия следовала рекомендациям Мао Цзэдуна, недовольство широких народных масс ухудшением своего материального положения вызвали в конце 50 - начале 60-х годов обострение внутрипартийной борьбы в КПК. В партии складывается довольно широкая, хотя и разнородная оппозиция, включающая таких деятелей, как председатель КНР Лю Шаоци и др. Оппозиция осуждала наиболее авантюристические действия Мао Цзэдуна и его сторонников внутри страны и за рубежом, опасаясь гибельных для Китайского государства последствий. Не одобряла она и полного разрыва отношений между КНР и социалистическими странами. Однако неспособность оппозиции преодолеть культ Мао, полностью отказаться от идеологии маоизма препятствовали объединению антимаоистских сил, не позволяли повести открытую принципиальную борьбу за устранение Мао с политической сцены.

Непоследовательность и противоречивость оппозиции позволили Мао Цзэдуну и его сторонникам подготовиться к переходу в контрнаступление. В период так называемой "культурной революции", развернутой маоистами в 1966 - 1969 гг., опираясь на поддержку армии, используя в качестве ударной силы учащуюся молодежь и отсталые

стр. 68


слои рабочего класса, группа Мао сломила сопротивление своих противников в партии и государственном аппарате и фактически совершила государственный переворот. Были разогнаны партийные и государственные органы, репрессировано большинство кадровых работников. По признанию Чжоу Эньлая в беседе с Э. Сноу, 70 - 80% партийно-государственных кадров "потеряли свои посты в ходе "культурной революции" и были посланы в школы 7 мая"28 .

Теперь маоисты получили возможность обеспечить проведение своей внутренней и внешней политики путем создания своей собственной партии. Сообщение ЦК КПК о созыве IX съезда КПК от 27 октября 1968 г. гласило: "Необходимо на основе идей Мао Цзэдуна создать партию, изменить ее Устав и Программу, перестроить ее руководящие органы с целью обеспечить чистку ее рядов"29 .

В целом, хотя маоистам и удалось устранить своих политических противников и добиться безраздельного господства в Китае, "культурная революция" продемонстрировала растущие противоречия между объективными потребностями развития китайского общества и маоистской внутренней и внешней политикой. Противоречие между, по существу, антисоциалистической надстройкой и социалистическим базисом китайского общества обусловливало политическую нестабильность в стране, неустойчивость маоистского режима, предопределяло возникновение новых кризисных ситуаций в экономике и общественно-политической жизни Китая. После состоявшегося в апреле 1969 г. IX съезда КПК с помощью тактики социально-политического маневрирования маоисты пытались нейтрализовать наиболее отрицательные последствия реализации идей Мао Цзэдуна внутри страны и за рубежом. Паллиативные решения не могли, однако, сколько-нибудь существенно смягчить развитие кризисных тенденций в китайском обществе. Неспособность маоистов предложить своему народу конструктивную программу преобразования страны обусловливала отсутствие у них политической платформы, на основе которой можно было бы объединить китайское общество.

Такое положение вело к возникновению внутри маоистского блока группировок, отражающих различные тенденции социально-политического развития Китая в рамках эклектического, внутренне противоречивого маоистского учения. Поддерживая ту или иную группировку, Мао Цзэдун располагал определенной возможностью направлять политику страны.

Наиболее сильной была группировка министра обороны КНР Линь Бяо, что объяснялось той ролью, которую приобрела армия в результате "культурной революции". Представители армии контролировали деятельность партийных и государственных органов, общественных организаций, занимали там важнейшие посты. Военными были 15 из 25 членов и кандидатов в члены Политбюро ЦК КПК, 145 из 279 членов и кандидатов в члены ЦК, 94 из 158 новых руководителей парткомов провинциального уровня30 . Линь Бяо стал на IX съезде КПК единственным заместителем председателя КПК и официальным преемником Мао. Само существование такой группировки представляло опасность для Мао Цзэдуна. При этом, выражая специфические интересы своей группировки, Линь Бяо отрицательно относился к нормализации отношений с США, продолжая настаивать на политике "равностояния" по отношению к СССР и США. Являясь опасным конкурентом для дру-


28 Китай после "культурной революции" (политическая система, внутриполитическое положение). М. 1979, с. 25.

29 Цит. по: Босев К. Тайфун. М. 1978, с. 165 - 166.

30 Опасный курс. О политике и тактических маневрах маоистов. Вып. 4. М. 1973, с. 73; Китай после "культурной революции", с. 44 - 45.

стр. 69


гих претендентов на высшую власть в Пекине, Линь Бяо одновременно стал препятствием на пути переориентации КНР на сотрудничество со странами Запада и в первую очередь с Соединенными Штатами.

Другой влиятельной группировкой, сложившейся в период "культурной революции", стали вожаки хунвэйбинов и цзаофаней, так называемые левые, осуществлявшие курс Мао и являвшиеся его наиболее последовательными сторонниками. Особенно прочные позиции они завоевали в пропагандистском аппарате КПК и средствах массовой информации. Однако главным преимуществом этой группировки было то, что им покровительствовал сам Мао, предполагавший, что со временем они станут его сменой. Группировка, наиболее видными представителями которой являлись Цзян Цин, Кан Шэн, Чжан Чунцяо, Яо Вэньюань, Ван Хунвэнь, с особым подозрением относилась к военным, рассматривая их как основных соперников в борьбе за власть.

Полное несоответствие маоистских установок потребностям социально- экономического развития Китая, порождая перманентную кризисную ситуацию в экономике и обществе, заставляло некоторых деятелей в пекинской верхушке искать более рациональные методы управления страной. В определенной мере эти поиски явились возвращением к формам и методам, применявшимся в 50-е годы, когда Китай широко использовал советский опыт социалистического строительства, отражали стремление смягчить воздействие на экономику деятельности выдвиженцев "культурной революции", полностью игнорировавших объективные законы развития народнохозяйственного комплекса, целиком полагавшихся на волюнтаристские методы управления. Вместе с тем "прагматики" не выходили за рамки маоистских концепций превращения Китая в мощное милитаризованное государство, полностью разделяли антисоветский, великодержавно-гегемонистский курс, утвердившийся во внешней политике КНР.

Сознавая невозможность изолированного развития китайской экономики, "прагматики" пытались установить широкие торгово-экономические связи с капиталистическим миром. Процесс переориентации внешнеэкономических связей Китая на капиталистические страны, проходивший с начала 60-х годов, в определенной степени подводил экономическую основу и под изменение внешнеполитического курса КНР. В деятельности "прагматиков", представленных в высшем эшелоне китайской иерархии Чжоу Эньлаем, Дэн Сяопином и другими деятелями, нашли дальнейшее развитие правооппортунистические, мелкобуржуазные тенденции, которые всегда были сильны в КПК и еще в 40-е годы выдвигались Мао Цзэдуном в рамках его концепции "новодемократизма".

Направление эволюции политики Китая отчетливо выявилось в курсе на сближение с США. На II пленуме ЦК КПК девятого созыва в августе 1970 г. были оглашены сведения о секретных переговорах с США, которые велись под руководством Мао Цзэдуна и Чжоу Эньлая еще с 1955 г. Сближение с США означало, по существу, отказ от одной из основных маоистских доктрин - борьбы "против американского империализма и советского ревизионизма". Выступления Линь Бяо до и после II пленума свидетельствовали о том, что он настаивал на необходимости вести борьбу на два фронта, считая при этом первоочередной борьбу против американского империализма. Такая позиция поставила группировку Линь Бяо в положение противостояния всем основным фракциям в пекинском руководстве и предопределила ее падение. Устранение Линь Бяо в результате "сентябрьских событий" 1971 г. в значительной мере открывало путь к сближению КНР и США, объективно способствовало усилению антисоветизма в политике Китая.

В результате устранения группировки Лянь Бяо в КПК укрепились позиции "прагматиков", постепенно утверждавших свои взгляды

стр. 70


на решение экономических и внешнеполитических проблем Китайского государства. В последующий период борьба за власть развернулась между этой группировкой и "левомаоистской" фракцией, поддерживаемой Мао и выступающей за продолжение реализации во внутренней и внешней политике изживших себя маоистских установок. Исход этой борьбы в конечном счете решило то обстоятельство, что в китайском народе, в среде кадрового партийно- государственного аппарата беды, обрушившиеся на Китай в результате "культурной революции", прямо ассоциировались в общественном сознании с деятельностью "левомаоистской" группировки. Смерть Мао в сентябре 1976 г. привела к быстрому падению "банды четырех" (Цзян Цин, Ван Хунвэнь, Чжан Чунцяо, Яо Вэньюань). Тем самым были ослаблены в значительной степени и позиции других выдвиженцев "культурной революции".

*

В новом руководстве КПК, возглавленном Хуа Гофэном, одним из близких Мао лиц, обострилась борьба между выдвиженцами "культурной революции" и теми многочисленными кадровыми работниками КПК, которые пострадали от маоистских чисток. В результате упорной борьбы внутри пекинской верхушки 5-й пленум ЦК КПК одиннадцатого созыва, состоявшийся в феврале 1980 г., освободил от руководящих постов в партии и государстве еще одну четверку выдвиженцев "культурной революции" - заместителя председателя ЦК КПК Ван Дунсина, членов Политбюро Чэнь Силяня, У Дэ, Цзи Дэнкуя. На том же пленуме в состав Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК были введены сторонники Дэн Сяопина Ху Яобан и Чжао Цзыян. При этом Ху Яобан был назначен на пост генерального секретаря ЦК КПК. Позиции председателя ЦК КПК Хуа Гофэна продолжали ослабляться и на 3-й сессии ВСНП, проходившей в сентябре 1980 г., ему пришлось оставить пост премьера Госсовета КНР, который занял Чжао Цзыян. Состоявшийся в Пекине суд над "бандой четырех" привел к дальнейшему ослаблению позиций Хуа Гофэна. Перетряски в руководстве Китая не означают, однако, принципиальных изменений в политике Пекина. Маоистские концепции по-прежнему определяют характер внутренней и особенно внешней политики КНР.

Колоссальные военные расходы, отход от социалистических методов управления народным хозяйством не позволяют Китаю возместить тот ущерб, который был нанесен его экономике маоистскими экспериментами, "культурной революцией". Именно поэтому на 3-й сессии ВСНП ничего не говорилось о сроках завершения "периода урегулирования", объявленного в 1979 г. Согласно наметкам плана на 1981 г., произойдет снижение темпов роста, будет сокращен или заморожен уровень производства ряда важнейших видов продукции - угля, стали, нефти, тракторов, автомобилей. В этих условиях руководители Китая пытаются укрепить экономику за счет привлечения иностранного капитала, стимулирования частнопредпринимательской деятельности. Для этого создается благоприятный инвестиционный климат. Остаткам китайской буржуазии возвращены конфискованные в период "культурной революции" банковские вклады и возобновлена выплата процентов по ним. Предоставлены льготные условия для иностранных капиталовложений. На 3-й сессии ВСНП был принят закон о том, что налог со смешанных предприятий (с участием китайского и иностранного капитала) устанавливается на 20% ниже, чем в капиталистических странах. Разрешена политическая активность буржуазии - всякого рода "встречи" и "заседания" различных "демократических партий и групп"31 .


31 Правда, 11.IX.1980; 28.I.1979.

стр. 71


Попытка разрешить экономические проблемы Китая за счет привлечения иностранного капитала, возрождения частного сектора полностью соответствует мелкобуржуазной сущности современного китайского руководства, закономерно вытекает из мелкобуржуазных тенденций, которые победили в КПК. Однако недавние события в области экономических отношений с западными государствами показывают, что этот путь далеко не так перспективен, как это представлялось пекинским лидерам. Ввиду финансовой несостоятельности КНР им пришлось отменить многие крупные заказы западным фирмам.

Неизменными остаются внешнеполитические цели пекинских лидеров. Идее мирового господства, превращения Китая в державу, способную диктовать свою волю миру, подчинены вся внешняя политика КНР, все ресурсы страны. Китайские гегемонисты понимают, что упрочение мировой системы социализма, политика разрядки, укрепление политической и экономической самостоятельности освободившихся государств являются препятствием на пути реализации их планов. Поэтому Пекин пытается затормозить, подорвать, ослабить эти процессы. С этой целью проводится враждебный, подрывной курс против стран социалистического содружества и их союзников, делается все, чтобы обострить международную обстановку, ослабить прогрессивные силы во всем мире.

Социалистическое содружество во главе с Советским Союзом объективно является главным препятствием на пути реализации замыслов пекинских лидеров, поскольку именно эти страны наиболее последовательно ведут борьбу против экспансионистских устремлений нынешних китайских лидеров, разоблачают реакционный характер любых модификаций маоизма. Поэтому антисоветизм, антикоммунизм являются важнейшей составной частью внутри- и внешнеполитической пропаганды пекинского руководства. В своей внешней политике КНР опирается на самые реакционные силы в мире, на те государства, которые проводят враждебную делу мира и социального прогресса политику. Внешнеполитическим целям китайских руководителей служат и политика сближения с капиталистическими странами, прежде всего с США, развитие отношений с различными реакционными режимами. Как было подчеркнуто на XXVI съезде КПСС, "о каких-либо переменах к лучшему во внешней политике Пекина, к сожалению, пока говорить не приходится. Она по-прежнему нацелена на обострение международной обстановки, смыкается с политикой империализма. Это, конечно, не вернет Китай на здоровый путь развития"32 .

Китайские лидеры пытаются обосновать свое блокирование с капиталистическими странами, и в первую очередь с США, ссылками на миф о "советской угрозе". В документах IX (апрель 1969 г.), X (август 1973 г.), XI (август 1977 г.) съездов КПК отчетливо наблюдается тенденция переноса направления главного удара с Соединенных Штатов на Советский Союз. СССР представляется как более опасный враг, США же выдаются за сторону якобы обороняющуюся. В политическом отчете ЦК, с которым выступил на XI съезде КПК Хуа Гофэн, говорилось: "Стратегическое положение, которое занимают в настоящее время Советский Союз и Соединенные Штаты в схватке между собой, таково, что советский социал-империализм наступает, а американский империализм обороняется"33 . Этим тезисом китайские лидеры пытаются оправдать свою совместную с империалистическими странами борьбу против Советского Союза, свой курс на наращивание военной мощи.

XXVI съезд КПСС подтвердил принципы, которыми руководствова-


32 Материалы XXVI съезда КПСС. М. 1981, с. 11.

33 XI Всекитайский съезд Коммунистической партии Китая. Документы. Пекин. 1977, с. 65 (на кит. яз.).

стр. 72


лись КПСС и Советское государство в отношениях с Китаем в предшествовавшее пятилетие. Что касается состояния и перспектив советско- китайских отношений, съезд выразил готовность к их улучшению на базе выдвинутых ранее предложений. "Если советско-китайские отношения остаются замороженными, то причина здесь не в нашей позиции, - заявил на съезде Л. И. Брежнев. - Советский Союз не искал и не ищет конфронтации с Китайской Народной Республикой. Мы следуем курсу, определенному XXIV и XXV съездами КПСС, и хотели бы строить связи с ней на добрососедской основе. Остаются в силе наши предложения, направленные на нормализацию отношений с Китаем, как остаются неизменными наши чувства уважения и дружбы к китайскому народу"34 .

Главным препятствием на пути развития Китая остается маоизм. Несмотря на корректировку его отдельных положений и критику некоторых "ошибок", допущенных при реализации "идей Мао Цзэдуна", особенно в период "культурной революции", маоизм и сегодня остается идейно-теоретической платформой КПК. Такое положение закономерно. В течение десятков лет маоисты вели ожесточенную борьбу с марксистско-ленинским учением, всеми доступными способами ограничивая его распространение среди членов КПК, извращая его. На протяжении большей части истории КПК отбор ее членов происходил по принципу личной преданности Мао Цзэдуну и его идеям. В результате маоистам удалось, разгромив КПК в ходе "культурной .революции", создать под ее вывеской свою партию, не имеющую ничего общего с идеалами коммунизма. Существование этой партии, объединяющей миллионы людей, воспитанных в духе маоистской идеологии, в определенной мере обеспечивает материализацию "идей Мао Цзэдуна" и их современных модификаций в практической политике.

Существует опасность, что многолетнее спекулирование маоистов на марксистско-ленинском учении, эксплуатация революционного энтузиазма китайского народа подорвали веру трудовых людей в идеи социализма. На судьбы Китая окажет большое влияние то обстоятельство, что в представлении китайского народа на протяжении более 20 лет социализм ассоциировался с маоистской практикой в области внутренней и внешней политики. В результате в китайском обществе возникла благоприятная обстановка для распространения иллюзий относительно возможностей решения проблем Китая на основе уступок частному сектору в экономике, сговора с капиталистическими государствами. Наличие сильных мелкобуржуазных и националистических тенденций в КПК создало в конечном итоге благоприятные условия для оживления буржуазной идеологии. Еще раз подтвердилась правильность ленинского предупреждения об опасности мелкобуржуазной стихии: "Либо мы подчиним своему контролю и учету этого мелкого буржуа (мы сможем это сделать, если соорганизуем бедноту, т. е. большинство населения или полупролетариев, вокруг сознательного пролетарского авангарда), либо он скинет нашу, рабочую, власть неизбежно и неминуемо, как скидывали революцию Наполеоны и Кавеньяки, именно на этой мелкособственнической почве и произрастающие"35 . Маоизм не способен выработать позитивную программу развития страны, объединить китайский народ для решения стоящих перед нею проблем. Отсюда состояние перманентного кризиса, борьба различных фракций в руководстве КПК и КНР.


34 Материалы XXVI съезда КПСС, с. 11.

35 Ленин В. И. ПСС. Т. 43, с. 208.

Orphus

© libmonster.cn

Permanent link to this publication:

http://libmonster.cn/m/articles/view/МЕЛКОБУРЖУАЗНЫЕ-НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИЕ-ТЕНДЕНЦИИ-В-КПК-И-ФОРМИРОВАНИЕ-АНТИСОВЕТСКОГО-КУРСА-ПЕКИНА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

China OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.cn/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. Б. ЛАПТЕВ, МЕЛКОБУРЖУАЗНЫЕ НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ В КПК И ФОРМИРОВАНИЕ АНТИСОВЕТСКОГО КУРСА ПЕКИНА // Beijing: Libmonster China (LIBMONSTER.CN). Updated: 14.03.2018. URL: http://libmonster.cn/m/articles/view/МЕЛКОБУРЖУАЗНЫЕ-НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИЕ-ТЕНДЕНЦИИ-В-КПК-И-ФОРМИРОВАНИЕ-АНТИСОВЕТСКОГО-КУРСА-ПЕКИНА (date of access: 13.12.2018).

Publication author(s) - В. Б. ЛАПТЕВ:

В. Б. ЛАПТЕВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:


Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
China Online
Beijing, China
80 views rating
14.03.2018 (274 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
Рецензии. Л. Н. БОРОХ. ОБЩЕСТВЕННАЯ МЫСЛЬ КИТАЯ И СОЦИАЛИЗМ (НАЧАЛО XX В.)
Catalog: Philosophy 
33 days ago · From China Online
CASTLE MOUNTAINS OF GUILIN
Catalog: Geology Geography 
96 days ago · From China Online
Рецензии. Т. И. СУЛИЦКАЯ. КИТАЙ И ФРАНЦИЯ (1949-1981)
Catalog: History 
101 days ago · From China Online
The toroids located inside the electrons and positrons, we called photons. By the way, scientists from the University of Washington created a high-speed camera capable of photonizing photons. The photograph shows a toroidal model of a photon. http://round-the-world.org/?p=1366 In our opinion, the quanta of an electromagnetic wave are electrons and positrons, which determine the length of an electromagnetic wave. Photons also control the wavelength of the photon itself, or the color emitted by the photon. Thus, a photon is a quantum of a color that is carried by one or another electromagnetic wave.
Catalog: Physics 
131 days ago · From Gennady Tverohlebov
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ СССР КИТАЮ (1917 - 1945 гг.)
Catalog: History 
138 days ago · From China Online
Рецензии. О. Е. НЕПОМНИН. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ КИТАЯ. 1894 - 1914
Catalog: Economics 
149 days ago · From China Online
РОЛЬ СССР В НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ ВОЙНЕ КИТАЙСКОГО НАРОДА И РАЗГРОМЕ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЯПОНИИ
Catalog: Military science 
197 days ago · From China Online
Демократия – самая лучшая система управления обществом. Но при наличии просвещённого диктатора общество развивается в разы быстрее, точнее и безопаснее. Либералам эту логику трудно понять, по причине отсутствия у них диалектичности мышления. Но большинству россиян это понятно, что и продемонстрировало избрание Владимира Владимировича Путина на пост Президента РФ. Просвещённый диктатор это мечта большинства россиян. Владимир Владимирович, не зря ваш отец, – ещё до избрания Вас президентом, – называл Вас «мой президент». Он предвидел – Вам суждено спасти Россию от капитализма. Хватит олигархам грабить Россию, вывозя капиталы за рубеж. Мы, рядовые работники предприятий, получив власть, на эти деньги построим новые заводы. Владимир Владимирович, Вы должны возглавить Партию рыночного социализма и подготовить Референдум о передаче всех средств производства товаров в собственность трудовых коллективов, имеющих форму закрытых акционерных обществ.
Catalog: Political science 
204 days ago · From Gennady Tverohlebov
А. М. ГРИГОРЬЕВ. РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В КИТАЕ В 1927 - 1931 гг. (ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ)
Catalog: Political science 
256 days ago · From China Online
ИВОВЫЙ ПАЛИСАД - ГРАНИЦА ЦИНСКОЙ ИМПЕРИИ
Catalog: History 
273 days ago · From China Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
МЕЛКОБУРЖУАЗНЫЕ НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ В КПК И ФОРМИРОВАНИЕ АНТИСОВЕТСКОГО КУРСА ПЕКИНА
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Libmonster China ® All rights reserved.
2017-2018, LIBMONSTER.CN is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK