Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: CN-122
Author(s) of the publication: В. Н. Никифоров

share the publication with friends & colleagues

Синьхайская революция 1911 - 1913 гг. всколыхнула полуфеодальное общество Китая. Вместе с другими демократическими выступлениями, которыми Восток откликнулся на российскую революцию 1905 - 1907 гг., и Синьхайская революция вошла в марксистскую историографию как составная часть "пробуждения Азии" 1 . Она оставила заметный след в развитии национального и демократического сознания в Китае. Вместе с тем эта революция имела ограниченный, буржуазный характер, лидеры ее исповедовали националистическую идеологию. Поэтому представляет интерес деятельность накануне революции наиболее популярных пропагандистов, сыгравших определенную роль в ее идеологической подготовке, - Цзоу Жуна, Чэнь Тяньхуа и Ян Шоужэня.

Это были молодые люди, вступившие в политическую жизнь в 1903 году. Их деятельность, подготовлявшая Синьхайскую революцию, отражена в биографической и мемуарной литературе, изданной большей частью в 1928 - 1949 гг., а позднее переизданной 2 . В частности заново опубликованы пользовавшиеся в свое время широкой популярностью их политические памфлеты. Известны также посвященные им монографии современных западных синологов. Одна статья непосредственно касается Чэнь Тяньхуа 3 . В некоторых книгах отведено этим персонажам определенное место 4 . В русской литературе особое внимание привлекла фигура Цзоу Жуна. Еще в 1910 г. был напечатан перевод его памфлета "Армия революции" (1903 г.). В советское время опубликовано сообщение о Цзоу Жуне. Вклад Цзоу Жуна, Чэнь Тяньхуа, Ян Шоужэня в политическую и идеологическую борьбу рассматривается в обобщающих трудах, а также в работах по истории политических учений 5 . Однако в комплексе деятельность этих лиц еще не исследовалась. Между тем она показывает, в какой социально-политической среде зарождались взгляды, позднее придавшие сугубо националистическую окраску маоизму.

В 1895 - 1900 гг. из среды китайских революционеров выделились первые публицисты. Из них Чжан Бинлинь и Цинь Лишань продолжали активно писать в первые годы XX века. Их произведения служили важным дополнением к выступлениям революционных лидеров типа Сунь Ятсена и таких теоретиков, как Лян Цичао и Оу Цзюйцзя, которые колебались одно время между последовательно реформаторским и революционным направлениями 6 . Между Цзоу Жуном, Чэнь Тяньхуа, Ян Шоужэнем немало общего. Все они родом из одних мест (бассейн Янцзы). Произведения всех троих выражали, по сути дела, программу верхушечной буржуазной революции в полуколониальной стране, были окрашены в националистический цвет с сильными элементами шовинизма и представляли собой сочетание заимствованных на Западе и традиционно китайских форм. Все трое в конечном счете адресовали свои


1 Ленин В. И. ПСС. Т. 23, с. 145 - 146.

2 Синьхай гэмин (Синьхайская революция). Тт. 1 - 3. Шанхай. 1957; Фэн Цзыю. Гэмин и ши (Неофициальная история революции). Тт. 1 - 4. Тайбэй. 1953.

3 Young E. P. Ch'en Tïen-hua (1875 - 1905): A Chinese Nationalist. - Papers on China, Cambridge (Mass.), vol. 13, December 1959.

4 Rankin M. B. Early Chinese Revolutionaries, Radical Intellectuals in Shanghai and Chekiang, 1902 - 1911. Cambridge (Mass.), 1971.

5 Цзоу Юн. Революционная армия. - Вестник Азии, 1910, NN 5, 6; Белов Е. А. Цзоу Жун - пропагандист буржуазных республиканских идей в Китае. - Седьмая научная конференция "Общество и государство в Китае". Тезисы и доклады. Ч. 2. М. 1976; Новая история Китая. М. 1972; Крымов А. Г. Общественная мысль и идеологическая борьба в Китае. 1900 - 1917 гг. М. 1972.

6 Подробнее см. Никифоров В. Н. Первые китайские революционеры. М. 1980, с. 215 - 218, 223 - 225.

стр. 113


призывы неопределенным средним слоям, хотя у Цзоу Жуна заметно зарождение интереса и к конкретным, только еще формировавшимся классам - пролетариату и буржуазии. Все трое смогли выразить оскорбленное империалистами национальное чувство, стремление догнать передовые страны и в то же время отразили в своих взглядах отсталость общественного сознания Китая. Все трое стояли правее Сунь Ятсена. Учитывая, что Сунь Ятсен и его сторонники только после основания журнала "Минь бао" (конец 1905 г.) сумели развернуть широкую пропаганду собственных идей, нельзя не признать, что памфлеты Цзоу Жуна, Чэнь Тяньхуа, Ян Шоужэня, написанные легким языком и пропитанные страстным чувством, оказывали в 1903 - 1905 гг. гораздо большее воздействие на общество, чем произведения Сунь Ятсена. Это важно потому, что 1903 г., когда Цзоу Жун, Чэнь Тяньхуа и Ян Шоужэнь писали свои знаменитые памфлеты, был начальной вехой подъема освободительной борьбы в Китае, главным образом антиимпериалистического движения китайских студентов и преподавателей в двух центрах: в Токио и в Шанхае 7 .

Цзоу Жун

Манеры тогдашних молодых людей, решавшихся на разрыв со старым обществом, часто бывали вызывающими, отражая неприятие господствующей идеологии, морали, условностей. Цзоу Жун (1885 - 1905 гг.) в этом отношении побил все рекорды. Второй сын богатейшего купца из уезда Басянь, вундеркинд, в 12-летнем возрасте прочитавший и знавший местами наизусть конфуцианские Четырехкнижие и Пятикнижие, труды древних историков Сыма Цяня и Бань Гу, слышать не хотел о том, чтобы, как убеждал его отец, сдавать экзамены и всю жизнь изучать древние тексты. С презрением отзывался он о карьере старшего брата, имевшего первую ученую степень - сюцая. Отец нещадно бил его. От Цзоу отказался учитель, который был в ужасе, что его воспитанник в разговорах с людьми горяч, отрицает Яо и Шуня (древних мифических "императоров"-полубогов), недолюбливает самого Конфуция, в пух и прах разносит следовавших последнему философов. Цзоу нашел новых учителей в лице двух появившихся в Чунцине в 1898 г. японцев, учивших его японскому языку и рассказывавших о европейских теориях. Он читал журналы, вызванные к жизни подъемом реформаторского движения в Китае. "Каждый раз, когда что-нибудь производило на него впечатление, он произносил странные, пугающие речи. Он принялся также свободно рассуждать о политике" 8 . Более всего он преклонялся перед казненным в 1898 г. реформатором и радикальным мыслителем Тань Сытуном: "Портрет Таня висел у него в изголовье; в память о Тане он сложил стихи" 9 .

В 1902 г. Цзоу был послан отцом на учебу в Токио. В это время в Японии зарождалось китайское студенческое движение. Юный Цзоу, у которого еще дома "возникали всякие мысли", попал в свою стихию. Студенты выступали с речами против правившей в Китае династии Цин, воцарившейся в 1644 г. после завоевания Китая маньчжурами. Каждый раз "Цзоу Жун стремился выступить первым. Речи его были острыми и печальными... В это время он задумал книгу, которая разоблачила бы жестокое обращение маньчжуров с китайцами, и начал работать над рукописью" (брошюра "Армия революции") 10 . Вынужденный покинуть Японию после столкновения с китайским надзирателем, Цзоу переехал в Шанхай. Здесь также зарождалось патриотическое движение. Преподаватели и учащиеся устраивали митинги в частном парке Чжанъюань, выступая с речами против колониального гнета империалистов и династии Цин. Стал участвовать в митингах и Цзоу. Рассказывали, что он "говорил так открыто, будто, кроме него, там никого не было". В то же время он приводил в порядок свои наброски, завершая памфлет "Армия революции". Он чувствовал, что не может не высказаться, мысли о революции переполняли его, слова "вырывались из сердца помимо воли" 11 .


7 О стихийных восстаниях в стране в тот период см. Костяева А. С. Народные движения в Китае в 1901 - 1911 гг. М. 1970.

8 Цзоу Лу. Чжунго гоминьдан ши гао (Очерки истории китайского гоминьдана). Т. 4. Шанхай. 1947, с. 1241 - 1242, 1244.

9 Там же, с. 1242.

10 Там же, с. 1242 - 1243.

11 Синьхай гэмин. Т. 1, с. 332.

стр. 114


Когда Цзоу кончил писать памфлет, ему показалось, что стиль сочинения несолидный, какой-то слишком легкий, и он попросил известного революционного публициста, сторонника антицинских взглядов Чжан Бинлиня отредактировать его. Тот заявил, что сочинение Цзоу - это именно то, что нужно для простого народа: разговорный язык байхуа, которым написан памфлет, понятен "даже глупому мужику" 12 . Более того, сам написал предисловие к работе молодого автора. Затем орган шанхайских революционных кругов "Субао" (газета провинции Цзянсу) поместил рецензию Чжан Шичжао на "Армию революции". В противовес либералам он решительно заявлял, что спасение Китая не в простом распространении просвещения. В угнетенной стране оно может ведь пониматься как воспитание более искусных рабов. Мы, писал Чжан Шичжао, напротив, понимаем под просвещением прежде всего избавление народа от рабства путем революции. Стержнем произведения Цзоу, писал рецензент, является гражданственность; цель его - воспитание ненависти к маньчжурам. "Хотя Цзоу Жун прямолинеен, речь его не может не взволновать и не потрясти нас. Он доводит нас до такого состояния, что хочется схватить меч и ринуться в бой". Чжан Шичжао желал брошюре быть изданной "в десятках тысяч экземпляров" и перечитываться "десятки тысяч раз" 13 .

Название памфлета - "Армия революции" может ввести в заблуждение. Хотя брошюра и писалась во время повального увлечения передовой китайской молодежи военным делом, в ней не было ни слова об армии как о военной организации. Имелась в виду политическая армия сторонников революции, знаменосцем которой объявлял себя Цзоу. Через все произведение проходили пламенные возгласы: "Революция! "Революция!", "Да здравствует революция! Да процветает революция!", Китай "не может без революции", революция - предписанный свыше закон, всеобщее правило, она "уничтожает зло и творит добро, устраняет дикость и вводит образование, рабов превращает в господ", революция "повинуется воле неба, отвечая тем самым чаяниям людей" 14 . Причиной, делающей революцию неизбежной, автор называл господство в Китае династии Цин. Гнет империалистов он ставил на второе место: "Внутри - тирания маньчжуров, вовне - гнет других государств; внутри больны, вовне презираемы. Через 10 лет государство погибнет, а через 100 лет и нация исчезнет". Сначала, считал Цзоу, надо излечить внутреннюю болезнь. Посмотрите на китайских крестьян: "Черные лица, грубые и в глине руки людей, которые постоянно работают и не имеют времени для отдыха... Недостаточно того, что эти люди выносят злобу своих тиранов-хозяев; маньчжуры еще присылают к ним чиновников, которые придумывают всевозможные жестокости. Каков чиновник, такова и кожа, которую он сдирает с земли! Каков чиновник, такова и кровь, которую он высасывает из народа!" 15 .

Купцы в социальной иерархии находятся на последнем месте, с них дерут контрибуции, налоги, сбор за перевозку товаров внутри страны - лицзинь, деньги на постройку дворцов. А ведь в цивилизованных государствах считаются с купцами. "Увы, увы! Приставьте к горлу нож, направьте дуло в грудь, все равно скажу, что маньчжуры сдирают с нас кожу, высасывают мозг из наших костей!" 16 . Маньчжуры раздают другим державам земли Китая... Миссионера убили - Китай платит землей и деньгами; оскорбили иностранца - извиняться должен сам китайский император. А китайцев за границей оскорбляют, поступают с ними хуже, чем с животными: "Что же, маньчжурское правительство ослепло или оглохло? Ведь у всех людей голова круглая, ступня плоская. Почему же одни так дороги, другие так дешевы?" Автор призывал воспитывать в себе национальное чувство: "Нация - или рабство. Нация- сила, рабство - смерть. Нация - независимость, рабство - ярмо" 17 .

Цзоу угнетен, но в то же время полон национального и расового высокомерия, унаследованного от феодального воспитания. Он восхищается тем, что Китай веками


12 Цзоу Лу. УК. соч., с. 1243.

13 Синьхай гэмин цянь шинянь цзянь шилунь сюаньцзи (Сборник статей последнего десятилетия перед Синьхайской революцией). Т. I, ч. 2. Пекин. 1960, с. 685.

14 Синьхай гэмин. Т. 1, с. 333.

15 Там же, с. 348, 341.

16 Там же, с. 343.

17 Там лее, с. 341 - 342, 356.

стр. 115


"смотрел свысока на все государства, величием устрашал пять частей света... Ни в одном государстве на всем земном шаре не было того, что мы имели!". Не произойди маньчжурского завоевания, то, как кажется автору, Англия, царская Россия, Германия и Франция вместо того, чтобы "скалить зубы и играть когтями", как это они сейчас делают, "утихли бы, присмирели" 18 . Сейчас, сокрушался Цзоу, "мы низкие рабы рабов всего мира. Нам далеко даже до индусов в красных тюрбанах". Индусы, из которых обычно вербовалась полиция английских концессий в Китае, "еще сохранили право носить свои красные тюрбаны, быть полицейскими, стоять на перекрестках шанхайских и гонконгских улиц, радоваться, что могут прогонять китайцев. А спрошу-ка я моих соотечественников: могут ли они, хоть где-нибудь на земном шаре, получить место полицейского и радоваться возможности прогонять людей другой нации?" 19 . Конечно, это сарказм. Но в свете мечтаний автора об агрессивном китайском государстве невольно начинает казаться, что Цзоу искренне обрадовался бы, если бы его соотечественникам было дано право помыкать людьми других наций.

Национализм "Армии революции", несмотря на то, что он облачен в традиционные наряды, в основе буржуазен, а в теории исходит из принципов конкуренции и естественного отбора. Направлен этот национализм главным образом на освобождение собственной нации, в чем и состоит его относительная прогрессивность. Но он содержит в себе и возможность оправдания превращения в будущем угнетенной нации в угнетающую. Других путей национального развития автор не видел. Национализм Цзоу имел не только великоханьский, но и расистский оттенок. Можно еще понять ненависть автора к маньчжурам, в которых в то время видели носителей национального гнета в Китае. Но великоханьская гордыня Цзоу распространялась и на другие народы: "Тот, кто не моей нации, у того сердце обязательно чужое". Он пренебрежительно отзывался об индусах и неграх, а японцев называл старинным оскорбительным словцом "во" - карлики, дикари 20 .

При всей типичности его взглядов для китайской феодальной интеллигенции начала XX в. в Китае нашлись и те, кто не разделял расовых предрассудков автора. Сунь Ятсен, которому подобные взгляды в общем не были свойственны, не высказался, правда, об этом аспекте "Армии революции"; это сделал другой революционный публицист, Цай Юаньпэй. Как сообщается в его биографии: "В то время господин Цзоу Вэйдань (второе имя Цзоу Жуна. - В. Н.) написал книгу "Армия революции", в которой особенно настойчиво призывал "убить всех маньчжуров". Цай Юаньпэй не во всем разделял его взгляды и написал в "Субао" статью "Толкование понятия "ненависть к маньчжурам" 21 , где доказывал, что разговоры о ненависти к маньчжурам "сводятся к спорам политическим, а не национальным" 22 . Они объясняются тем, что маньчжуры в Китае - такое же привилегированное меньшинство, как аристократия в дореволюционной Франции. Автор был против зоологической ненависти к маньчжурам и объяснял ее возникновение тем, что в Китае западные учения о национализме перемешались со старыми, конфуцианскими понятиями.

У читателей, однако, получили популярность слова Цзоу, а не Цай Юаньпэя: логические доводы действуют порой слабее, чем гипнотическая сила страсти. Кроме того, предрассудки Цзоу были для многих собственными предрассудками. Одним из главных достоинств брошюры Цзоу явилось решительное, сравнительно полное развитие принципа буржуазно-демократической республики. Тем важнее подчеркнуть, что у Цзоу, как и у других радикальных китайских авторов того периода, проблема демократической республики была полностью подчинена задачам национального переворота. Говоря о революциях, Цзоу утверждал, что они бывают варварскими (например, восстание ихэтуаней в 1900 г.) или просвещенными, созидательными, приносящими народу свободу, равенство и независимость. Характерно, что к общеизвестному лозунгу Французской буржуазной революции конца XVIII в. "Свобода, равенство, братство" Цзоу как представитель угнетенной страны добавил "независи-


18 Там же, с. 348.

19 Там же, с. 359.

20 Там же, с. 356, 348.

21 Цзоу Лу. УК. соч. Т. 4, с. 1631.

22 Синьхай гэмин цянь шинянь цзянь шилунь сюаньцзи. Т. I, ч. 2, с. 679.

стр. 116


мость", зато убрал "братство" (правда, в его трактате встречается принцип "взаимной любви", однако содержание этого понятия не раскрыто) 23 . Программа автора видна также из того, каких героев он себе выбирает: в "Армии революции" почтительно упомянуты Ж. -Ж. Руссо, Дж. Вашингтон, Ш. -Л. Монтескье, Дж. С. Милль, Н. Бонапарт, Дж. Мадзини. О вождях крестьянских войн, даже отечественных, автор сдержанно замечает, что хотя "не любит" их, но может простить, т. к. до бунта их довела прогнившая династия.

Памфлет Цзоу Жуна - программа националистической революции с определенной постановкой проблемы переустройства Китая на буржуазно-республиканский лад. В ней нет речи о социально- экономических вопросах, не учтены интересы масс. Цзоу лишь однажды упомянул о крестьянах, да и то как о жертвах маньчжурской эксплуатации. В "Армии революции" есть, однако, место, показывающее, что к рабочим автор отнесся с несколько большим интересом. Свидетельствуя в общей форме об их тяжелом положении, он писал: "А я слышал, что в иностранных государствах рабочие имеют значение в государственном управлении; могут говорить о свободе, устанавливают демократический принцип, учреждают великий союз рабочих всех стран; там издают законы об охране труда; рабочие собираются на митинги, издают газеты, пропагандируют всеобщее единение! Спросим теперь, есть ли в Китае что-либо подобное? Наверное, нет" 24 .

Показания Цзоу на суде также содержат место, отражающее его интерес к идеям социализма. Ему был задан вопрос, высказывался ли он за свержение правящей династии. "Ответ: Я не хотел свергать династию, я хотел стать вторым Руссо. Вопрос: Вы хотели вызвать новую Французскую революцию? Ответ: Если Руссо был революционером, зачем ему поставлен памятник? Вопрос: Так вы не хотели вызвать в Китае революцию? Ответ: Нет, моя идея состоит в том, что не должно быть богатых и бедных, что все должны иметь равное положение" 25 . Нельзя, конечно, верить всему, что подсудимый говорит на суде. Можно понять, когда Цзоу отрицал, что хотел вызвать в Китае революцию. Любопытно другое: в голове его зреют какие-то мысли о социальном равенстве; давний кумир - Руссо начинает ему казаться социалистом. Но, разумеется, "социализм", о котором начинал как будто задумываться Цзоу, был не научным, а утопическим. Развитие взглядов Цзоу происходило необычайно быстро, и можно только гадать, к чему бы он пришел, если бы его деятельность не была пресечена в самом начале.

29 июня 1903 г. за свои статьи в "Субао" был арестован китайский революционер-публицист Чжан Бинлинь. 1 июля Цзоу присоединился к нему, добровольно явившись в полицию. В мае 1904 г. смешанный суд шанхайского международного сеттльмента приговорил Цзоу к двум, Чжана - к трем годам тюремного заключения за антицинскую пропаганду. Юный Цзоу плохо чувствовал себя в тюрьме: "Те, у кого было слабое здоровье, часто простуживались, болели и даже умирали... Грубую пищу трудно было глотать... Находясь в тюрьме, Цзоу Жун выглядел очень плохо, странно вел себя, по ночам не спал и громко ругался. Когда Чжан Бинлинь спрашивал, в чем дело, он ничего не помнил. Все считали его сумасшедшим". Тюремщики обращались с Цзоу грубо. Чжан, стоически переносивший заключение, советовал другу искать утешение в буддийской философии. В апреле 1905 г., за 70 дней до освобождения, Цзоу умер; Чжану не разрешили даже вызвать к умирающему врача. Всю ночь Чжан просидел у тела товарища 26 .

"Армия революции" распространялась в Китае и за границей сотнями тысяч экземпляров. Она занимала первое место среди революционных книг предсиньхайского времени. Во избежание осложнений при таможенной проверке книгу часто вывозили и под другими названиями - "Революционный авангард", "Правда о спасении мира". Нередко ее издавали вместе со статьей Чжан Бинлиня, направленной против вождя реформаторов Кап Ювэя, под общим названием "Чжан Цзоу хэкэ" ("Совместное произведение Чжана и Цзоу") 27 . Как вспоминает современник, "Армию револю-


23 Синьхай гэмин. Т. 1, с. 351 - 352.

24 Там же, с. 341.

26 Цит. по: Rankin M. B. Op. cit., p. 269.

26 Синьхай гэмин. Т. 1, с. 396, 366.

27 Фэн Цзыю. Гэмин и ши (Неофициальная история революции). Т. 2, с. 55.

стр. 117


ции" переиздавали "несчетное число раз. Все жаждали получить ее. Кто не мог достать, готов был отдать за нее большие деньги. Книгу прятали в одежде, в пище, чтобы провезти; цинские чиновники ничего не могли поделать" 28 .

Чэнь Тяньхуа

Такую же известность, как и брошюра Цзоу Жуна, получили также два памфлета "Оглянись!" и "Набат поколения" Чэнь Тяньхуа (ок. 1875 - 1905 гг.), выступившего в качестве продолжателя дела Цзоу Жуна и Чжан Бинлиня в том же 1903 году. Если Цзоу ставил ударение на принципах революции и республики, то Чэнь главное внимание обращал на национально-освободительную борьбу и национальное единство.

О жизни Чэнь Тяньхуа до 1903 г. мало известно. Он хуанец из уезда Синьхуа, происходил, видимо, из состоятельной семьи, которая смогла дать ему традиционное образование; затем получил ученую степень сюцая, приобрел зачатки западного образования. О его политических взглядах в ранние годы тоже известно немногое. Позднейший биограф употребляет по отношению к нему обычные фразы, какими писали про любого патриота: "Каждый раз, когда он читал историю Китая или зарубежных стран, он бывал очень взволнован, особенно в тех местах, где речь шла о взлетах и падениях, расцвете и угасании государств. Любовь к родине была у него в крови". Ему был уже 31 год, но, когда его уговаривали жениться, он отвечал: "Еще гунны не уничтожены, можно ли сейчас строить семью?" 29 . Как и на Цзоу, на Чэня оказал влияние радикальный реформатор Тань Сытун (кстати, его земляк). Чэнь называл его "выдающимся человеком" 30 .

В 1903 г. Чэнь поехал учиться в Японию и сразу же оказался в гуще студенческой борьбы, приведшей его на путь антиправительственной деятельности; он стал активным членом организованного китайскими студентами Союза национального военного обучения 31 . В конце того же года Чэнь вернулся в Хунань, где присоединился к первой революционной организации, образовавшейся на китайской земле, - Союзу китайского возрождения во главе с Хуан Сином, и участвовал в подготовке восстания, назначенного на 16 ноября 1904 года. Его памфлеты были написаны: "Оглянись!" - в период складывания тайного общества (конец 1903 г.); "Набат поколения" - в разгар подготовки восстания (начало 1904 г.). Таким образом, в отличие от произведения Цзоу памфлеты Чэня писались тогда, когда их автор был уже не только революционером по убеждениям и не просто революционным пропагандистом, но практическим участником антиправительственной конспиративной работы. Это нужно подчеркнуть, потому что содержание обоих памфлетов может создать несколько иное впечатление: антиправительственный характер их, хотя и очевиден, гораздо менее подчеркнут, чем у Цзоу. Антиманьчжуризм и республиканизм Чэня явно оказались в тени его антиколониалистских, общенационалистических установок. "Пришли! Пришли! Пришли! - восклицал он. - Кто пришел? Иностранцы пришли! Беда! Беда! Всем беда!.. Отныне для иностранцев все превращаются в скот в загоне, в мясо и рыбу в кастрюле. Захотят - будут резать, захотят - будут варить, и никто не сможет даже пошевелиться. Да, пришел день нашей смерти! Горе! Горе! Горе! Все наше имущество и деньги, накопленные тяжелым трудом, отберут иностранцы. Они разлучат нас с любимыми детьми, женами и родителями. Эти иностранцы убьют наших отцов, сыновей, братьев, изнасилуют наших жен, дочерей и сестер. Тюрьмы и застенки станут местом пребывания наших соотечественников, пушки и ружья уничтожат нас" 32 .

Чэнь, на представления которого об иностранном гнете повлияли взгляды известного в то время китайского мыслителя-реформатора Лян Цичао 33 , видел спасение


28 Цзоу Лу. УК. соч. Т. 4, с. 1247.

29 Фэн Цзыю. УК. соч. Т. 2, с. 129.

30 Синьхай гэмин. Т, 2, с. 146.

31 Young E. P. Op. cit., p. 115.

32 Синьхай гэмин. Т. 2, с. 112.

33 См. о нем: Борох Л. Н. Теории прогресса в китайской мысли начала XX в. (Лян Цичао - Сунь Ятсен). В кн.: Китай. Поиски путей социального развития. М. ,1979.

стр. 118


в "национальном империализме", основанном на социал-дарвинистском "законе" борьбы за существование. Призывая прикончить всех "заморских чертей" и всех, кто им продался, Чэнь подсчитывал: "Китайцев много, если их погибнет несколько миллионов или десятков миллионов - ничего страшного нет. Если мы сумеем спасти родину, через несколько десятков лет с нами станут говорить по-другому" 34 . Памфлет "Оглянись!" начинался с того, что автор, оглянувшись, увидел портрет мифического "прародителя китайцев" Хуанди и заплакал, вспомнив былое величие Китая. Охваченный националистическим порывом, он писал: "Все, кто не являются потомками Хуанди, - чужие, им ни в коем случае нельзя помогать. Если будешь им помогать, значит, ты отказываешься от своих предков, а если отказываешься от своих предков, значит, ты - скот... Друзья! Если во имя своей нации вы будете убивать людей чужой нации, то все будут считать это вашей заслугой" 35 .

О неханьских народах автор писал в самом пренебрежительном тоне: "маленькие страны", "маленькая Япония"; особенно презирал он угнетенные нации: "Африканцы тупы, как ослы, не ценят знания, не образованны"; монголы - "презренные"; от маньчжуров исходит "козлиный запах". Еще больше, чем брошюра Цзоу, памфлет Чэня пронизан шовинистическими мечтами о величии ханьского Китая за счет других наций: "Среди всех государств Китай должен занимать самое высокое положение; все государства должны бояться Китая, а не Китай - их" 36 . Вопреки фактам истории, Чэнь был убежден, что колонии европейских государств Вьетнам и Бирма - не независимые в прошлом страны, а часть земель, утраченных Китаем. Национализм его переходил в расизм: "Люди одной расы любят друг друга, а разные расы друг друга убивают" 37 . Тут социальный дарвинизм в комбинации с традиционным великоханьским шовинизмом дает такую смесь, что недалеко и до человеконенавистнических выводов.

Как Цзоу выдвигал теорию "цивилизованной революции", так Чэнь призывал к "цивилизованным методам борьбы с иностранцами". Для обоих авторов термин "цивилизованный" означал субъективное стремление отмежеваться от старых китайских бунтов. "Внешне вести себя с иностранцами очень вежливо и учтиво, охранять миссионеров и торговцев, но постоянно быть начеку" 38 , не отступать ни на шаг, не разрешать концессий и присутствия иностранных войск, ни в коем случае не сообщать иноземцам никаких секретов. На поле боя биться с иностранцами беспощадно, "но тех иностранцев, которые не являются солдатами, мы не тронем".

Революция для Чэня - только один из путей спасения Китая: "Двести лет назад Франция была такой же, как Китай, подвергалась гнету тупого монарха и отвратительных чиновников... Во времена нашей династии Мин (XIV - XVII вв.; нередкая для Чэня ошибка. - В. Н.) во Франции появился великий философ Руссо, ниспосланный небом для спасения народов мира... Он написал книгу "Общественный договор", в которой сказано: "Народ составляет государство, и народ выбирает монарха, чтобы тот служил ему... В конце концов были ликвидированы все аристократы и король... С тех пор исчезло дурное правление, губившее народ" 39 . В общем же принцип революции вовсе не вытекает из системы взглядов Чэня. Хотя он писал, что "сторонники служения императору", то есть реформаторы, "помогают бандитам убивать своих братьев", для него и реформаторы - часть ханьской нации, они тоже когда-то поймут, что "революция, конечно, важна". Возможен союз даже с консерваторами: "Если настоящие консерваторы объединятся со сторонниками нового, это принесет большую пользу" 40 .

Чэню чужды постановка глубоких социальных проблем, внимание к нуждам народных низов. Далее в описании будущего общества, которое он дал в своем незаконченном романе "Рычание льва", автор не мечтает об имущественном равенстве или о духовном расцвете всех слоев населения. В Китае 50 лет спустя после рево-


34 Синьхай гэмин. Т. 2, с. 122.

35 Там же, с. 144, 130 - 131, 170.

36 Там же, с. 119, 113, 155, 166, 112, 120.

37 Там же, с. 115, 130.

38 Там же, с. 134.

39 Там же, с. 163 - 164.

40 Там же, с. 150, 159.

стр. 119


люции, читаем в романе, он нашел только многочисленные школы (мужские и женские), железные дороги, пароходы и - весьма существенно! - 2-миллионную армию, громадное ополчение, военный флот в 700 кораблей. Чэнь упоминал, что будущее государство - республика, но не объяснял, что он понимает под этим словом 41 . В этом смысле мечты Чэня находились на грани буржуазных реформ и даже планов "самоусиления" сторонников Цинской династии. Его взгляды умереннее, чем даже у Цзоу. Логически развивая мысли Чэня, можно было примириться и с маньчжурской династией, если бы та вдруг поняла свою ошибку и объединилась с ханьской нацией в национально-освободительной борьбе.

Несомненно, эти особенности взглядов Чэня объясняют, почему сразу после активной заговорщической деятельности 1904 г. он вследствие провала разочаровался в революционных средствах. Находясь в эмиграции в Японии, Чэнь выступил с предложением к революционным эмигрантам вернуться в Пекин и обратиться к Цинам с петицией, чтобы те стали проводить политику спасения родины. Он соглашался сначала бороться с иностранцами и только потом перейти к внутренней либерализации Китая. Вместе с тем Чэнь высказывался за широкую внутреннюю автономию отдельных китайских провинций, за их союз против общего врага - иностранной агрессии 42 . Хунаньское студенческое землячество, а затем землячества других провинций отвергли предложение Чэня как соглашательское, и в конце концов он заявил об отказе от своих реформаторских планов.

Возвратившись к активной революционной деятельности, Чэнь принял участие в создании всекитайской тайной организации во главе с Сунь Ятсеном - Китайской лиги, стал одним из редакторов журнала "Миньбао" ("Народный вестник") - органа этой лиги, выступал как рьяный защитник единства революционной партии. В тот период он отстаивал лозунг республики, делая, правда, оговорку, что подготовкой к полному народовластию станет система просвещенного абсолютизма, которая, по его мнению, должна быть создана революцией 43 . При всех колебаниях в поведении Чэня на разных этапах есть одна общая черта: он всегда руководствовался целью национального единения (в его понимании) против внешнего врага. Это ставило Чэня в мучительно противоречивое положение, так как верить одновременно в необходимость свержения Цинов и в единство всей нации, т. е. в союз с теми же Цинами, было невозможно. Внутренние противоречия вскоре привели его к гибели.

Когда в конце 1905 г. в Японии возникло движение китайских студентов против введения японскими властями правил контроля за студенчеством, страстный, болезненно впечатлительный Чэнь был страшно возбужден. Вначале он вообще был противником студенческой забастовки, потом, когда та была практически предрешена, выступил в ее поддержку, опять-таки во имя сохранения единства. Но, по существу, он продолжал бояться активности масс, высказывался против чрезмерного роста радикализма. Мысль о том, что стачка может вылиться в ненужные, вредные для революции эксцессы, преследовала его как кошмар. Сообщения "Асахи симбун" и других японских газет, будто китайские студенты ведут себя разнузданно, крайне беспокоили его. Он и не верил им, а все же боялся, как бы в будущем эти обвинения не оправдались. Чтобы убедить соотечественников превыше всего ставить интересы родины, хранить сознательную дисциплину и единство, он решил осуществить давно преследовавшую его мысль - показать другим пример, как надо жертвовать собой во имя патриотических идеалов.

В декабре 1905 г. в предместье Токио - Омори Чэнь покончил с собой, бросившись в море. Тут же прошел слух, что его толкнули в воду "радикалы" (сторонники стачки). Слух этот, показывающий, как накалены были в тот моменты страсти среди различных направлений студенчества, полностью опровергается содержанием оставленного Чэнем "Завещания", опубликованного после его смерти 44 . Полагая, что до момента гибели Китая осталось 10 лет, автор "Завещания" хотел, чтобы смерть


41 Young E. P. Op. cit., pp. 124 - 125.

42 Ibid., pp. 129, 130, 133.

43 Ibid., p. 142.

44 Ibid., p. 146.

стр. 120


его погрясла китайцев и те использовали оставшийся им срок для морального совершествования, воспитания патриотизма, готовности к подвигам, усердной учебы: "Может быть, тогда Китай не погибнет" 45 .

"Завещание" показывает, что, вступив в Китайскую лигу, Чэнь остался самим собой, глубоко не восприняв суньятсеновских "Принципов". Высказываясь за революцию, он хотел, чтобы революция была еще более умеренной, ограниченной, чем того желали сторонники Сунь Ятсена. Хорошо бы, думал Чэнь, чтобы дело ограничилось "подобно отделению Норвегии от Швеции - одной бумагой, без кровопролития" 46 . Местами Чэнь вовсе забывал о революции и призывал Китай "заняться самоусилением": "Умело использовать дипломатию, обновить политическую систему, в течение 10 лет подготовить армию в 500 тысяч человек, увеличить водоизмещение наших военных кораблей на 200 тысяч тонн, построить 100 тысяч ли (ли - 0,5 км) железных дорог. Тогда Япония, конечно, согласится на союз с нами" 47 .

Хотя Чэнь и стал членом конспиративных партий и принял участие в практической революционной борьбе, он все же не был по своим взглядом убежденным революционером и находился на грани реформаторства и революционности. Однако в вопросах национализма, "спасения Китая" его влияние на младших современников и потомков было огромно.

Ян Шоужэнь

Цзоу Жун рассматривал Китай как непременное целое. Чэнь Тяньхуа допускал автономию провинций. Для автора брошюры "Новая Хунань", подписавшегося "Хунаньский хунанец", требование независимости провинции Хунань было исходным пунктом. Взгляды Ян Шоужэня (1871 - 1911 гг.) отразили ту стадию формирования буржуазной нации в Китае, когда тенденция к сплочению ханьцев в единую нацию не вытеснила еще другой, противоречащей ей тенденции - появления с ростом капиталистических отношений определенных предпосылок для самостоятельного развития отдельных провинций, пока не связанных органически с общекитайской экономикой. "Новая Хунань" вышла в начале 1903 г., т. е. до дела "Субао". В свое время она была не так распространена, как памфлеты Цзоу Жуна и Чэнь Сяньхуа, но все же получила достаточную известность.

Ян Шоужэнь (другие его имена - Ян Юйлин, Ян Душэн) родился в Чанша, имел ученую степень цзюйжэнь, в 1898 г. назначался на должность начальника уезда, но "не поехал и отказался от карьеры чиновника" 48 . Во время реформ 1898 г. в Хунани был приглашен в качестве преподавателя в Училище современных наук, вокруг которого тогда группировалась передовая часть реформаторов с Тань Сытуном во главе. После реакционного переворота Цыси в 1898 г. Ян "чуть не попал в беду, спасся, только укрывшись на несколько месяцев в деревне". В начале 1902 г. он выехал на учебу в Японию. "В Японии из земляков больше всего дружил с Хуан Сином, Лю Куйи и Чэнь Тяньхуа. Они совместно стали издавать журнал переводов, чтобы пропагандировать идеи политической и национальной революции. Большинство статей в журнале принадлежало перу Яна, в них он выступал за отделение Хунани от цинского государства 49 .

Толчком к написанию брошюры "Новая Хунань" послужил выход работ лидеров реформаторского движения в Китае: Оу Цзюйцзя "Новый Гуандун" и Кан Ювэя "Осуждение революции". Первую Ян в основном одобрял, со второй спорил. Из своих предшественников по антиманьчжурской пропаганде в Хунани Ян называл философа XVII в. Ван Чуаньшаня 50 и виднейшего мыслителя конца XIX в. хунаньца Тань Сытуна, про которого писал: "Ему не на кого было опереться, он так смело


45 Ibid., p. 237.

46 Ibid., p. 238.

47 Ibid., p. 239.

48 Фэн Цзыю. УК. соч. Т. 2, с. 125.

49 Там же, с. 125.

50 Буров В. Г. Мировоззрение китайского мыслителя XVII в. Ван Чуань Шаня. М. 1976.

стр. 121


шел один, как будто не знал, что вселенная имеет границы. Он почти до безумия любил соотечественников и ненавидел врагов" 51 .

Крестьянскую войну Ян так и не смог одобрить. Вождей тайпинов он считал людьми недалекими, их жестокость в сочетании с определенным влиянием на них христианского учения, по его мнению, оттолкнула от них многих хунаньцев. Ян искал пололлггелыше черты у хунаньских полководцев, подавлявших тайпинов. Все же он жалел, что тайпины погибли от рук хунаньцев: "Мы, хунаньцы, виновны перед Поднебесной и можем искупить вину только кровью"; кровь, пролитая казненными патриотами, Тань Сытуном и другими, - это "только начало и малая часть" 52 .

Главной для Китая опасностью Ян считал империалистическую агрессию. Он писал о "национальном империализме" в современном ему мире, связанном с "ростом промышленности, торговли, увеличением капитала", с колониальными захватами. Законы империалистической борьбы и конкуренции выводились автором из дарвиновской "борьбы за существование", причем Ян, смешивая социальные категории с биологическими, говорил о "бедах, идущих от белых людей", о том, что ханьская нация вместе с тупым маньчжурским правительством вот-вот погибнет "от яда белых людей", что на китайцах лежит долг "принести счастье людям желтой расы" 53 .

"У европейцев, - рассуждал он, - очень сильно развито понятие границы между нациями... В Америке отказывают во въезде китайским рабочим. То же самое происходит в Австралии. Это потому, что они хотят дать возможность работать своим и заселить территорию людьми собственной расы. Что касается того, чтобы лишить прав чужие нации, то тут их усилия не знают границ". Иностранные державы захватывают права и земли Китая: "На правительство мы не можем надеяться. Еще мгновение - и Хунань (автора прежде всего заботила родная провинция. - В. Н.) будет принадлежать чужим, все ее 64 уезда и области на карте будут окрашены в другой цвет. Эта карта будет висеть у белых людей" 54 .

Спасение Ян видел в развитии национального чувства китайцев: "Империализм по своей сути основан на национализме. Поэтому, чтобы противостоять натиску империалистов, надо укреплять свой национализм и с его помощью защищаться. Национализм является чувством справедливым и законным для человека". Ссылаясь на летопись Конфуция "Весна и осень", Ян повторял, что те, кто живет за пределами Китая, суть варвары, инородцы. Граница между Китаем и варварами должна оставаться четкой. Рано или поздно Китаю надлежит ассимилировать другие народы, но "этого не получится в случае, если он склонит перед варварами голову" 55 . Отдавая себе отчет в том, что национальное Сознание китайцев развито пока слабо, Ян предлагал начинать сплочение ханьской нации по провинциям, а не во всекитайском масштабе. Он апеллировал к национальным и земляческим чувствам хунаньцев.

Ян вступил в спор с лидером реформаторов Кан Ювэем, предупреждавшим об опасности распада Китая в случае революции. Нынешнее единство Китая, утверждал Ян, является механическим. На смену ему должно прийти единство органическое, основанное на национальном самосознании: "Только самим став частью, можно занять определенное место в целом. Не занимать определенного места в целом - значит наносить вред целому". Позже, "когда хунаньцы превратятся в независимый перворазрядный народ, когда Хунань станет перворазрядным государством с независимой нацией", революционная партия, писал Ян, приложит все силы, чтобы Китай "превратить в перворазрядное государство с независимой нацией" 56 . Свою книгу Ян адресовал "средним слоям общества", тому обширному слою мелких землевладельцев и интеллигенции, который находился между правящими (маньчжуры и шэныпи) и низшими сословиями (к последним автор относил также торговцев и ремесленников) 57 .


51 Синьхай гэмин цянь шинянь цзянь шилунь сюаньцзи. Т. I, ч. 2, с. 617.

52 Там же, с. 620.

53 Там же, с. 613, 614.

54 Там же, с. 637.

55 Там же, с. 632, 634.

56 Там же, с. 643, 646.

67 Там же, с. 615, 629.

стр. 122


Хотя книге Яна были свойственны и антицинские тенденции, определяющей в ней все-таки была антииностранная направленность. Антиманьчжуризм, согласно автору, есть часть национализма. Чтобы обороняться от "белых людей", нужно вызвать в народе чувство взаимного внутреннего притяжения, а этому мешает господство маньчжуров. "Поэтому, если в душе ханьской нации появятся два чувства - отрицание маньчжуров и отрицание иностранцев, тогда можно говорить о возникновении внутренней силы притяжения. Если возникнет внутренняя сила притяжения ханьской нации, тогда ханьская нация сможет воздействовать на маньчжуров, монголов, тибетцев, на народы Западного Китая, чтобы и между ними появились силы притяжения. Тогда можно будет создать единое азиатское правительство, чтобы противостоять бедам, которые несут белые люди" 58 .

Будущий демократический строй рисовался автору в самых общих чертах: мы, писал он, создадим в Хунани независимое правительство, учредим парламент, введем систему местной автономии, превратим Хунань "в подобие Кубы (республика! - В. Н.), подобие Бельгии (монархия! - В. Н.) и Швейцарии (федерация! - В. Н.)" 59 . Столь же неопределенны взгляды автора на революцию. Он за "разрушение" вообще. При взрыве, отмечал он, "выделяются колоссальная энергия и продукция... Так как мы говорим о разрушении, мы можем говорить и о строительстве, ведь, господа, после разрушения останутся наши силы и дух". Это придает идеям Яна оттенок анархизма.

В то время, когда он писал, подъем революционной борьбы в соседней России уже трудно было но заметить 60 . Многие китайские публицисты (Лян Цичао, Цай Юаньпэй) откликались на события в России, сочувствовали "нигилистам" (так именовались в Китае все революционеры). Но характерно, что в России китайские интеллигенты того времени видели главным образом близких им по духу эсеров и анархистов. Ян симпатизировал в первую очередь анархистам, которые, "подобно ртути, упавшей на пол, заполнили собой все щели. "Анархистские идеи наполнили головы всего народа, - писал он. - Даже юные девушки отказались от нарядов и украшений и влились в этот поток. Разве это не замечательно? Поэтому, если Россия сегодня же не учредит конституции, все это непременно приведет к революции" 61 . Симпатии к анархистам позволяют называть Яна одним из предшественников анархизма, широко распространившегося в Китае после 1907 года.

Ян заканчивает свое произведение песнею во славу независимости Хунани. Он верил, что "стоит одной провинции провозгласить независимость, как маньчжурское правительство падет". "Волны Тихого и Индийского океанов вздымаются, как горы, - заканчивал автор, - шум их подобен грому... Мы обязаны начать уже сегодня. Дело наше продолжат сыновья, внуки и еще многие, многие поколения" 62 .

Ян Шоужэнь, как Цзоу Жун и Чэнь Тяньхуа, - убежденный националист. Но в то время, как националистическая ярость Цзоу направлена только против маньчжуров (в остальном же Цзоу, несмотря на свою молодость, был как бы затянут в мундир буржуазного порядка, и его легко представить себе во главе верхушечного переворота), а Чэня вообще можно считать революционером только наполовину, в облике Яна больше от тех "средних слоев", к которым он апеллировал, взгляды его более мелкобуржуазны, более анархичны. Цзоу и Чэню история отвела для работы мало времени: первый выступал на арене общественной борьбы Китая всего два с половиной года, второй - три с половиной. Ян, старший по возрасту, пережил их и еще пять лет действовал после самоубийства Чэня. Его излюбленными методами были заговорщичество и индивидуальный террор.

После того, как китайские студенты в Японии основали летом 1903 г. Союз национального военного обучения, Ян создал в рядах этой организации небольшую засекреченную группу, присвоившую себе имя Террористического отряда. Устано-


58 Там же, с. 614.

59 Там же, с. 643.

60 О влиянии российской революции на Китай см. Вокресенский Д. Н. Воздействие революционно-демократической мысли России на китайскую литературу начала XX в. В кн. Китай. Поиски путей социального развития.

61 Синьхай гэмин, с. 642.

62 Там же, с. 644, 648.

стр. 123


вив контакт с проживавшим в Иокогаме активным участником подготовки восстаний в Южном Китае в 1900 и 1902 - 1903 гг. Лян Мугуаном, члены отряда брали у него уроки изготовления бомб. Один из членов отряда примерно зимой 1903 - 1904 г. был послан из Японии в Шанхай, где, по мнению некоторых исследователей, положил начало созданию революционной организации 63 . Летом 1904 г. два других члена отряда перебрались из Японии со взрывчаткой в Северный Китай. Вскоре туда прибыли еще несколько их единомышленников. В тот год в центральных провинциях шла подготовка к восстанию, которое буржуазные революционеры намеревались приурочить к торжествам по случаю дня рождения императрицы Цыси - 16 ноября 1904 года. Группа Яна собиралась принять посильное участие в этом предприятии, взорвав летний дворец Ихэюань в Пекине, чтобы разом уничтожить императрицу и ее двор и "тем самым потрясти весь Китай".

Любопытно, что Ян, призывавший в своем памфлете к освобождению прежде всего родной провинции, на практике стал организатором революционной работы в районах, далеких от Хунани, - в Пекине и Шанхае. Основанные им группы не имели глубоких корней в местном населении, были малочисленны и не смогли сколько-нибудь повлиять на обстановку в стране. "В Пекине они тайно жили несколько месяцев, но все не имели возможности осуществить свой план. Разочаровавшись, они вернулись на юг" 64 . Переехав в Шанхай, Ян основал здесь примерно в конце октября - начале ноября 1904 г. Патриотическое общество 65 . Оно ставило задачей борьбу за свержение Цинов, но не имело официального устава. В общество вошло около 30 человек, председателем стал Ян Шоужэнь, заместителем - Чжан Шичжао, оба хунаньцы. Поступая в члены общества, каждый должен был сделать надрез на пальце и кровью написать клятву верности. Планировавшееся ими восстание не удалось. Многие лица, замешанные в заговоре в Хунани и других провинциях, были арестованы, иные бежали. Ян снова переехал в Северный Китай. "После всего происшедшего взгляды его стали меняться. Он пришел к убеждению, что революцию надо совершать в столице. Не лучше ли, говорил он, чем поднимать восстания на местах, сразу взять столицу, это будет гораздо эффективнее" 66 . Поскольку в Северном Китае в то время не существовало условий для выступления буржуазных революционеров, изменение позиции Яна объективно означало, что восстание откладывалось на неопределенный срок, т. е. отражало некоторое разочарование его в революции. Ян, однако, не оставил пропаганду террора. Работая в 1905 г. преподавателем в пекинской школе переводчиков, он организовал Северную террористическую группу, считавшуюся, по-видимому, филиалом Патриотического общества. Причастность Яна к антиправительственным заговорам осталась тайной для властей. В то время как основанное им Патриотическое общество вступило в образовавшуюся в августе 1905 г. в Токио революционную Китайскую лигу, Ян продолжал числиться в Пекине на государственной службе. В январе 1906 г., когда пресловутая миссия Цзай Цзэ, в задачу которой входило изучение конституций других государств, прибыла в Токио, в штате ее сотрудников был и Ян. Он использовал поездку для встреч с руководством Китайской лиги 67 .

В последующие пять лет имя Яна все реже встречается в источниках по истории китайского революционного движения. Он жил в Шанхае, сотрудничал в основанной в 1907 г. известным прогресивным издателем тех лет Юй Южэнем газете "Шэньчжоу жибао" ("Шанхайская газета"). Ко многим приключениям Яна добавился еще пожар в ее редакции, во время которого он спасся, спустившись из горящего здания по столбу 68 . Неизвестны точные причины, побудившие Яна отойти в конце концов от практической борьбы. Скорее всего такую роль сыграли неудовлетворенное нетерпение, разочарование вследствие неудач ряда новых революционных выступлений в Китае, имевших место в 1907 - 1908 годах. Во всяком случае, весной


63 Cheng Sh. Н. The T'ung-meng-hui: Its Organisation, Leadership and Finances. 1905 - 1912. Seattle. 1962, p. 83.

64 Фэн Цзыю. УК. соч. Т. 2, с. 126.

65 Cheng Sh. H. Op. cit., p. 84.

66 Фэн Цзыю УК. соч. Т. 2, с. 126.

67 Cheng Sh. H. Op. cit., p. 85; Синьхаи гэмин. Т. 2, с. 215.

68 Фэн Цзыю. УК. соч. Т. 2, с. 127.

стр. 124


1909 г. Ян устраивается секретарем при группе студентов, отъезжавших из Китая в Европу. Он "решил, что обстановка в Китае еще не созрела для революции, и трудно что-либо сделать".

В Европе Ян поступил учиться в Абердинский университет (Шотландия), но отчаяние все более овладевало им, и достаточно было лишь повода, чтобы сломить его окончательно. "Летом 1911 г., - рассказывает современник, - он узнал трагическое известие, что в... Гуанчжоу произошло восстание, Хуан Син погиб в бою. Ян страшно переживал, совсем перестал спать. Потом получил письмо от Фэн Цзыю из Канады, из которого узнал, что Хуан Син всего только ранен. Тогда он немного успокоился, но вскоре опять услышал, будто бы западные державы собрались разделить Китай. Снова пал духом, снова болел, голову ломило, тело опухло, опять пришла бессонница. 13 дня 6 луны (8 июля 1911 г.) Ян Шоужэнь внезапно покончил с собой, бросившись в море у Ливерпуля... Тело его нашли позже рыбаки" 69 . Автор этого отрывка сравнивает смерть Ян Шоужэня и Чэнь Тяньхуа: "Чэнь и Ян - оба хунаныш, оба интеллигенты, тяжело переживавшие судьбу родины, трагедию эпохи. Может быть, это великий китайский поэт Цюй Юань, бросившийся в реку Мило, позвал их за собой? Иначе почему все три патриота из Хунани бросились в воду?" 70 . Так погибли один за другим три автора знаменитых памфлетов 1903 года.

Изучение их произведений и жизненного пути позволяет лучше понять психологию и идеи людей, пришедших в китайское освободительное движение в начале XX века. Мао Цзэдун в юности зачитывался произведениями Чэнь Тяньхуа; тот же Мао начинал свою общественную деятельность с хунаньского автономизма и, подобно Ян Шоужэню, испытал на себе влияние анархистских идей. Цзоу Жун, Чэнь Тяньхуа, Ян Шоужэнь не просто имели большое влияние на китайскую молодежь. Бо многом их взгляды вообще типичны для целого поколения. Они показали пример самоотверженного, почти болезненно страстного служения родине. Однако к их патриотизму примешивались узкий национализм и шовинизм, им были свойственны недостаток демократизма и невыраженность социальных моментов. Они были знаменосцами национальной, но только национальной революции. Их мелкобуржуазный национализм является одним из исторических корней маоизма. Маоисты взяли из идейного наследства идеологов Синьхайской революции не их относительную прогрессивность, а националистическую чванливость, шовинизм, китаецентризм. В этом смысле взгляды трех ведущих китайских публицистов начала нашего века не только явились идейной подготовкой буржуазной революции 1911 - 1913 гг., но и объясняют некоторые слабости последующих этапов китайского освободительного движения.


69 Там же.

70 Там же, с. 131.

Orphus

© libmonster.cn

Permanent link to this publication:

http://libmonster.cn/m/articles/view/ИДЕЙНЫЕ-ПРЕДШЕСТВЕННИКИ-СИНЬХАЙСКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

China OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.cn/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. Н. Никифоров, ИДЕЙНЫЕ ПРЕДШЕСТВЕННИКИ СИНЬХАЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ // Beijing: Libmonster China (LIBMONSTER.CN). Updated: 14.03.2018. URL: http://libmonster.cn/m/articles/view/ИДЕЙНЫЕ-ПРЕДШЕСТВЕННИКИ-СИНЬХАЙСКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ (date of access: 10.12.2018).

Publication author(s) - В. Н. Никифоров:

В. Н. Никифоров → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:


Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
China Online
Beijing, China
147 views rating
14.03.2018 (272 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
Рецензии. Л. Н. БОРОХ. ОБЩЕСТВЕННАЯ МЫСЛЬ КИТАЯ И СОЦИАЛИЗМ (НАЧАЛО XX В.)
Catalog: Philosophy 
31 days ago · From China Online
CASTLE MOUNTAINS OF GUILIN
Catalog: Geology Geography 
93 days ago · From China Online
Рецензии. Т. И. СУЛИЦКАЯ. КИТАЙ И ФРАНЦИЯ (1949-1981)
Catalog: History 
98 days ago · From China Online
The toroids located inside the electrons and positrons, we called photons. By the way, scientists from the University of Washington created a high-speed camera capable of photonizing photons. The photograph shows a toroidal model of a photon. http://round-the-world.org/?p=1366 In our opinion, the quanta of an electromagnetic wave are electrons and positrons, which determine the length of an electromagnetic wave. Photons also control the wavelength of the photon itself, or the color emitted by the photon. Thus, a photon is a quantum of a color that is carried by one or another electromagnetic wave.
Catalog: Physics 
128 days ago · From Gennady Tverohlebov
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ СССР КИТАЮ (1917 - 1945 гг.)
Catalog: History 
135 days ago · From China Online
Рецензии. О. Е. НЕПОМНИН. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ КИТАЯ. 1894 - 1914
Catalog: Economics 
146 days ago · From China Online
РОЛЬ СССР В НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ ВОЙНЕ КИТАЙСКОГО НАРОДА И РАЗГРОМЕ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЯПОНИИ
Catalog: Military science 
194 days ago · From China Online
Демократия – самая лучшая система управления обществом. Но при наличии просвещённого диктатора общество развивается в разы быстрее, точнее и безопаснее. Либералам эту логику трудно понять, по причине отсутствия у них диалектичности мышления. Но большинству россиян это понятно, что и продемонстрировало избрание Владимира Владимировича Путина на пост Президента РФ. Просвещённый диктатор это мечта большинства россиян. Владимир Владимирович, не зря ваш отец, – ещё до избрания Вас президентом, – называл Вас «мой президент». Он предвидел – Вам суждено спасти Россию от капитализма. Хватит олигархам грабить Россию, вывозя капиталы за рубеж. Мы, рядовые работники предприятий, получив власть, на эти деньги построим новые заводы. Владимир Владимирович, Вы должны возглавить Партию рыночного социализма и подготовить Референдум о передаче всех средств производства товаров в собственность трудовых коллективов, имеющих форму закрытых акционерных обществ.
Catalog: Political science 
201 days ago · From Gennady Tverohlebov
А. М. ГРИГОРЬЕВ. РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В КИТАЕ В 1927 - 1931 гг. (ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ)
Catalog: Political science 
253 days ago · From China Online
ИВОВЫЙ ПАЛИСАД - ГРАНИЦА ЦИНСКОЙ ИМПЕРИИ
Catalog: History 
270 days ago · From China Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
ИДЕЙНЫЕ ПРЕДШЕСТВЕННИКИ СИНЬХАЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Libmonster China ® All rights reserved.
2017-2018, LIBMONSTER.CN is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK