Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: CN-113

share the publication with friends & colleagues

Мир вступил в новую империалистическую войну. "Началась она, втихомолку, без об'явления войны. Государства и народы как-то незаметно вползли в орбиту второй империалистической войны. Начали войну в разных концах мира три агрессивных государства, - фашистские правящие круги Германии, Италии, Японии"1 .

Прошло около восьми лет с момента захвата японскими агрессорами Манчжурии. Восемь лет китайский народ на территории Манчжурии находится под сапогом японской военщины.

Война Японии против китайского народа, начатая в 1931 году, может служить наглядным и ярким примером войны несправедливой, захватнической, имеющей целью захват и порабощение чужих стран, чужих народов.

19 сентября 1931 года японский империализм приступил к реализации программы колониального грабежа Китая, которая еще в 1927 году была провозглашена в известном "меморандуме Танака"2 . В этом секретном документе японский премьер-министр генерал Танака писал своему императору, что Япония в своей внешней политике должна придерживаться политики "крови и железа" и должна направить экспансию в первую очередь на Китай, в частности на Манчжурию и Монголию. "Для того, чтобы завоевать Китай, - говорилось в "меморандуме", - мы должны сначала завоевать Манчжурию и Монголию. Для того, чтобы завоевать мир, мы должны сначала завоевать Китай. Если мы сумеем завоевать Китай, все остальные азиатские страны и страны Южного моря будут нас бояться и капитулируют перед нами. Мир тогда поймет, что Восточная Азия наша, и не осмелится нарушать наши права"3 .

Манчжурия занимает территорию в 360 тысяч квадратных миль, то есть приблизительно равна Франции и Германии, вместе взятым. Население ее составляет свыше 30 миллионов человек, из которых 29 миллионов китайцев и около 800 тысяч корейцев. Манчжурия обладает огромными естественными богатствами, которые до последнего времени не только полностью не разрабатывались, но далее полностью не обнаружены. Особенно следует отметить наличие военного сырья: железной руды (Альшанское месторождение, содержащее 350 миллионов тонн, и др.), горючих сланцев в районе Фушуня, которых насчитывается 5 - 8 миллиардов тонн, причем количество сланцев, которые могут разрабатываться открытым путем или же залегают на небольшой глубине, составляет 1200 миллионов тонн, что при переработке равноценно 200 миллионам тонн нефти; количество угля определяется в 2925 миллионов тонн, из них 1583 миллиона в Южной Манчжурии и 1342 миллиона тонн в Северной Манчжурии. Запасы угля Внутренней Монголии составляют 1573 миллиона тонн, таким образом, запасы угля Манчжурии и Внутренней Монголии вместе составляют 4489 миллионов, или 50% всех японских запасов. Медь встречается в Манчжурии в 30 местах; свинец и серебро - в 58 местах и т. д. Манчжурия представляет собой огромную сельскохозяйственную и животноводческую страну. Земли, пригодные для пашни, составляют в ней около 32 миллионов га; "из них обрабатывается только 52%. Земли на юге Манчжурии удобны для разведения хлопка. Под лесом в Манчжурии занято более 35 миллионов га.

История Манчжурии является частью общей истории Китая. Предками нынешних манчжур китайские историки считают племя сушеной, существование которых относится к XXII веку до нашей эры. В "Бамбуковой летописи", являющейся древнейшим источником по истории Китая, говорится, что сушени приходили ко двору императора Шуня (2225 год до нашей эры) и приносили в дар луки и стрелы. Конфуций в своей книге "Лунь-Юй" также упоминает о существовании сушеней.

Достоверные исторические сведения о племенах Манчжурии относятся к I-III векам нашей эры: в летописях второй Ханьской династии (25 - 220 годы) говорится о племени илоу, проживавшем на территории нынешней Северной Манчжурии.

Первым государственным об'единением на территории нынешней Манчжурии было княжество Бохай, которое просуществовало с VIII по X век нашей эры. В начале X века Бохайское княжество было подчинено кочевниками киданями. Однако они недолго властвовали здесь. В XII веке пле-


1 "Краткий курс истории ВКП(б)", стр. 318.

2 Опубликован в журнале "Коммунистический интернационал" N 33 - 34 за 1931 год.

3 Журнал "Коммунистический интернационал" N 33 - 34 за 1931 год.

стр. 30

мя чжурчженей, проживавшее в на берегах Амура (нынешняя провинция Хэйлунцзян), восстало против киданей и в 1125 году завоевало всю территорию Манчужрии и образовало самостоятельное государство во главе с династией Цзинь.

В 1234 году государство династии Цзинь подчинили монголы и присоединили его к своим владениям, но в XIV веке монголы были изгнаны чжурчженями с территории нынешней Манчжурии и последняя стала опять самостоятельным государством.

В XVII веке, точнее, в 1616 году, один из наиболее сильных манчжурских вождей, Нархуци, об'единивший враждовавшие племена чжурчженей, принял титул императора, а территорию, которой он управлял, назвал Маньчжоу ("Мань" означает полная, "Чжоу" - область). После продолжительной борьбы между Манчжурией и Китаем внук Нархуци - Шунь Чжи - сделался императором всего Китая. В 1644 году столица, из Мукдена была перенесена в Пекин (нынешний Бейпин). С этого времени и до захвата ее Японией Манчжурия составляла с Китаем единое целое.

1

Японские империалисты не случайно выбрали 1931 год для осуществления своих планов по захвату Манчжурии и Внутренней Монголии. Два обстоятельства определили этот срок выступления Японии. Во-первых, чрезвычайное обострение всех внутренних противоречий в Японии в связи с небывалым по своей разрушительной силе мировым экономическим кризисом, который начался в 1929 году и углублялся последующие три года. Этот экономический кризис особенно сильно ударил по Японии, где "огромные пережитки феодализма в стране, полукрепостническое ограбление крестьянства и колониальный уровень эксплоатации пролетариата, порождавшие узость внутреннего рынка, вели к соединению промышленного кризиса с аграрным и к небывалой остроте экономического кризиса и в городе и в деревне"1 . В поисках выхода из кризиса и в целях борьбы с революционным движением трудящихся масс японские империалисты решили прибегнуть к своему излюбленному методу разрешения внутренних противоречии - к смешней агрессии.

Во-вторых, "японские империалисты, видя, что европейские державы и США целиком поглощены своими внутренними делами в связи с экономическим кризисом, решили воспользоваться случаем и сделать попытку нажать на слабо защищенный Китай, подчинить его себе и стать там господами положения"2 .

В захвате Манчжурии японская военщина видела также возможность подготовить плацдарм и удобные позиции для будущей войны против Северного Китая и СССР.

Решив начать войну против Китая с целью захвата Манчжурии, японские империалисты начали действовать своими "обычными" методами: "Не об'являя войны Китаю и мошеннически используя ими же созданные "местные инциденты", японские, империалисты воровским образом ввели войска в Манчжурию"3 .

Почти за год до начала войны японские империалисты уже начали вести идеологическую подготовку к этой войне. С конца 1930 года газеты Японии всячески раздували и обрабатывали всякого рода "инциденты", которые были либо выдуманы, либо спровоцированы японской военщиной и японской разведкой.

Прежде всего началась кампания против Манчжурии по вопросу железнодорожного строительства. В ответ на заявление Китая о плане перестройки железнодорожных линий Цзиньчжоу-Айгунь, Таонань-Тунляо и соединения линий Мукден-Хайлун с линией Пекин-Мукден, а также удлинения к северу дороги Гиринь-Хайлун Япония заявила о нарушении Китаем договоров 1905 и 1915 годов, в которых Китай якобы обязался "не строить железнодорожных линий вблизи Южно-Манчжурской железной дороги или параллельно ей". На самом деле ни о чем подобном в договорах 1905 и 1915 годов не говорилось. В 1905 году на одном из заседаний по выработке пекинского договора японцы предлагали такой пункт как один из возможных вариантов соглашения, но пункт этот не был принят.

В 1915 году японцы заставили Китай подписать "21 требование", которые, по существу, лишали Китай всех прав самостоятельного государства и были равносильны установлению над Китаем японского протектората. Однако под давлением главным образом Соединенных штатов Америки, которые не без основания опасались за свои интересы в Китае, Япония была вынуждена отказаться в ноябре 1917 года от своих исключительных прав и преимуществ, полученных на основании принятия Китаем так называемых "21 требования".

Под нажимом США Япония была вынуждена подписать соглашение о том, что оба правительства не имеют "намерения нарушить каким-либо образом независи-


1 Тезисы ИККИ 1932 года по вопросу "О положении в Японии и о задачах японской коммунистической партии". Сборник "Материалы по национально-колониальным проблемам" N 3 за 1933 год.

2 "Краткий курс истории ВКП(б), стр. 288.

3 Там же.

стр. 31

мостъ или территориальную целостность Китая". Япония также была вынуждена подписать, что обе стороны "навсегда присоединяются к принципу так называемых "открытых дверей", или равных возможностей для торговли и промышленности в Китае"1 .

Японо-китайский договор 1918 года опять затрагивает вопрос о строительстве железнодорожных линий в Манчжурии. В этом договоре говорится, что на постройку дорог японские банки предоставят Китаю заем; § 8 договора требует, чтобы "формальный договор о займе был заключен в течение четырех месяцев поело заключения настоящего предварительного соглашения". Однако договор не был заключен и через 10 лет.

В первых числах декабря 1930 года с Токио состоялось совещание из представителей министерства иностранных дел, министерства колоний и военного министерства специально по вопросу о политике Японии в Манчжурии. На совещании эти три министерства договорились между собой о прямом вмешательстве Японии во внутренние дела Манчжурии. Выработанное решение официально было названо "новым курсом Японии в Манчжурии". 12 декабря кабинет министров утвердил этот "новый курс". Газета "Кокумин" писала: "Если Китай будет строить новые дорога, он может вытеснять влияние ЮМжд, не задевая ее активности непосредственно. Исходя из этого, конференция постановила опротестовать план Китая по проведению железнодорожных линий... В политику японского правительства входит предупредить дальнейшее проведение линий, параллельных обеим сторонам ЮМжд"2 .

Японское правительство решило начать переговоры с Китаем по этому вопросу, о чем были разосланы инструкции японскому поверенному в делах Китая Сигемицу и японскому консулу в Мукдене Хаяси. Им было предложено добиться прекращения строительства железных дорог и получить от Китая согласие, "чтобы постройка различных железнодорожных линий проводилась... на основе получения от Японии займов... или, по крайней мере, на основе снабжения Китая японскими материалами"3 .

Однако, не приступив еще к переговорам, японские военные круги уже начали говорить о 1-ом, что переговоры провалятся и что необходимо занять "твердую позицию". Так, например газета "Токио Асахи" писала 14 декабря 1930 года: "Предполагаемые железнодорожные переговоры будут вестись с целью устранить затруднения, могущие возникнуть в железнодорожных делах в Манчжурии. Однако мы сомневаемся в успешности этих переговоров, если они не будут покоиться на твердо установленной политике. Не смешно ли, что необ'единенный Китай проводит определенную политику в то время, как единая Япония такой политики не имеет?"

Японские агрессоры совершенно не стремились к мирному разрешению "спорного" вопроса, который и вообще-то был выдуман японской военщиной с целью захватить часть "необ'единенного" Китая.

Япония, основываясь на своих преимуществах в Китае, которые она получила в 1915 году по "21 требованию" (хотя под давлением США она отказалась от них еще в ноябре 1917 года и подтвердила свой отказ на вашингтонской конференции в 1921 году), потребовала от Китая беспрепятственного поселения японских подданных в Манчжурии и Внутренней Монголии, а также предоставления им права приобретать недвижимое имущество.

Несмотря на то, что Китай не дал на это согласия, Япония начала массовое переселение нужных ей людей в Манчжурию. Под видом этих "переселенцев" Япония посылала туда сотни и тысячи своих резидентов, на которых можно было бы опереться в будущих военных действиях иди под видом "защиты" прав и интересов которых можно было бы устраивать провокации. Специальные кадры шпионов-разведчиков готовились для посылки в Манчжурию и Внутреннюю Монголию. Вот, например, одно из сообщений газеты "Нитиро Цусин" от 19 марта 1931 года: "В связи с разрастающимся экономическим кризисом в Японии и трудностями в получении работы группа молодежи, оканчивающей весной сего года специальный факультет Токийского колониального университета, ведет деятельные приготовления к от'езду на жительство в качестве переселенцев в глубь Монголии. Указанная группа, состоящая из 15 студентов, возглавляется Симадзу Сейхици 47 лет, являющимся также слушателем специального факультета".

По приказу японского правительства сотни корейцев начали переселяться в Манчжурию и Внутреннюю Монголию. Китайское правительство отдавало себе полный отчет в истинных целях и намерениях японских агрессоров. Еще 1 февраля 1931 года один из членов ЦК гоминдана заявил на пленуме ЦК: "То, что толпы


1 См. текст соглашения между Японией и США о Китае от 2 ноября 1917 года (соглашение Лансинг - Ишии). Проф. Э. Д. Гримм "Сборник договоров и других документов по истории международных отношений на Дальнем Востоке", стр. 194 - 195. Изд. Института востоковедения. М. 1927.

2 "Кокумин" от 15 декабря 1930 года.

3 "Дзи-дзи" от 12 декабря 1930 года.

стр. 32

корейцев в последнее время как хлопья снега сыплются на равнины Манчжурии и Монголии, находится в связи с железнодорожной политикой Японии. Положение Манчжурии и Монголии является вопросом жизни и смерти для китайского народа. Наше правительство должно с достаточной решительностью найти в красивых словах скрытые замыслы Японии относительно Манчжурии и Монголии"1 .

Вполне естественно, что, охраняя свою безопасность, китайское правительство еще раз подтвердило запрещение иммиграции японских подданных в Манчжурию и Монголию и приобретения ими там недвижимого имущества, а также всякого рода "длительной аренды с правом возобновления договора по желанию арендатора", как на этом настаивала Япония, основываясь на соответствующем пункте из "21 требования".

2

Решив вопрос о нападении на Манчжурию, японское правительство стремилось надлежащим образом обработать общественное мнение трудящихся Японии, которые не хотели войны в интересах японского финансового капитала.

Товарищ Сталин отмечает, что "в ваше время не так-то легко сорваться сразу с цепи и ринуться прямо в войну, не считаясь с разного рода договорами, не считаясь с общественным мнением. Буржуазным политикам известно это достаточно хорошо. Известно это также фашистским заправилам. Поэтому фашистские заправилы, раньше чем ринуться в войну, решили известным образом обработать общественное мление, т. е. ввести его в заблуждение, обмануть его"2 . Эти слова товарища Сталина могут быть отнесены и к Японии рассматриваемого нами периода.

В ответ на запрещение китайским правительством иммиграции японских подданных, японская военщина начала через печать мобилизацию населения Японии на войну против Китая.

На требование Китая о возвращении японских концессий в Ханькоу и об эвакуации гарнизонов японских войск японская военщина цинично заявляла: "Мы советовали бы Китаю привести в порядок прежде всего свои внутренние дела". "Время для отмены экстерриториальности настанет тогда, - писала газета "Дзи-Дзи" 17 февраля 1931 года, - когда благополучно окончится национальное собрание, когда будет установлен срок опубликования конституции, копа конституция будет действительно опубликована и, одновременно, когда можно будет завершить карательные экспедиции против коммунистов".

Японские империалисты шли на всевозможные провокации войны, подыскивая все новые поводы и причины. Газета "Асахи" 30 апреля 1931 года писала, что "в настоящее время между Японией и Китаем, кроме вопроса экстерриториальности, имеется еще ряд вопросов, требующих разрешения: о японском рыболовстве в китайских водах, о телеграфном соглашении, о манчжуро-монгольских железных дорогах, о давлении на японцев и т. д.". Всего японцы насчитывали в апреле 1931 года 53 неразрешенных вопроса. К 1 сентября 1931 года насчитывалось уже 300 неразрешенных вопросов. Вот что, например, говорилось в отчете парламентской группы партии сейюкай3 : "Различных неразрешенных конфликтов между Японией и Китаем, разрешение которых представляется безнадежным, насчитывается свыше 300, и число их все время растет... нам кажется нужно выявить государственную мощь нашей страны"4 .

Еще задолго до этого (11 июня 1931 года) газета "Иородзу" прямо и открыто заявляла о том, как будут действовать разбойники из японского генштаба: "Люди, хорошо знакомые с национальным характером китайского народа, говорят, что по отношению к Китаю наилучшей мерой является немедленное разрешение вопроса насилием...

Если отвечать десятикратной незаконностью на одну незаконность, сделанную китайцами, то они замолчат. Поэтому в будущем в таких случаях, когда в Манчжурии или в другом месте произойдет какое-нибудь несчастное событие, необходимо отвечать немедленной мобилизацией не только полицейских сил, но и военных сил".

О возможном конфликте в Манчжурия газета обмолвилась не случайно. К этому времени японские агрессоры уже обостряли всячески дело в Веньбаошань5 , которое послужило поводом к первым вооруженным столкновениям между Японией и Китаем.

16 апреля 1931 года китаец Хао Юн-дэ снял в аренду участок земли, расположен-


1 Сообщение "Нихон Демпо Цусин" из Нанкина. Опубликовано в "Дзн-дзи" от 3 февраля 1931 года.

2 И. Сталин. Отчетный доклад на XVIII с'езде партии о работе ЦК ВКП(б), стр. 11.

3 Сейюкай - японская буржуазная политическая партия, стоявшая за более решительную внешнеполитическую агрессию. В настоящее время она об'единилась с японской фашистской партией.

4 "Асахи" от 1 сентября 1931 года.

5 Название населенного пункта на манчжуро-корейской границе, где был спровоцирован Японией инцидент.

стр. 33

Китайский крестьянин обрабатывает поле под рис.

Музей революции СССР.

ный на границе Манчжурии в Корея. Арендный договор вступал в силу лишь в том случае, если его утверждали чаньчунские власти. Этот участок Хао Юн-дэ передал без согласия китайских районных властей корейским крестьянам. Корейцы при поощрении японских властей сразу же приступили к прорытию канала, для того чтобы на эту землю направить воду из реки Итун. Земля, через которую корейцы прорывали канал, не являлась корейской или арендованной, и, естественно, китайские крестьяне запротестовали. На место конфликта прибыли власти из Чаньчуня, но еще до прибытия китайских властей японский консул из Чаньчуня прислал 6 японских полицейских. Соглашение достигнуто не было. Тогда японский консул решил силой доказать свою правоту. На следующий день он послал уже 60 полицейских, вооруженных пулеметами. Дело затянулось. 8 июня была создана смешанная комиссия. Хотя смешанная комиссия и признала, что договор между корейцами и Хао Юн-дэ не имеет законной силы и что прорытие канала в устройство плотины на реке Итун грозят наводнением и затоплением огромного пространства пахотной земли на территория Манчжурии, японский консул с этим не согласился, указав, что если будет наводнение, то корейцы найдут возможность отвести воду с полей. Под охраной японской полиции корейцы приступили к работе. К месту инцидента в Корее начали стягиваться полицейские силы. 23 нюня китайские местные власти на основании сообщения крестьян указали японскому консулу, что в результате производимых корейцами работ затоплена огромная площадь земли на расстояния 1,5 мили от реки. 26 нюня консул ответил, что необходимо дать возможность корейцам закончить сооружение плотины, а потом начать изучать вопрос о том, может ли плотина действительно послужить причиной наводнения. 1 июля около 400 китайских крестьян заняла часть канала. На место инцидента было выслано 25 японских полицейских. 2 июля японская полиция открыла огонь по китайцам.

Этот спровоцированный Японией инцидент японская военщина решила сделать началом вооруженного похода на Манчжурию. Галета "Ници-ници" от 3 июля писала: "Министр иностранных дел еще не получил подробного сообщения об инциденте, но, предвидя возможные осложнения, он еще раньше дал японским консулам в Гирине, Мукдене и Чань-чуне инструкции, предоставляющие им значительную свободу действия. Политически этот инцидент является весьма важным, затрагивающим авторитет Японии".

Японцы решили учинить погром китайского населения на всей территории Кореи, натравив на них корейцев. 3 июля началась выступление против китайцев в Сеуле (столица Кореи); 5, 6, 7 июля выступления прокатились по всей Корее. Китайцев убивали, грабили их имущество, разрушали их жилища. Особенно сильные

стр. 34

погромы произошли в Хейдзе, где, даже по японским, явно преуменьшенным сообщениям, было убито 44 китайца и ранено 821 .

По далеко не полним сведениям, которые лают японские источники, всего по всей Корее было убито 142 человека, ранено 546 человек и пропал без веста 91 человек. Материальные убытки исчислялись японцами в 4 миллиона иен.

Под шумок этой провокации японский генштаб двинул свои войска на материк. 7 июля Сигемицу сделал официальное заявление: "Слухи, будто бы Япония отправила войска в Гиринскую провинцию, являются совершенно необоснованными"2 . А в это же самое время Япония начала переброску своих войск в направлении к границе Манчжурии. В оправдание этой переброски японское правительство устами одного из своих военных лидеров заявило: "После того как пятилетка будет выполнена, Россия будет угрожать Японии. Этот факт считается одним из основных мотивов для перемещения одной дивизии в Корею"3 .

Эта клевета на СССР лишь вскрывает тот бесспорный факт, что Япония концентрировала; и концентрирует свои силы в Корее для провокации войны против СССР. Однако на этот раз непосредственный удар был направлен против Китая и имел своей целью захват Манчжурии.

Японская фашистская клика хорошо понимала, что буржуазные демократические страны и в первую очередь Англия, Франция и Америка не выступят против авантюры Японии в Манчжурии. Японцы знали, что правящие круги этих стран постараются не вмешиваться в конфликт, будучи занятыми своими внутренними вопросами в связи с экономическим кризисом, а если даже и вмешаются, то лишь для успокоения общественного мнения, а вовсе не для помехи агрессору.

Товарищ Сталин следующим образом охарактеризовал сущность политики невмешательства: "В политике невмешательства сквозит стремление, желание - не мешать агрессорам творить свое черное дело, не мешать, скажем, Японии впутаться в войну с Китаем, а еще лучше с Советским Союзом, не мешать, скажем, Германии увязнуть в европейских делах, впутаться в войну с Советским Союзом, дать всем участникам войны увязнуть глубоко в тину войны, поощрять их в этом втихомолку, дать им ослабить и истощить друг друга, а потом, когда они достаточно ослабнут, - выступить на сцену со свежими силами, выступить, конечно, "в интересах мира", и продиктовать ослабевшим участникам войны свои условия"4 .

Хотя некоторым японским фашистам из генерального штаба очень хотелось начать провокацию против Советского Союза, и хотя было ясно, что в этом случае они встретили бы полное сочувствие, если не прямую поддержку со стороны других капиталистических стран, но японские самураи вынуждены были считаться с силон Советского Союза и его Красной Армии. Они учитывали, что в случае нападения на Советский Союз Красная Армия достойно ответит японским агрессорам. Поэтому, но отказываясь от своих планов нападения на Советский Союз в будущем, они решили бросить силы на захват Манчжурии, рассчитывая, что "необ'единенный" Китай не сумеет оказать серьезного сопротивления. Японцы надеялись также на помощь прояпонских группировок, которые всю свою силу направляли на борьбу с китайской красной армией, не принимая никаких контрмер против готовящегося вторжения Японии в Манчжурию. Кроме того японцы хорошо знали о слабости китайский правительственной армии, истощенной неоднократными походами против китайской красной армии, о том, что китайская армия не имеет единого командования.

Вторым спровоцированным инцидентом, вокруг которого была поднята разнузданная антикитайская кампания, было дело японского шпиона капитана Накамура. Капитан Накамура, офицер японского генерального штаба, под видом агронома был послан в Манчжурию со шпионско-диверсионными целями. Несмотря на предупреждение китайских властей о том, что поездка в районы Внутренней Монголии, где происходили вооруженные крестьянские восстания, небезопасна, шпион Накамура вместе со своим агентом из монголов и русским белогвардейцем направился туда. По дороге этот "агроном", имевший при себе военно-топографические карты, оружие и большое количество "необходимых ему медикаментов", среди которых почетное место занимали наркотики, был убит. Японцы не скрывали подлинного лица капитана Накамура и цели его поездки, но это ничуть не помешало японской военщине начать нажим на свое правительство, требуя войны. Нужно отметить, что на японское правительство особенно нажимать не приходилось. Кабинет Вакацуки самым усерд-


1 Из заявления министра колоний Хара на заседании японского кабинета 7 июля 1931 года. Опубликовано в газете "Асахи" от 8 июля 1931 годя.

2 "Ници-ници" от 11 июля 1931 года.

3 Там же.

4 И. Сталин. Отчетный доклад на XVIII с'езде партии о работе ЦК ВКП(б), стр. 13.

стр. 35

Антияпонский рабочий митинг. Шанхай, 1931 год.

Музей революции СССР.

ним образом готовился к нападению на Китай.

В отчете военного министра Минами на конференции командиров дивизий, состоявшейся в первых числах августа, говорилось, что он "предупредил своих подчиненных о необходимости быть готовыми против начинающегося движения в Манчжурии"1 .

Хотя было совершенно точно доказано, что капитал Накамура являлся японским шпионом и диверсантом, однако Китай, учитывая напряженность обстановки, пошел на мирное улаживание и этой японской провокации. Но Япония не была заинтересовала в мирном разрешении "конфликта". Уже 2 сентября газета "Асахи" писала, что "в случае если дипломатические переговоры не будут протекать нормально, военное ведомство намерено принять на себя разрешение вопроса".

Под "нормальными дипломатическими переговорами" японские фашисты понимали полную капитуляцию Китая, решение всех "300 неразрешенных вопросов", полное обеспечение "японских прав и интересов в Китае". По поводу этих "прав и интересов" комиссия Литтона, посланная впоследствии Лигой наций, говорила: "Длинный список японских прав ясно показывает исключительный характер политических, экономических и юридических отношений, создавшихся между этой страной (Японией) и Китаем в Манчжурии. Вероятно, нигде в мире не найти точной параллели такому положению; нигде в мире нельзя найти примера, чтобы одно государство пользовалось настолько широкими экономическими и административными, привилегиями на территории своего соседа"2 .

Государственный секретарь (министр иностранных дел) США Стимсон, при попустительстве которого и произошел захват Манчжурии Японией, заявил, что "Япония всегда боролась за свои привилегии в Манчжурии; однако природа этих привилегий никогда ясно не была определена и не получила международного признания"3 .

Уже 5 сентября газеты сообщали на основании сведений "из достоверных источников", что военное министерство Япония сообщило министру иностранных дел о своем распоряжении штабу квантунской армии провести мобилизацию и устройство военной демонстрации. "Если же это (демонстрация и тому подобные мероприятия. - И. П. ) не поможет, в качестве последней меры будет применена военная сила"4 .


1 "Дзи-дзи" от 5 августа 1931 года.

2 Цит. по книге Генри Л. Стимсона "Дальневосточный кризис", стр. 13. Соцэкгиз. 1938.

3 Там же, стр. 18.

4 "Адвертайзер" от 5 сентября 1931 года.

стр. 36

Японский пулеметный пост на одной из главных улиц Мукдена. Манчжурия. 1931 год.

Музей революции СССР.

Передовая статья газеты "Нихон" от 8 сентября 1931 года вышла под заголовком "Второе сараевское событие".

3

10 сентября в Токио были вызваны" известный японский шпион и диверсант Дойхара, а также члены штаба квантунской армии и был во всех деталях разработан вопрос о проведении военного нападения на Китай с целью отторжения Манчжурии.

Таким образом, начало военных действий не только не было неожиданным, но подготовка к нему велась на протяжении почти целого года на глазах всех стран Европы и Америки, которые потворствовали агрессору, имея своей тайной целью столкнуть Японию и СССР.

Вздорным и смехотворным является об'яснение Японии, что военные действия в ночь с 18 на 19 сентября начались якобы в связи с тем, что в эту ночь китайскими солдатами был произведен взрыв железнодорожного моста на линии Чаньчунь-Мукден. Поезд, следовавший по линии Чаньчунь-Мукден, прошел через этот "взорванный" мост через несколько минут после "взрыва" и прибыл в Мукден точно по расписанию. Ответственность за несуществовавшее преступление была возложена на китайскую армию.

В ночь с 18 на 19 сентября война началась. Дальнейшее развертывание событий говорит о том, что план захвата Манчжурии был тщательно подготовлен и разработан японским командованием.

19 сентября, около 6 часов утра, японские войска, не встречая сопротивления со стороны войск Чжан Сюэ-ляна, который приказал своим войскам строго выполнять директиву нанкинского правительства и ни в коем случае не оказывать вооруженного сопротивления японским войскам, заняли Мукден и разоружили 6 тысяч солдат китайской регулярной армии и 5 тысяч китайских полицейских. Того же, 19 сентября командующий японской квантунской армией генерал Хондзио отдал приказ о переброске японских войск из Кореи в Манчжурию и о переводе флота, находившегося в Порт-Артуре, в Инкоу. В первых числах октября генерал Хондзио публично заявил, что Япония не признает правительства маршала Чжан Сюэ-ляна я не прекратит военных действий до тех пор, пека маршал Чжан Сюэ-лян не будет изгнан из Манчжурии.

Вслед за Мукденом японская армия захватила Чаньчунь, Гиринь, Харбин и всю территорию Манчжурии, за исключением

стр. 37

Японские солдаты охраняют одно из учреждений правительства Манчоу-Го в Чяньчуне.

Фотохроника ТАСС.

тех районов, где японским войскам оказывали энергичное сопротивление манчжурские партизаны.

Во второй половине октября японские войска начали наступление на Цицикар, главный город провинции Хейлунцзян, самой северной провинции Манчжурии. Этот район расположен на несколько сот километров севернее зон, прилетавших к ЮМжд, и не имел никакого отношения к договорным районам, защиту которых якобы преследовала Япония в своих военных действиях.

В ноябре 1931 года Япония начала наступление на Цзиньчжоу, город, находящийся на границе с Северным Китаем, куда была перенесена штабквартира китайской армии после захвата японцами Мукдена.

3 января 1932 года Цзиньчжоу был захвачен, и с этого времени Япония стала полновластным хозяином в Манчжурии.

Все эти захваты были произведены несмотря на то, что Япония в 1922 году в Вашингтоне подписала "Договор девяти держав", первый параграф первой статья которого указывал, что договаривающиеся державы согласны "уважать суверенитет, независимость и территориальную и административную целостность Китая", а четвертый параграф устанавливал, что державы обязуются "воздерживаться от использования существующей ныне в Китае обстановки в целях искания специальных прав и преимуществ..."1 .

Уже с первых дней нападения на Манчжурию Япония начала доказывать, что Манчжурия - это не Китай, а лишь продолжение Кореи, что это - не государство, а лишь географическое понятие. Так, например газета "Нихон" от 25 сентября 1931 года в передовой писала: "Характерные черты для Манчжурии можно видеть в Корее, представляющей собой географическое продолжение Манчжурии. Исторически Корея никогда не была совершенно независимым государством и никогда не была совершенно подчинена. Другими словами, Корея всегда находилась под влиянием какого-нибудь другого государства. Так обстоит дело и в Манчжурии. Почти не было такого времени, чтобы спокойствие в Манчжурии полностью охранялось устойчивой государственной системой. Таковы факты истории".

Обе стороны, то есть и Китай и Япония, являлись в то время членами Лиги наций. Китай обратился к Лиге наций по поводу нападения Японии на китайскую территорию. 28 сентября совет Лиги, с согласия китайского правительства решил послать для обследования положения на месте комиссию, а 30 сентября была принята резолюция совета Лиги, с которой


1 Цит. по книге Генри Л. Стимсона "Дальневосточный кризис", стр. 178. Соцэкгиз. 1938.

стр. 38

Бойцы антияпонского партизанского отряда в Манчжурии.

Музей революции СССР.

был согласен и представитель Японии. В резолюции отмечались:

"1) Отказ Японии от планов территориальных захватов в Манчжурии.

2) Обещание Японии продолжать отвод войск, в район железнодорожной зоны, где пребывание их вполне законно, "с наивозможной быстротой", соответственно тому, в какой мере будет эффективно обеспечена жизнь и собственность японских граждан".

Однако эта резолюция, как и резолюции, вынесенные позже, как и договор девяти держав и ряд других официальных документов, подписанных японскими агрессорами, рассматривалась японцами как никого не обязывающая бумажка, которую подписывают вовсе не для того, чтобы ее выполнять, а лишь для того, чтобы дать своим сторонникам в неагрессивных странах материал для обмана общественного мнения.

В связи с явным нарушением японцами своих заявлений Лига наций вынуждена была 24 октября и 10 декабря опять напомнить Японии о ее обещании. Япония оставила это напоминание без всякого внимания, заявив, что она не может отозвать свои войска ввиду близости китайских войск. На самом же деле китайцы отошли свои войска, а японские войска двигались вслед за китайскими, так что расстояние между армиями действительно не сокращалось.

Несмотря на все препятствия, чинимые японцами выделенной Лигой наций комиссии, возглавляемой Литтоном, факты провокационной и разбойничьей политики Японии были настолько очевидны, что комиссия не могла не признать Японию агрессором.

Япония, конечно, не принимала всерьез резолюций и посланий Лиги наций, так как она хорошо знала, что никаких действенных мер Лига наций не предпримет.

С первых же дней своего нападения на Манчжурию Япония начала работу по созданию "независимого" манчжурского государства. 25 сентября 1931 года в официальном японском органе "Manchuria Daily News" сообщалось, что главнокомандующий японских войск, генерал Хондзио создал комитет из 10 человек по восстановлению порядка в Манчжурии. Председателем комитета был назначен известный японский разведчик полковник Дойхара. Остальные 9 членов комитета были простыми пешками в руках японской военщины. Этот комитет и приступил к "самоопределению" Манчжурии.

Через 3 дня после создания комитета японская газета "Ници-ници" возвестила миру, что "выдвигается план создания независимого правительства в Манчжурии и Монголии"1 .

4 октября командующий оккупационной армией в Манчжурии заявил, что он будет всячески содействовать "об'единению всей


1 "Ници-ници" от 28 сентября 1931 года.

стр. 39

Манчжурии и Монголии" для "укрепления вечного мира на Востоке"1 .

Это заявление получило широкий отклик в японской прессе, прямо говорившей о марионеточном правительстве, которое замыслила создать Япония. Так, например газета "Нихон" от 8 октября 1931 года в передовой писала: "Сообщают, что руководители военных кругов одобрили заявление командующего и решили поддержать позицию квантунских войск, в вопросе об установлении новой власти в Манчжурии. Имеется немало людей, которые, сочувствуя старанию военных лидеров на месте, выражают согласие с их решительностью, так как желание возможно скорее построить рай для 30 миллионов населения Манчжурии и Монголии является желанием не только военных, но и большинства японского народа. Трудно предугадывать, какая политическая система и какая верховная власть будут избраны в воссозданной Манчжурии и Монголии, вероятно, это движение проявится в форме поддержания наследника бывшего императора Китая. Такое восстановление Манчжуро-монгольской монархии является самой ортодоксальной и самой естественной формой разрешения нынешнего положения в Манчжурии и Монголии".

18 февраля 1932 года было опубликовано сообщение о создании Манчжоу-Го, а 9 марта 1932 года Пу И, изгнанный из Китая последний император Манчжурской династии, послушная марионетка в руках японской военщины, вступил в исполнение обязанностей "правителя"; через год он получил от своих хозяев титул "императора"2 .

21 августа 1932 года комиссия Литтона закончила свою работу, и 28 ноября ее доклад был передан на обсуждение Лиги наций. Не дожидаясь обсуждения доклада, 15 сентября 1932 года Япония признала "независимое" государство Манчжоу-Го и заключила с ним союзный договор, который предусматривал оставление японских войск на территории Манчжурии.

Па следующий же день после захвата Манчжурии японская военщина начала проводить в жизнь свой план по превращению Манчжурии в военно-стратегический плацдарм для новых авантюр против Китая, Монгольской народной республики и СССР. Вся экономическая политика Японии в Манчжурии подчинена подготовке так называемой "большой войны", то есть нападению на Советский Союз.

4

Грабительская колониальная политика японского империализма началась с экспроприации земель у манчжурского трудового крестьянства. Конфискация земли производилась прежде всего для нужд военного строительства, В качестве бесплатной рабочей силы на военное строительство японские империалисты сгоняли крестьян из окружающих районов.

Подавляющее большинство административно-правительственного аппарата в Манчжурии составляют японцы. Даже по японским официальным данным, в правительственном аппарате Манчжурии - из 5700 чиновников среднего звена -3250 японцев. Во всем аппарате, сверху донизу, японцы либо возглавляют аппарат либо состоят советниками, которым подчиняются все чиновники учреждения. Нечего и говорить, что чиновники из местного населения также соответствующим образом подбираются из желательных для японских агрессоров элементов.

Для "освоения" Манчжурии и в целях создания там опорных точек, колониального режима японские империалисты решили организовать на территории Манчжурии ряд военных поселений из числа японских резервистов. По плану японского правительства, в Манчжурию предполагалось переселить 5 миллионов человек за двадцать лет.

Для этих военных поселений японцы отнимают лучшие земли у манчжурских крестьян. Японские империалисты затрачивают на осуществление своих планов значительные суммы, однако вследствие упорной борьбы населения Манчжурии с такими "переселенцами" планы японской военщины проваливаются. Журнал "Manchurian Economic Review" N 8 за 1937 год пишет: "В ноябре 1932 года первая партия колонистов прибыла в Цзямусы и состояла из солдат-резервистов в количестве 492 человек. Для этой партии была отведена земля в 55 километрах к юго-востоку от Цзямусы. Японское поселение называлось Ясака Мура. Общая площадь земли составляла 45 тысяч га (25 тысяч га - лес и 20 тысяч га - поле). Земля по своему качеству очень хорошая". Далее говорится, что в течение первых двух лет произошло 10 столкновений с партизанами. Журнал сообщает, что "врага подкарауливали поселенцев на каждом ша-


1 См. Е. Коровин "Япония и международное право", стр. 136. Соцэкгиз. 1936.

2 Пу И родился в 1906 году. Вступил на китайский престол под регентством своего отца в 1903 году и в связи с революцией в Китае вынужден был "отказаться" от престола в 1912 году. 5 ноября 1924 года, лишен императорского титула и удален из дворца. 29 ноября 1924 года сбежал в здание японского посольства в Пекине. С тех пор - игрушка в руках японской военщины.

стр. 40

гу", нельзя было выйти в лес пли поле. В результате 30 колонистов было убито, а 180 убежало. Осталось около 50% первоначального состава.

Само собой разумеется, что все военные расходы покрываются за счет громадных налогов, взимаемых с японских трудящихся масс, и за счет колониального грабежа манчжурского народа. Налоговое бремя со времени оккупации Манчжурия возросло более чем в 2 раза. Манчжурский трудящийся должен платить 18 видов налогов, признанных государственными: угольный налог, налог с производимой налогоплательщиком продукции, военный налог, налог с оседлости, табачный налог, налог с потребления, соляной налог, земельный налог и т. д. Кроме того существуют еще и местные налоги: налоги с повозок, налоги с развлечений и т. д. Даже по официальным данным, налоги в Манчжурии значительно увеличились: налоговые поступления в 1933 - 1934 годах составляли 37392250 гоби, а в 1936 году - 53148 тысяч гоби. Налоги растут с каждым годом; в особенности этот рост ощутителен с начала японо-китайской войны.

Даже унифицированная манчжурская пресса не в состоянии скрыть ужасающего голода среди манчжурских трудящихся масс. Газета "Мансю Ниппо" от 11 июня 1935 года прямо писала: "Вся обширная равнина Гириньской провинции в конце концов превратилась в сплошной ад, на который нельзя смотреть без ужаса. Крестьяне с детьми на спинах бродят целыми толпами... В 6-м округе они с'ели все побеги травы и вынуждены уходить за 8 километров, чтобы собирать с'едобные травы. Многие из них падают и тут же умирают". А вот заявление манчжурской печати: "В районе уезда Паньши, Фынтянской провинции, 120 тысяч человек голодают в буквальном смысле этого слова"1 .

Количество таких примеров можно было бы увеличить в несколько десятков раз.

Нечего и говорить, что манчжурские трудящиеся массы не пользуются никакими политическими правами. Население Манчжурии находится под гнетом японской военщины. Японцы уничтожают китайскую литературу, принуждают изучать в школе японский язык, всячески подавляют малейшее проявление национальной культуры.

Естественно, что манчжурский трудящийся народ борется с японскими оккупантами, организуя партизанские отряды и пополняя ряды вновь созданной 12-й партизанской армии, которая входит в состав об'единенной антияпонской армян Манчжурии. Известный руководитель партизан в Манчжурии генерал Ли Ду заявил, что за последние 3 месяца 1938 года, партизаны совершили около 300 крупных и мелких валетов на японские части. Японцы в ноябре 1938 года вынуждены были бросить 20 тысяч человек против партизан в провинции Хэбэй. Почти каждый день газеты сообщают о переходе на сторону китайской армии вооруженных частей, которые были сформированы под японским командованием с целью борьбы против китайского народа. Японские агрессоры содержат в Манчжурии армию в 400 тысяч человек, и одна из задач этой почти полумиллионной армии - "железом и кровью" держать в повиновении завоеванные, но не побежденные массы Кореи и Манчжурии.

Лозунг китайской компартии "Единый национальный антияпонский фронт" находит широкий отклик в сердцах трудящихся масс Манчжурии. Манчжурский народ на стороне китайского национального правительства. Вед это лишний раз подтверждает сказанное в "Кратком курсе истории ВКП(б)": "Конечно, геройская борьба китайского народа и его армии против японских захватчиков, громадный национальный под'ем в Китае, колоссальные резервы людей и территории в Китае, наконец, решимость китайского национального правительства довести освободительную борьбу Китая до конца, до полного изгнания захватчиков из пределов Китая, - все это с несомненностью говорит за то, что у японских империалистов нет и не может быть будущности в Китае"2 .


1 "Манмо ирбо" от 28 февраля 1936 года.

2 "Краткий курс истории ВКП(б)", стр. 318.

Orphus

© libmonster.cn

Permanent link to this publication:

http://libmonster.cn/m/articles/view/ЗАХВАТ-МАНЧЖУРИИ-ЯПОНИЕЙ-В-1931-ГОДУ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

China OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.cn/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. ПЛЫШЕВСКИЙ, ЗАХВАТ МАНЧЖУРИИ ЯПОНИЕЙ В 1931 ГОДУ // Beijing: Libmonster China (LIBMONSTER.CN). Updated: 08.12.2017. URL: http://libmonster.cn/m/articles/view/ЗАХВАТ-МАНЧЖУРИИ-ЯПОНИЕЙ-В-1931-ГОДУ (date of access: 13.12.2018).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. ПЛЫШЕВСКИЙ:

И. ПЛЫШЕВСКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:


Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
China Online
Beijing, China
205 views rating
08.12.2017 (370 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
Рецензии. Л. Н. БОРОХ. ОБЩЕСТВЕННАЯ МЫСЛЬ КИТАЯ И СОЦИАЛИЗМ (НАЧАЛО XX В.)
Catalog: Philosophy 
33 days ago · From China Online
CASTLE MOUNTAINS OF GUILIN
Catalog: Geology Geography 
96 days ago · From China Online
Рецензии. Т. И. СУЛИЦКАЯ. КИТАЙ И ФРАНЦИЯ (1949-1981)
Catalog: History 
101 days ago · From China Online
The toroids located inside the electrons and positrons, we called photons. By the way, scientists from the University of Washington created a high-speed camera capable of photonizing photons. The photograph shows a toroidal model of a photon. http://round-the-world.org/?p=1366 In our opinion, the quanta of an electromagnetic wave are electrons and positrons, which determine the length of an electromagnetic wave. Photons also control the wavelength of the photon itself, or the color emitted by the photon. Thus, a photon is a quantum of a color that is carried by one or another electromagnetic wave.
Catalog: Physics 
131 days ago · From Gennady Tverohlebov
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ СССР КИТАЮ (1917 - 1945 гг.)
Catalog: History 
138 days ago · From China Online
Рецензии. О. Е. НЕПОМНИН. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ КИТАЯ. 1894 - 1914
Catalog: Economics 
149 days ago · From China Online
РОЛЬ СССР В НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ ВОЙНЕ КИТАЙСКОГО НАРОДА И РАЗГРОМЕ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЯПОНИИ
Catalog: Military science 
197 days ago · From China Online
Демократия – самая лучшая система управления обществом. Но при наличии просвещённого диктатора общество развивается в разы быстрее, точнее и безопаснее. Либералам эту логику трудно понять, по причине отсутствия у них диалектичности мышления. Но большинству россиян это понятно, что и продемонстрировало избрание Владимира Владимировича Путина на пост Президента РФ. Просвещённый диктатор это мечта большинства россиян. Владимир Владимирович, не зря ваш отец, – ещё до избрания Вас президентом, – называл Вас «мой президент». Он предвидел – Вам суждено спасти Россию от капитализма. Хватит олигархам грабить Россию, вывозя капиталы за рубеж. Мы, рядовые работники предприятий, получив власть, на эти деньги построим новые заводы. Владимир Владимирович, Вы должны возглавить Партию рыночного социализма и подготовить Референдум о передаче всех средств производства товаров в собственность трудовых коллективов, имеющих форму закрытых акционерных обществ.
Catalog: Political science 
204 days ago · From Gennady Tverohlebov
А. М. ГРИГОРЬЕВ. РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В КИТАЕ В 1927 - 1931 гг. (ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ)
Catalog: Political science 
256 days ago · From China Online
ИВОВЫЙ ПАЛИСАД - ГРАНИЦА ЦИНСКОЙ ИМПЕРИИ
Catalog: History 
273 days ago · From China Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
ЗАХВАТ МАНЧЖУРИИ ЯПОНИЕЙ В 1931 ГОДУ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Libmonster China ® All rights reserved.
2017-2018, LIBMONSTER.CN is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK