Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: CN-83

share the publication with friends & colleagues

Империалистическая агрессия и захват иностранными капиталистами при попустительстве маньчжурского двора командных постов в экономике Китая, а также препятствия, чинимые маньчжурско-китайской феодальной реакцией развитию капиталистических отношений в стране, вызвали в конце XIX в. движение протеста определённых кругов либеральных китайских помещиков и молодой китайской буржуазии, известное как "движение за реформы". Оно достигло своего кульминационного развития в политическом перевороте 1898 года.

Товарищ Мао Цзэ-дун в 1939 году в своей работе "Китайская революция и Китайская коммунистическая партия" писал: "Начиная с опиумных войн, движения тайпинов, китайско-французской войны, китайско-японской войны, политического переворота 1898 года, движения ихэтуаней, революции 1911 года, движения 5 мая, движения 30 мая, военного северного похода, аграрной революции вплоть до нынешней войны с Японией - все свидетельствовало о непрекращающемся духе сопротивления китайского народа империализму и его прихвостням"1 .

Политический переворот 1898 г., как и всё движение за реформы в Китае в конце XIX в., не получил до сих пор необходимого освещения в советской исторической науке.

В "Очерках по новой и новейшей истории Китая" Г. Ефимова (Госполитиздат. 1951. Изд. 2-е) движению за реформы уделяется лишь несколько страниц; при правильной в целом оценке этого движения в "Очерках" содержится ряд неточностей (неправильное изложение первого меморандума Кан Ю-вея, переоценка роли Чжан Чжи-дуна, недостаточный показ деятельности реформаторов, направленной против вторжения в страну иностранного капитала, и т. д.). В трудах современных китайских историков Хоу Вай-лу, Хуа Гана, Ху Шэна и других, посвященных изложению всей новой истории Китая, не могло быть, естественно, уделено много места развёрнутой характеристике реформаторского движения.

В противовес научному, марксистскому освещению данной проблемы современные американские историки Камерон, Морзе, Мак Нэйр и другие извращённо трактуют движение за реформы лишь как беспринципную внутреннюю борьбу придворных группировок. Реформаторы выглядят в этих работах наивными, увлекающимися фантазёрами, а отнюдь не представителями определённых, исторически складывающихся классов и общественных групп. Не удивительно, что буржуазные исследователи полностью замалчивают патриотические выступления участников реформаторского движения против хозяйничания в Китае иностранных капиталистов, вызванные захватнической политикой империалистических держав в отношении Китая. Буржуазные историки рассматривают движение за реформы вне связи с общим ходом развития национально-освободительной борьбы китайского народа.


1 Мао Цзэ-дун. Избранные произведения (на кит. яз.) Изд. Дунбэй шудянь. 1948, стр. 214 - 215.

стр. 86

В конце XIX в. в Китае продолжал господствовать феодальный строй.

Главное положение занимало натуральное хозяйство, производившее всё необходимое для себя. Крестьяне производили не только сельскохозяйственные продукты, но и изделия кустарного производства. Земельная рента, которую крестьяне передавали помещику-аристократу, также главным образом потреблялась самим помещиком, а не шла на обмен. В экономике страны обмен ещё не имел решающего значения.

Господствующий класс - помещики - имел в своих руках подавляющую массу земель, в то время как у крестьян земли было очень мало или же её вовсе не было. Крестьяне при помощи своего примитивного сельскохозяйственного инвентаря обрабатывали земли, принадлежавшие помещикам, знати и двору, и вынуждены были отдавать им до семи десятых урожая. Кроме того, с крестьян брало налоги и поборы помещичье государство. Оно также заставляло крестьян отбывать трудовую повинность.

Весь этот строй феодальной эксплуатации охраняло помещичье-феодальное государство. Император пользовался ничем не ограниченными, абсолютными правами. Он имел массу чиновников и армию, державшую в повиновении угнетённое население страны.

Политическая власть в Китае с 1644 г. находилась в руках завоевателей-маньчжуров. В 1861 г., после смерти императора Сяньфына, к власти пришла в результате дворцового переворота маньчжурка Ехэ Нара, более известная под титулом вдовствующей императрицы Цыси. При регентстве Цыси произвол, казнокрадство двора и чиновничьей бюрократии достигли ужасающих размеров. Страдания и бедствия китайских трудящихся увеличивались.

Наряду с этим, в последней четверти XIX в. в Китае стала создаваться современная промышленность, ускорилось развитие капиталистических отношений и формирование общекитайского рынка, происходил процесс активного вовлечения Китая в мировую торговлю. Одновременно начался территориальный раздел Китая иностранными державами и превращение его в полуколонию иностранного капитала.

К концу XIX в. пограничные с Китаем государства - Бирма, Аннам, Корея, Кашмир, Непал, Канжут, Сикким, острова Люцю и другие - были силой оружия захвачены капиталистическими державами и превращены в колонии. Англия и Япония отторгли от Китая и его суверенные владения - Тайвань, Гонконг и Пескадорские острова. Маньчжурское правительство проводило враждебную интересам китайского народа политику сговора с иностранными державами, выделило в крупных городах земельные участки под иностранные концессии и сеттльменты и предоставило иностранцам специальные права и привилегии, грубо нарушавшие суверенитет китайского государства.

Главной капиталистической державой, осуществлявшей колониальную политику в Китае, была Англия. Она играла ведущую роль во внешней торговле Китая: на долю Англии к 1898 г. приходилось 64% общего объёма всех внешнеторговых операций Китая2 .

Объём внешней торговли Китая за десятилетие - с 1885 по 1895 г. - увеличился вдвое, со 153 млн. до 314 млн. лан, причём катастрофически возрос пассивный баланс3 . Главными предметами китайского экспорта были чай и шёлк, а предметами ввоза - текстиль, хлопок-сырец, пряжа и опиум.

Уже в 1883 г. в Шанхае было 15 иностранных предприятий, производивших бумагу, спички, газ и т. д. В 1884 г. в открытых для иностран-


2 См. Ch. Beresford. Break up of China. London. 1899, p. 449.

3 См. Хэ Бин-сянь. Внешняя торговля Китая. (Чжунго дуй вай маои). Изд. Шанъу иньшугуань. Шанхай. 1936.

стр. 87

ной торговли портовых городах Китая проживало 4 тыс. иностранцев, имевших там 450 различных коммерческих фирм. По числу иностранных подданных и иностранных фирм в Китае на первом месте стояли англичане, затем шли американцы, немцы, французы. Маньчжурское правительство всё больше и больше зависело от иностранного (главным образом английского) капитала. В 1885 г. общая сумма внешних долгов Китая составляла 5,4 млн. фунтов стерлингов, а к 1896 г. возросла до 22,6 млн. фунтов стерлингов4 .

В своём проникновении в Китай иностранные капиталисты широко пользовались услугами христианской церкви - целой армии католических, протестантских, англиканских и прочих миссионеров. Эти миссионеры во второй половине XIX в. нахлынули в Китай, открывали в глубинных районах страны свои миссии, издавали газеты, журналы, книги на китайском языке и беззастенчиво вмешивались во внутренние дела Китая5 .

Крайне враждебную Китаю позицию занимал американский капитал: американцы подстрекали японцев к провокационным захватническим действиям в отношении Кореи и Тайвана, американские дипломаты выступали инициаторами раздела Китая между капиталистическими державами. Американское правительство поощряло ужасающую эксплуатацию и дискриминацию китайских иммигрантов в США.

Вторжение иностранного капитала в Китай вызвало глубокое возмущение китайского народа. В. И. Ленин писал: "Могли ли китайцы не возненавидеть людей, которые приезжали в Китай только ради наживы, которые пользовались своей хвалёной цивилизацией только для обмана, грабежа и насилия, которые вели с Китаем войны для того, чтобы получить право торговать одурманивающим народ опиумом (война Англии и Франции с Китаем в 1856 г.), которые лицемерно прикрывали политику грабежа распространением христианства?"6 .

50 - 60-е годы XIX в. ознаменовались дальнейшим расшатыванием феодальных отношений и развитием товарных форм хозяйства. Проникновение в Китай иностранного капитала дало сильный толчок росту в стране капиталистических отношений, но вместе с тем направило его по стеснённому, уродливому пути. Ещё после первого вооружённого столкновения Китая с Англией в 1839 - 1842 гг. наиболее дальновидные китайские сановники, вроде Линь Цзэ-сюя, осознавшие превосходство западной военной техники над средневековым китайским вооружением, призывали маньчжурский двор "заимствовать у иностранцев крепкие суда и совершенные орудия" в целях противодействия агрессии, приступить к созданию арсеналов и судостроительных предприятий. С заключением неравноправного нанкинского договора с Англией (1842) развитие современной военной промышленности в Китае прекратилось. Возобновилось оно лишь в разгар тайпинского восстания, когда были построены арсеналы для снабжения оружием помещичьих контрреволюционных армий.

С 1865 по 1895 г. в Китае строятся судоверфи, создаются первые китайские железнодорожные и пароходные компании в Тяньцзине и Шанхае, строятся паровые ткацкие фабрики в Шанхае, паровая суконная фабрика в Ланьчжоу, учреждается монетный двор в Кантоне, разрабатываются месторождения угля и железной руды в Северном Китае и в бассейне реки Янцзы7 . Китайские помещики приморских провинций Южного и Восточного Китая, являвшиеся поставщиками сельскохозяй-


4 См. E.V.G. Kiernan. British Diplomacy in China. Cambridge. 1939, pp. 272 - 274.

5 См. статью Се Синь-яо. Как империалисты использовали религию для агрессии против Китая. Газета "Женьминьжибао". 13 апреля 1951 года.

6 В. И. Ленин. Соч. Т. 4, стр. 348.

7 См. Гун Цзюнь. Очерк истории развития новой промышленности в Китае. (Чжунго синь гунъе фачжань ши даган). Изд. Шанъу иньшугуань. Шанхай. 1933.

стр. 88

ственного сырья на экспорт, также участвовали в развитии средств связи и промышленном строительстве.

Некоторые видные китайские бюрократы и помещики, убедившиеся в прибыльности машинного производства и современных видов транспорта, покровительствовали их развитию. В начале 90-х годов появляются первые частные китайские промышленные предприятия, не связанные с придворной бюрократией, возникает прослойка китайской торгово-промышленной буржуазии8.

В 1874 г. в Шанхае начала выходить первая частная китайская газета9 . С конца 70-х годов на китайский язык стали переводить иностранную научно-техническую литературу и учебники. Дети помещиков и чиновников посылались на учёбу за границу.

Развитие капиталистических отношений, выраставших в недрах китайской экономики, серьёзно тормозилось препятствиями, чинимыми маньчжурским двором, китайскими феодалами-помещиками и продажной чиновничьей иерархией. Абсолютное большинство земель Китая находилось в руках феодалов-помещиков. Многочисленные таможенные барьеры мешали внутренней и внешней торговле. Частных предпринимателей душили непомерные налоги и поборы. Захват иностранцами контроля над китайскими таможнями ставил китайские товары в крайне неблагоприятное положение по сравнению с иностранными. В Китае не существовало единой системы мер и весов, бумажных денег, разменной монеты, пути сообщения были в плохом состоянии. Всё это мешало развитию капитализма в Китае.

На иностранных и китайских промышленных предприятиях царила безудержная, дикая эксплуатация. Наличие огромной резервной армии дешёвых рабочих рук позволяло предпринимателям платить рабочим мизерную заработную плату, ничем не ограничивать рабочий день, полностью игнорировать требования техники безопасности и санитарии. На предприятиях широко применялась система всевозможных штрафов и незаконных вычетов из заработной платы. Рабочие находились под неустанным наблюдением надсмотрщиков, широко эксплуатировался женский и детский труд, оплачивавшийся особенно низко. Пролетариат к тому времени ещё не вполне выделился из общей массы неимущих.

Господство феодальных отношений, притеснения и произвол властей, конкуренция с иностранными товарами вынуждали отдельных представителей молодой китайской буржуазии, преимущественно из Южного Китая, в поисках более благоприятной сферы применения своих капиталов эмигрировать за границу, в первую очередь в Индонезию, на Малайю, Гавайские острова, Филиппины, в Сиам.

Одновременно с этим начался массовый вывоз американскими и английскими работорговцами из приморских южных провинций Китая безземельных крестьян, батраков, ремесленников, разорившихся в результате появления иностранных фабричных товаров, не находивших работы в своей стране. Эта дешёвая рабочая сила вывозилась в западные штаты США, на Гавайи, на острова Караибского моря, в страны Латинской Америки, в Малайю, где "жёлтые рабы" использовались на плантациях, в шахтах, на приисках. К концу XIX в. число китайских эмигрантов за границей достигало 3 млн. человек10 .

В Южном Китае, особенно в провинции Гуандун, развитие товарно-денежных форм хозяйства имело значительно более благоприятные условия, чем в остальных провинциях, ввиду близости Гонконга и Макао-


8 См. У Юнь-ло. Очерки современной китайской промышленности. "Цзиньши чжунго шие тунчжи". Шанхай. 1933.

9 См. Го Гун-чжен. История китайской прессы. (Чжунго бао сюэши). Шанхай. 1927.

10 См. Тао Гуань-ин. Шэнь ши вэй янь. Перевод П. Попова. "Вестник Европы". 1897, NN 9 - 11.

стр. 89

рынков сбыта сельскохозяйственной продукции и крупных перевалочных баз внешней торговли Китая, а также постоянных связей населения с китайскими эмигрантами за границей. Население Гуандуна раньше, чем население остальных провинций, вступило в торговые сношения с иностранцами. Антифеодальные и антиманьчжурские настроения в Гуандуне на протяжении всего XIX в. неоднократно перерастали в открытые выступления. Этими выступлениями руководили общества "Триада", "Небо и Земля" и другие, в состав которых входили крестьяне, ремесленники и мелкая городская буржуазия. Не случайно поэтому именно на юге Китая в конце 80-х и начале 90-х годов началась общественно-политическая деятельность либеральных китайских помещиков и либеральной китайской буржуазии, которая в дальнейшем приняла характер организованного движений за реформы. Наиболее видным представителем этих двух общественных групп был гуандунец Кан Ю-вэй (1858- 1927).

В конце 1888 г. Кан Ю-вэй направил вдовствующей императрице Цыси и её племяннику императору Гуансюю пространный меморандум, в котором подвергал критике существовавшие в стране порядки11 . В своём меморандуме Кан Ю-вэй обращал внимание двора на рост агрессивной политики капиталистических держав в отношений Китая и в первую очередь на политику его ближайшей соседки Японии, лишь недавно вставшей на путь капиталистического развития. Чтобы предотвратить раздел Китая, Кан Ю-вэй предлагал маньчжурскому Двору "изменить существующие законы" и провести буржуазные преобразования в области политики, экономики и культуры, "прислушиваться к голосу народа" и привлекать к управлению страной "представителей народа", то есть китайских либеральных помещиков и буржуазию. В случае если двор не захочет провести эти мероприятия, Кан Ю-вэй предсказывал неминуемую гибель династии.

Однако, выступая с критикой продажной маньчжурской и китайской правительственной бюрократии, с обличением маньчжурского Двора, Кан Ю-вэй - выходец из помещичьей среды - не смог преодолеть своей классовой ограниченности. В меморандуме сквозила боязнь новой крестьянской войны, подобной тайпинскому восстанию, пытавшемуся "снизу" решить стоявшие перед страной задачи, и все надежды возлагались на проведение реформы "сверху", силой и авторитетом маньчжурского двора, с тем, чтобы предотвратить народные восстания.

Меморандум стал широко известен в столице и вызвал в консервативном Лагере такую враждебность к его автору, что дальнейшее пребывание Кан Ю-вэя в Пекине сделалось опасным. Кай Ю-вэй был вынужден срочно покинуть столицу и вернулся к себе на родину, где занялся педагогической и научной работой, не расставаясь, однако, с проектами реформ.

В этот период многие представители китайских либерально-помещичьих кругов и молодой, крайне слабой буржуазии были склонны видеть выход Китая из экономического и политического тупика в развёртывающейся торгово-промышленной деятельности крупной китайской феодальной бюрократии (Ли Хун-чжан, Чжан Чжи-дун и другие).

Наряду с либеральной оппозицией, в Китае в начале 90-х годов начало складываться и другое, революционно-демократическое направление, связанное с именем молодого гуандунца доктора Сунь Ят-сена. В начале 90-х годов Сунь Ят-сен ещё разделял реформистские иллюзии.

В конце 1893 г. он написал пространный меморандум Ли Хун-чжану, где излагал свои проекты проведения в Китае верхушечных буржуазных реформ и высказывал надежду, что Ли Хун-чжан поручит ему проведение


11 См. Кан Ю-вэй. Первый меморандум. Сборник "Наньхай сяньшэн сы шаншу цзи". Изд. Ши у бао. 1898.

стр. 90

этих реформ в жизнь12 . Однако уже с началом японо-китайской войны Сунь Ят-сен избавился от своих иллюзий, стал на путь вооружённой борьбы с маньчжурской монархией, возглавив революционное демократическое движение в Китае.

Лагерь феодальной реакции широко использовал для борьбы с новыми буржуазными общественными идеями конфуцианскую философию. Он объявлял новые идеи "еретическими" и "кощунственными".

По возвращении в Кантон Кан Ю-вэй, выражая интересы либеральных помещиков и молодой буржуазии Южного Китая, подверг критической переоценке основу основ господствовавшей феодальной идеологии - сунское неоконфуцианство. С критикой неоконфуцианства он выступил в книге "Исследование о поддельных классических канонах Синьской школы" ("Синь сюэ вэй цзин као"), опубликованной в августе 1891 г., и в книге "Исследование учения Конфуция о реформе государственного строя" ("Кунцзы гай чжи као"), законченной в конце 1892 года.

В книге "Синь сюэ вэй цзин као"13 Кан Ю-вэй нанёс удар сунской неоконфуцианской философии14 , доказав, что канонизированные ею тексты вовсе не являются произведениями самого Конфуция или его учеников, а были подделаны значительно позднее с определёнными политическими целями. В "Синь сюэ вэй цзин као" Кан Ю-вэй критиковал средневековый схоластицизм и начётничество современных ему учёных, идейную пустоту и убожество официальной, "высочайше одобренной" науки. Кан Ю-вэй поставил вопрос о необходимости изучения политического смысла конфуцианских канонов; смысл этот, по его мнению, заключался в учении Конфуция о целесообразности и законности проведения реформ государственного строя в соответствии с изменениями обстановки.

В своей книге в форме намёков, завуалированных ссылками на примеры из древней истории Китая, Кан Ю-вэй осуждал расточительство и распутное поведение регентши Цыси, выступал против угнетённого положения женщин в Китае, против деспотизма феодальной семьи. Книга "Синь сюэ вэй цзин као" произвела огромное впечатление на современников и в течение нескольких лет выдержала пять изданий. Новизна и смелость высказанных в книге взглядов сделали её автора весьма популярным среди прогрессивной части учёного сословия. Но в то же Время книга вызвала сильное недовольство реакционной феодальной бюрократии столицы и провинций. В императорский дворец начали поступать многочисленные меморандумы с требованием казни бунтовщика Кан Ю-вэя и уничтожения его еретической книги. Был издан специальный императорский указ, повелевавший немедленно сжечь все экземпляры "Синь сюэ вэй цзин као" и типографские доски, с которых печаталась эта книга, а также запрещавший впредь её переиздание. Лишь всё увеличивавшаяся популярность Кан Ю-вэя как учёного и педагога и заступничество друзей в столице спасли его жизнь.

Другая работа Кан Ю-вэя, "Исследование учения Конфуция о реформе государственного строя"15 , излагала теорию политических реформ, созданную Конфуцием, и ставила своей задачей восстановление якобы утраченного "сокровенного" смысла учения Конфуция. Кан Ю-вэй стре-


12 См. Сунь Ят-сен. Собрание сочинений "Цзунли цюань цзи". Т. II, раздел. "Письма". Изд. Цзинь фын. Чэнду. 1944.

13 См. Кан Ю-вэй. Синь сюэ вэй цзин као. Бейпин. Изд. Веньхуа сюэшэ. 1931.

14 Неоконфуцианская школа сунских философов Чэн Хао (1032 - 1085), Чэн И (1033 - 1107) и Чжу Си (1130 - 1200), окончательно сформировавшаяся в XII в. н. э., носила узко доктринёрский, схоластический характер, теоретически "обосновывала" рабское подчинение народа - крестьян и ремесленников - феодалам, помещикам. Философские построения неоконфуцианцев опирались на небольшое число канонизированных ими текстов, авторство которых они приписывали Конфуцию; центральное место среди этих текстов занимали "Афоризмы Конфуция" (Лунь Юй) и остальные три книги так называемого "Четверокнижья".

15 См. Кан Ю-вэй Кунцзы гай чжи као. Шанхай. Изд. Датун и шу цзюй. 10 цзюа-ней. 1898.

стр. 91

милея показать Конфуция реформатором, требовавшим проведения время от времени преобразований в области государственного управления. Автор книги пытался использовать имя Конфуция для теоретического обоснования и подкрепления своих собственных реформаторских планов.

Слабость развития капиталистических отношений в Китае в ту эпоху и классовая ограниченность автора наложили отпечаток на теоретические построения Кан Ю-вэя, вынудили его облечь новые для страны буржуазные идеи в старые, лишь несколько подновлённые одежды феодальной конфуцианской философии. И всё же разоблачение Кан Ю-вэем схоластичности и догматизма официальной конфуцианской философии содействовало борьбе новых общественных сил с маньчжурской монархией и феодализмом. В идеализированном изображении Кан Ю-вэя китаец-патриот Конфуций был борцом за сильный и независимый Китай, за оздоровление государственного аппарата свежими силами, за ограничение самодержавной власти императоров некоторой демократизацией системы государственного управления.

В своей педагогической работе Кан Ю-вэй решительно порывал с китайской феодальной системой образования, введя у себя в школе преподавание западноевропейских буржуазных естественных и общественных наук, практикуя систему студенческого самоуправления.

Начиная с 1890 г., вокруг Кан Ю-вэя в Кантоне стали группироваться будущие руководители движения за реформы: Лян Ци-чао, Май Мын-хуа и другие выходцы из либерально-помещичьей и буржуазной среды Южного Китая.

*

25 июня 1894 г. Япония без объявления войны напала на Китай, начав одну из первых захватнических войн эпохи империализма. Война с Японией наглядно показала крайнюю слабость Китая, паразитизм, загнивание и коррупцию правящих кругов страны и послужила сигналом к дальнейшему экономическому и политическому наступлению на Китай иностранного капитала. Симоносекский мирный договор открывал для иностранной торговли семь новых глубинных портовых городов Китая, предоставив иностранцам права навигации по крупнейшим внутренним водным артериям и освобождая от пошлин иностранных промышленников в Китае. К Японии переходили Тайвань и Пескадорские острова.

Япония, писал В. И. Ленин, "попробовала пробить брешь в китайской стене, открывая такой лакомый кусок, который сразу ухватили зубами капиталисты Англии, Германии, Франции, России и даже Италии"16 .

Китай представлял собой огромный потенциальный рынок для вывоза иностранного капитала. В погоне за большей прибылью иностранные капиталисты в Китае в первую очередь устремились в область лёгкой промышленности и железнодорожного строительства. В 1897 г. в Китае уже насчитывалось около 600 иностранных фирм и проживало около 10 тыс. иностранцев17 . После 1895 г. резко увеличился объём иностранной торговли с Китаем: лишь за период с 1895 по 1898 г. объём внешней торговли Китая вырос с 315 млн. до 361,8 млн. лан, причём пассивный внешнеторговый баланс за то же время увеличился с 28,4 млн. до 50,5 млн. лан18 . Усилилось торговое и промышленное проникновение иностранных государств в глубинные районы Китая. Наряду со старыми капиталистическими хищниками Англией и Францией, к 1897 - 1898 гг. активизировалась захватническая деятельность в Китае моло-


16 В. И. Ленин. Соч. Т. 5, стр. 74.

17 См. A. Krausse. China in Decay. L. 1898, p. 258.

18 См Хэ Бин-сянь. Указ. соч.

стр. 92

дых империалистических держав - Германии, Японии и США. Китай был буквально наводнён иностранными финансистами, концессионерами и просто авантюристами. При поддержке своих дипломатов они выторговывали у маньчжурского правительства различные концессии, заключали с центральными и провинциальными властями кабальные для Китая финансовые сделки и т. д. На 1 декабря 1898 г. общий объём концессий на железнодорожное строительство, которое маньчжурское правительство предоставило различным капиталистическим странам, выражался в цифре 12 тыс. км железнодорожного пути. Финансовая зависимость маньчжурского двора от иностранных, главным образом английских, банков неимоверно возросла. Англичане распространили свой контроль не только на китайские морские таможенные сборы, но и на сбор соляного налога, ликина (подорожный налог) и других внутренних налогов. Финансово-экономическое положение Китая после войны с Японией продолжало катастрофически ухудшаться.

В ноябре 1897 г. Германия выдвинула наглое требование о сдаче ей "в аренду" порта Циндао на Шаньдунском полуострове. Маньчжурский двор, убедившись, что Англия молчаливо одобряет эту захватническую акцию германского империализма, вынужден был удовлетворить немецкие требования. Действия Германии положили начало так называемой битве за концессии в Китае, направленной на территориальный раздел страны между иностранными государствами.

Одной из наиболее агрессивно действовавших в Китае в период 1895 - 1898 гг. иностранных держав были Соединённые Штаты Америки. Американские капиталисты создали специальный синдикат для железнодорожного строительства и грабежа природных богатств Китая, деятельно разрабатывали планы захвата Маньчжурии и Монголии и превращения их в колонии США19 .

Наряду с усилившимся проникновением в Китай иностранного капитала ускорялось развитие капиталистических форм хозяйства, активизировалась предпринимательская деятельность национальной буржуазии. К 1896 г. в стране уже имелось 7 китайских вполне современных машинных ткацких фабрик со 159 тыс. веретён и 1750 ткацкими станками20 . На протяжении 1895 - 1896 гг. открылись китайские текстильные фабрики в Шанхае, Наньтуне, Сучжоу, Уси, Нинбо, Ханчжоу, Чанша. К концу 1897 г. вступили в строй две современные китайские шелкопрядильные фабрики в Сучжоу21 . В том же 1897 г. открылось движение по железнодорожной линии Пекин - Тяньцзинь, а в 1898 г. - по железной дороге Шанхай - Усун; обе линии были построены на китайский капитал. Однако, несмотря на некоторое развитие капиталистической промышленности, в Китае продолжали господствовать феодальные отношения.

Заключение позорного мира с Японией вызвало в широких слоях китайского народа движение протеста. 15 апреля 1895 г. в Пекине состоялось собрание прибывших в столицу на государственные экзамены на соискание высшей учёной степени "цзиньши" уроженцев провинций Гуандун и Хунань. Собрание приняло решение обратиться во дворец с меморандумом протеста против заключения позорного мира. "Коллективный меморандум", текст которого был написан Кан Ю-вэем, Лян Ци-чао и Май Мын-хуа, встретил горячее одобрение более чем 1200 съехавшихся на государственные экзамены представителей учёного и чиновничьего сословий всех провинций. Скоро меморандум стал известен всей стране22 . Авторы подвергали резкой критике неспособность маньчжурского двора противодействовать японской агрессии, разбивали аргумен-


19 См. Архив внешней политики России (АВПР). Китайский стол, д. 114, лл. 52 - 60.

20 См. Гун-Цзюнь. Указ. соч.

21 См. "Вестник финансов, промышленности, и торговли", 30 января 1898 г., N 3.

22 См. "Гунчэ шаншу цзи". Шанхай. Изд. Ши иншуцзюй. 1895, стр. 72.

стр. 93

ты сторонников заключения мира и призывали к мобилизации всех сил страны для продолжения войны.

"Коллективный меморандум" предлагал императору Гуансюю признать допущенные правительством ошибки, перенести столицу из Пекина в Сиань, вглубь страны, и приступить к проведению неотложных реформ в области экономики, административного управления и культуры; эти мероприятия имели целью укрепить могущество Китая и предотвратить его раздел иностранными державами. Авторы меморандума, в частности, предлагали учредить государственный банк, выпускать бумажные деньги, создать государственные монетные дворы для чеканки разменной монеты, строить железные дороги, пароходы и современные машины, открывать шахты и рудники, учредить почту и т. д. "Коллективный меморандум" требовал защиты интересов китайских предпринимателей от конкуренции иностранного капитала, требовал создания благоприятных условий для частной предпринимательской инициативы, защиты китайских иммигрантов от дискриминации со стороны иностранных властей. Большое внимание уделялось вопросам развития сельского хозяйства, поощрению национальной промышленности, внешней и внутренней торговли, установлению протекционистских тарифов, колонизации окраинных районов империи и т. д. В области культуры авторы меморандума предлагали обратить самое серьёзное внимание на создание кадров технической интеллигенции, на распространение грамотности и требовали провести реформу системы государственных экзаменов.

"Коллективный меморандум" осуждал продажность, загнивание и бездеятельность феодальной бюрократии и требовал назначать на административные должности наиболее талантливых представителей китайской помещичье-буржуазной интеллигенции, независимо от возрастных и чиновничьих цензов. Меморандум требовал от правительства предоставить всем подданным империи право непосредственно обращаться к императору с теми или иными жалобами и предложениями. Главным политическим требованием "коллективного меморандума" было требование о введении в Китае конституционной монархии и учреждении парламента.

Авторы "коллективного меморандума" заверяли императора Гуан-сюя в том, что в случае проведения в жизнь предлагаемой ими программы Китай в короткий срок станет самой сильной в мире державой, сможет вернуть отторгнутые Японией земли, внушить своей мощью уважение всем остальным странам, сможет сам превратиться в колониальную державу, подчинив себе страны Южных морей.

Если же правительство отклонит план реформ, маньчжурскую династию и всю страну постигнет, предсказывали авторы "коллективного меморандума", скорая неизбежная гибель в результате народных восстаний и иностранной агрессии.

"Коллективный меморандум" не выдвигал задачи свержения феодальной монархии, не выставлял демократические, антифеодальные лозунги в аграрном вопросе: авторы меморандума рассчитывали на постепенное мирное осуществление своей программы при поддержке со стороны маньчжурского двора. В этом наглядно сказалась тесная связь авторов с феодально-помещичьим землевладением, их боязнь народных масс, крайняя слабость и политическая незрелость китайской национальной буржуазии. Реализация программы реформ поэтому мыслилась авторами лишь путём законодательства, с санкции императора, "сверху", и преследовала в первую очередь цели консолидации Китая перед лицом иностранной агрессии и предотвращения новой вспышки крестьянских антифеодальных восстаний.

В конце августа 1895 г. по инициативе Кан Ю-вэя сторонники реформ создали в столице "Ассоциацию усиления государства" ("Цян сюэ хуэй"), ставшую штаб-квартирой реформаторов. Созданию "Ассоциации"

стр. 94

предшествовал выпуск Кан Ю-вэем, Лян Ци-чао, Хуан Цзун-сянем и другими в Пекине в июне 1895 г. печатного органа сторонников реформ - газеты "Всемирный вестник" ("Вань го гун бао"); после создания "Ассоциации" газета стала называться "Об усилении государства" ("Цян сюэ бао"). Она выходила ежедневно в 1 тыс. экземпляров.

"Ассоциация усиления государства" выражала интересы китайских либеральных помещиков и буржуазии. Вместе с тем она встретила сочувствие среди отдельных представителей феодальной бюрократии, связанных с капиталистической промышленностью, таких, как Чжан Чжи-дун, Юань Ши-кай и др. Они примкнули к "Ассоциации" и оказали ей материальную помощь.

Газета и клуб реформаторов, концентрируя внимание на угрозе раздела Китая иностранными державами, ставили своей задачей борьбу за усиление экономической и военной мощи Китая, популяризацию западных буржуазных общественно-политических идей, распространение сведений о положении в иностранных государствах и пропаганду буржуазных реформ в области экономики, государственного управления и культуры Китая.

Через наставника Гуансюя, Вэн Тун-хэ, и наставника императорских наложниц Вэнь Тин-ши сторонникам реформ удалось ознакомить молодого императора со своей программой и внушить ему, что путём реформ он укрепит своё личное положение и поднимет престиж маньчжурской династии; но под нажимом Цыси и консервативных маньчжурских и китайских сановников Гуансюй в декабре 1895 г. запретил деятельность "Ассоциации" и её печатного органа, равно как и филиалов "Ассоциации", открывшихся к тому времени в Шанхае и Нанкине. Одновременно Цыси добилась высылки из столицы Вэнь Тин-ши, одного из видных деятелей "Ассоциации", боясь усиления его влияния на Гуансюя. Независимо от реформистско-либеральной ассоциации в Китае создалась первая революционная политическая организация китайской национальной буржуазии - "Союз возрождения Китая" ("Син чжун хуэй"). Эта организация объединяла демократически настроенные мелкобуржуазные элементы Южного Китая и ставила своей целью в отличие от реформаторов вооружённое свержение маньчжурской монархии. Руководителем "Союза возрождения Китая" выступил Сунь Ят-сен, освободившийся к той поре от иллюзорных надежд мирным путём изменить политику маньчжурского правительства.

В "Декларации Союза возрождения Китая" от 24 ноября 1894 г. Сунь Ят-сен описывал тяжёлое положение, в котором находился тогда Китай. "Управление страной плохое, - писал Сунь Ят-сен. - Законы пришли в упадок, двор продаёт титулы и должности, открыто берутся взятки. Чиновники и правительство грабят народ и терзают землю, превосходя своей жестокостью волков и тигров. Разбойники и грабители хозяйничают повсюду. Неурожай и голод сменяют друг друга, страдающее от бедствий население с плачем бродит по пустырям; народ не имеет возможности существовать... Иностранные державы не рассматривают Китай как однородное государство; цветущая в прошлом культура оскорбляется чужеземцами"23 . В "Декларации" Сунь Ят-сен призывал китайцев к сплочению, к восстанию против маньчжурского правительства и его чиновников.

Однако реформаторские идеи были в то время значительно распространены среди китайской интеллигенции, и Сунь Ят-сену не удалось привлечь в свой "Союз" большого числа участников. Сунь Ят-сен хотя и понимал важность участия широких народных масс в восстании, тем не менее ещё не выдвигал каких-либо понятных китайскому крестьянству, солдатам и трудящимся города лозунгов, рассчитывая на то, что


23 См. Сунь Ят-сен. Собрание сочинений. "Цзунли цюань цзи". Т. 1, разд. "Манифесты". Изд. Цзинь фын. Чэнду. 1944, стр. 1 - 2.

стр. 95

народные массы стихийно примкнут к любому антиманьчжурскому выступлению.

Первое подготовленное "Союзом" восстание, назначенное на 26 октября 1895 г. в Кантоне, потерпело неудачу ввиду крайне узкого круга участников, отсутствия массовой базы и в результате предательства одного из руководителей "Союза"24 . Сунь Ят-сен и оставшиеся в живых члены "Союза" вынуждены были эмигрировать за границу; за поимку и выдачу Сунь Ят-сена маньчжурскими властями была обещана большая сумма.

Находясь в эмиграции в Англии, а затем в Японии, Сунь Ят-сен не прекращал работу по объединению вокруг "Союза" революционно-демократических элементов Китая и по подготовке новых вооружённых антиманьчжурских выступлений. Он всё больше убеждался в необходимости широкого вовлечения в организованное революционное движение трудящихся масс города и деревни.

На ход всей политической борьбы в Китае в 90-х годах оказывало могучее влияние движение крестьян, ремесленников и зарождавшегося рабочего класса. Несмотря на жестокое подавление маньчжурско-китайской феодальной реакцией и англо-американо-французскими войсками восстания тайпинов, народные массы Китая продолжали борьбу против произвола маньчжурских властей и наглого вторжения в страну иностранного капитала.

В 1891 г. в Янчжоу, Аньцине, Уху, Усюэ вспыхнули крупные волнения, направленные против миссионеров, навязывавших населению Китая христианскую религию. Этими выступлениями руководило тайное общество "Старших братьев" - "Гэ лао хуэй", - в состав которого входили крестьяне, ремесленники и мелкие торговцы. В 1892 - 1893 гг. под руководством различных народных тайных обществ происходили антиправительственные и антиимпериалистические волнения различных городах провинций Хунань, Хубэй и Сычуань.

Нападение Японии на Китай и усилившееся после японно-китайской войны вторжение в страну иностранного капитала вызвали мощную волну патриотических выступлений. Узнав о готовившейся маньчжурским двором передаче Японии острова Тайвань, 12 мая 1895 г. население острова провозгласило Тайвань независимой республикой. 16 - 18 мая 1895 г. вспыхнуло крупное волнение в г. Чэнду, провинции Сычуань, во время которого были разрушены здания американской, английской и французской миссий. В августе 1895 г. в Гунтяни, под Сучжоу, народ изгнал английских миссионеров, а в сентябре его примеру последовало население Сватоу, изгнавшее немецких миссионеров. В связи с мощной волной народных выступлений маньчжурский двор под давлением иностранных держав издал 29 сентября 1895 г. специальный указ об охране миссионеров.

В 1896 - 1898 гг. вспыхнули крупные крестьянские восстания в провинциях Шаньдун, Сычуань, Хубэй, Цзянсу, Аньхуэй, Фуцзянь, Хунань, Шаньдун, Чжили, Гуанси, на острове Хайнань и т. д. В 1897 г. крупные антигерманские волнения произошли в провинции Шаньдун. В мае 1898 г. в порту Шаши провинции Хубэй начались антияпонские выступления; тогда народом были разрушены японское консульство " таможенное управление. В Китае всё чаще звучал лозунг: "Смерть иностранным захватчикам и продажным чиновникам!". Под этим лозунгом проходило ихэтуаньское восстание, в котором слились все крестьянские выступления, бушевавшие в Северном Китае.

Так китайский народ отвечал на иностранную агрессию и на произвол маньчжурского правительства. Однако все эти стихийные выступления китайских трудящихся масс были лишены руководства и поэтому терпели неудачу.


24 См. Чэнь Шао-бо. Революционная история Союза возрождения Китая. "Син чжун хуэй тэмин шияо". Чунцин. 1945.

стр. 96

В этих условиях в 1895 г. в Пекине оформилось помещичье-буржуазное движение за реформы. Оно получило отзвук во всех провинциях Китая. Возвратившиеся из Пекина участники столичных государственных экзаменов, подписавшие "коллективный меморандум", начали повсеместно создавать по примеру "Ассоциации усиления государства" различные патриотические ассоциации, союзы, общества, клубы, школы и т. д.25 .

В период с 1895 по 1898 г. возникло значительное количество китайских газет и журналов, появилась обширная публицистическая литература либерально-буржуазного, реформистского направления.

Из наиболее значительных публицистических произведений этого периода следует отметить сборник статей Тао Гуань-ина "Предостережение об опасностях, угрожающих в цветущее время" ("Шэнь ши вэй янь")26 . Можно назвать также большую энциклопедию "Новое собрание статей по политическим вопросам" ("Цзин ши вэнь синь пянь"), пропагандировавшую буржуазный строй и излагавшую взгляды реформаторов на злободневные вопросы современной политики, экономики и культуры. К значительным произведениям относится "Каталог книг о западных науках" ("Си сюэ шу мубяо"), составленный Лян Ци-чао; в предисловии к "Каталогу" автор энергично призывал китайскую интеллигенцию изучать достижения европейской культуры для усиления страны.

После запрещения маньчжурским правительством пекинской газеты "Цян сюэ бао" и роспуска "Ассоциации усиления государства" по инициативе сторонников реформ из числа столичных сановников с согласия Гуансюя было создано в Пекине издательство "Гуань шу цзюй". Оно печатало переводы различных иностранных книг по вопросам промышленности, сельского хозяйства, торговли, математики, права, военного дела и т. д. Эти книги наглядно убеждали китайских читателей в необходимости проведения в стране реформ.

В августе 1896 г. реформаторы начали издавать в Шанхае журнал "Современные задачи" ("Ши у бао"), редактором которого был Лян Ци-чао. Это послужило толчком к возникновению аналогичных печатных органов сторонников реформ в ряде городов Восточного, Центрального и Южного Китая: "Знание нового" ("Чжи синь бао") в Макао, "Новая газета хунаньской научной ассоциации" ("Сян сюэ синь бао") и "Хунаньская газета" ("Сян бао") в Чанша, "Политические вопросы" ("Цзин ши бао") в Ханчжоу, "Прикладные науки" ("Ши сюэ бао") в Шанхае и т. д. В этих печатных органах реформаторы выступали против проникновения в Китай иностранного капитала, требовали от правительства проведения протекционистской политики в отношении китайской промышленности и торговли, требовали проведения чистки государственного аппарата, демократизации системы государственного управления, поощрения развития сельского хозяйства и транспорта, реформ в области просвещения, отмены системы государственных экзаменов и т. д.

Печатные органы реформаторов довольно наглядно отражали неоднородность классового состава участников движения за реформы, выявили разногласия в их взглядах. Одни органы реформаторов, как "Ши у бао", по преимуществу, отражали интересы китайской национальной буржуазии наиболее развитого в промышленном отношении Восточного Китая; другие, как "Сян сюэ синь бао", являлись рупором либеральных помещиков провинций Хунань и Гуандун; третьи, как "Чжи синь бао", были тесно связаны с национальной и компрадорской буржуазией Юж-


25 См. Лян Ци-чао. Записки о политическом перевороте 1898 г. "Усюй чжен-бянь цзи". Т. 7, стр. 3, а также "Сян сюэ синь бао". 1897, N 3, и "Чжи синь бао" 20 июля 1897 г., N 25.

26 Переводы отдельных статей из "Шэнь ши вэй янь" см. в статье П. Попова "Революционное движение в Китае". "Вестник Европы". Сентябрь - ноябрь 1897 г., NN 9 - 11.

стр. 97

ного Китая и с буржуазными китайскими эмигрантскими организациями за границей.

Новый подъём патриотического антииностранного движения в Китае был вызван беспрецедентными по своей агрессивности и наглости действиями Германии: она захватила китайскую территорию Цзяочжоу и силой оружия добилась от маньчжурского двора специальных прав и привилегий на эксплуатацию природных богатств провинции Шаньдун.

В конце декабря 1897 г. Кан Ю-вэй, вновь прибывший в столицу, обратился к императору Гуансюю с новым меморандумом27 , в котором, выражая взгляды китайской либеральной буржуазии и либеральных помещиков, порицал маньчжурский двор и правительство за неспособность вести политику усиления страны, обеспечить территориальную целостность Китая, противодействовать иностранной агрессии. В этом же меморандуме резко осуждалась захватническая политика Германии и других держав в отношении Китая, указывалось, что слабость Китая и неупорядоченность внутригосударственных дел превращают страну в лакомую приманку для агрессоров. Меморандум призывал немедленно приступить к упорядочению внутриполитического положения и усилению экономической мощи Китая путём проведения буржуазных реформ.

Кан Ю-вэй советовал Гуансюю провести коренную реформу и чистку государственного аппарата, демократизировать органы управления, учредив парламент и даровав стране конституцию, вместо старых, продажных и бездарных сановников на все ключевые посты назначать молодых, талантливых и энергичных сторонников преобразований. Кан Ю-вэй призывал Гуансюя по примеру Петра I и японского императора Муцухито повести решительную борьбу с приверженцами старины, с консерваторами.

В декабре 1897 г. и январе 1898 г. руководители движения за реформы развили в Пекине активную деятельность по организационному сплочению сторонников реформ; 5 января 1898 г. реформаторы основали в Пекине "Гуандунскую научную ассоциацию", ставившую своей целью популяризацию знаний о странах Запада. Вслед за этим в Пекине были учреждены различные ассоциации реформаторского направления. Они объединяли проживавших в столице представителей либерально-помещичьих и буржуазных групп провинций Фуцзянь, Шаньси, Сычуань, Чжили, Хунань, Чжецзян, Цзянси, Юньнань и Гуйчжоу.

Обстановка, сложившаяся в стране после занятия немцами Цзяочжоу, заставила Гуансюя в целях упрочения положения маньчжурского двора попытаться склонить высокопоставленных сановников - маньчжуров и китайцев - к одобрению предлагавшейся реформаторами программы реформ. 24 января 1898 г. Кан Ю-вэй по приказу Гуансюя предстал перед коллегией Канцелярии иностранных дел, где высказал свои доводы в защиту политики реформ. 29 января Кан Ю-вэй изложил эти же доводы в своём шестом меморандуме28 . Кан Ю-вэй предлагал, чтобы новый правительственный аппарат состоял из органа, призванного руководить проведением преобразований, - "Законодательного комитета" при императоре - и из двенадцати департаментов, практически осуществляющих реформы в различных отраслях экономической, политической и культурной жизни страны: юстиции, финансов, учебных заведений, сельского хозяйства, промышленности, торговли, железных дорог, почт, горной промышленности, обществ и путешествий, армии и военного флота.

В качестве опорной базы для проведения преобразований на местах в каждом округе, объединяющем по нескольку уездов, должны были быть организованы "департаменты по гражданским делам". На них возлагались обязанности по улучшению сельского хозяйства, развитию промышленности и торговли, составлению карт и земельных планов, ведению


27 См. "Наньхай сяньшэн у шаншу цзи".

28 См. "Сборник меморандумов 1898 г.". "Усюй цзоу гао". Под редакцией Май Чжун-хуа; приложение II.

стр. 98

записи актов гражданского состояния, строительству дорог, проведению лесонасаждений, организации здравоохранения, полицейской службы и т. д. Особое внимание реформаторы уделяли участию местных помещиков в этих новых правительственных органах, "департаментах по гражданским делам".

В феврале 1898 г. Кан Ю-вэй направил Гуансюю свой седьмой меморандум29 , к которому приложил написанную им книгу "Записки о реформах российского царя Петра Великого". В этом меморандуме Кан Ю-вэй призывал Гуансюя по примеру Петра быть решительным и смелым в борьбе с защитниками старины, срочно привлечь к управлению государством талантливых людей.

Либеральные помещики и китайская буржуазия желали видеть в лице Гуансюя такого же защитника их интересов, каким был Пётр для русских помещиков и купцов.

Почти одновременно с седьмым меморандумом Кан Ю-вэй направил Гуансюю и свою другую книгу - "Исследование о реформах в Японии при царствовании императора Мейдзи"30 . Она содержала популярные и сильно идеализированные сведения о японских реформах 1868 г. и последующих годов, почерпнутые из различных японских книг.

Обращение реформаторов к опыту реформ, имевших место в Японии после так называемой "революции Мейдзи", также было вполне закономерным. Специфика этих реформ заключалась в том, что они не уничтожали господства в Японии многочисленных и сильных феодальных пережитков, попрежнему сохраняя власть в руках феодалов и феодальной бюрократии, вступивших, однако, уже на путь торгово-промышленной деятельности. Эти реформы сохраняли многочисленное феодальное сословие самураев, но в то же время способствовали развитию капитализма и его быстрому переходу в монополистическую стадию.

12 апреля 1898 г. в Пекине под руководством Кан Ю-вэя состоялось учредительное собрание новой всекитайской патриотической организации сторонников реформ - "Союза защиты государства" ("Бао го хуэй"). В уставе "Союза" указывалось, что он учреждается "в целях поддержки и спасения государства перед лицом ежедневных захватов наших земель, ежедневного ущемления наших государственных интересов и роста трудностей в жизни народа", что "Союз" "ставит себе целью защиту суверенитета и территориальной целостности страны", "защиту самостоятельности нации", "пропаганду пользы от проведения реформы в области внутренней политики", "защиту святого учения Конфуция" и т. д.31 .

По своему классовому составу партия реформ - "Союз защиты государства" - была либеральной помещичье-буржуазной партией. "Союз" преследовал цели сплочения сторонников верхушечных реформ, чтобы, не пробуждая к революционной творческой деятельности трудящиеся массы, добиться усиления страны, изгнания иностранцев и фактического превращения Китая в капиталистическую державу. Смерть (май 1898 г.) великого князя Гуна, председателя Верховного императорского совета, который имел исключительно сильное влияние на маньчжурский двор и правительство и выступал против политики реформ, послужила сигналом к новому энергичному нажиму реформаторов на Гуансюя. 11 июня Гуансюй издал указ, устанавливавший основную линию государственной политики. Указ знаменовал собою начало кратковременного периода умеренных буржуазных реформ в Китае, известного в исторической литературе под названием "ста дней реформ". Императорский указ от 11 июня 1898 г.32 был составлен в весьма общих выражениях и призы-


29 См. "Наньхай сяньшэн ци шаншу цзи".

30 См. "Усюй цзоу гао". Примечание 1.

31 См. Лян Ци-чао. Записки о политическом перевороте 1898 г. "Усюй чжэнбянь цзи". Т. III, гл. 2; приложение.

32 См. там же. Т. II.

стр. 99

вал к проведению преобразований лишь в области просвещения. 13 июня Гуансюй назначил аудиенцию Кан Ю-вэю, Лян Ци-чао и другим лидерам движения за реформы. Это был прямой вызов консервативному лагерю, неоднократно требовавшему расправы с Кан Ю-вэем и его единомышленниками.

Недовольство широких масс китайского народа маньчжурским двором, резко усилившееся после новых уступок иностранцам во время "битвы за концессии", вынудило Цыси дать согласие на реформаторский эксперимент Гуансюя. В то же время она приняла все меры, чтобы не допустить усиления реальной власти самого Гуансюя, который начал приближать к себе "южную группировку" придворных сановников-китайцев, возглавлявшуюся Вэн Тун-хэ. Цыси настояла перед Гуансюем на снятии Вэн Тун-хэ со всех постов и высылке его из столицы. Под влиянием Цыси Гуансюй подписал указ, по которому все высшие сановники империи - главы приказов и их заместители, генерал-губернаторы и губернаторы, командующие военными округами и т. д. - при назначении на должность обязаны были впредь лично свидетельствовать свое почтение Цыси. Этим указом Цыси, по существу, вновь приобретала открытую власть над высшим бюрократическим и военным аппаратом империи.

Император не смог преодолеть сопротивления консервативных сановников. Он не решился поручить Кан Ю-вэю проведение преобразований.

Больше того, под давлением консервативного лагеря Гуансюй "для вида" убрал реформаторов из столицы, издав указы о назначении Кан Ю-вэя редактором шанхайского журнала "Ши у бао", а Лян Ци-чао, не менее одиозную в глазах консерваторов фигуру, - начальником правительственного бюро переводов в Шанхае. Однако Кан Ю-вэй и Лян Ци-чао по секретному распоряжению Гуансюя задерживались с отъездом из Пекина и продолжали свою деятельность в "Союзе защиты государства".

В числе видных реформаторов, составлявших ближайшее окружение Гуансюя, были Тань Сы-тун, Ян Жуй, Лю Гуан-ди и Линь Сюй. С июля 1898 г. Гуансюй стал привлекать эту четвёрку для разработки проектов различных указов о реформах, а после 5 сентября она стала играть роль своеобразного "внутреннего кабинета". Через них проходили все меморандумы, поступавшие во дворец от столичных и провинциальных учреждений и отдельных сановников; по этим меморандумам составлялись докладные записки Гуансюю и готовились проекты соответствующих указов и распоряжений33 . Кан Ю-вэй, оставаясь в тени, направлял деятельность четвёрки и до известной степени самого Гуансюя. Чтобы укрепить уверенность Гуансюя в успехе дела реформ, Кан Ю-вэй направил императору свои книги: "Записки о разделе и гибели Польши", "Исследование о реформах в Германии", "Исследование о реформах в Англии", "Записки об ослаблении и гибели Турции по причине консерватизма" и "Записки о французской революции"34 ; во всех этих книгах он доказывал преимущества конституционно-монархического строя перед абсолютной монархией.

В многочисленных меморандумах периода "ста дней", адресованных Гуансюю, реформаторы призывали его к скорейшему введению конституционного правления, к созыву учредительного собрания как предварительного мероприятия по созданию парламента. В одном из таких меморандумов Кан Ю-вэй, затрагивая вопрос об ассимиляции маньчжуров среди китайцев, советовал Гуансюю немедленно покончить с сословными привилегиями маньчжуров и конституционно закрепить равенство всех подданных империи, независимо от национальности35 .


33 См. там же. Т. VI.

34 См. "Сборник меморандумов 1898 г.". "Усюй цзоу гао". Под редакцией Май Чжун-хуа; приложение 1.

35 См. там же; приложение, стр. 35-а, б.

стр. 100

В другом меморандуме Кан Ю-вэй предлагал повсеместно провести обмер земель и составить кадастр с целью введения единого денежного земельного налога по всей стране. Этот налог объективно содействовал бы разложению феодального натурального хозяйства и упрочению товарно-денежных отношений в китайской деревне36 .

В течение "ста дней" Гуансюй издал свыше 60 различных указов о поощрении промышленности, сельского хозяйства и торговли, об открытии университетов и школ, о развитии горнорудного дела, о строительстве железных дорог, модернизации армии, переводе иностранных научных книг, поощрении изобретательства введением патентов, о строительстве арсеналов, искоренении злоупотреблений в административном аппарате, и т. д., и т. п.37 . Указы были направлены к созданию более благоприятных условий для капиталистического развития Китая. Появление такого рода указов отражало рост капиталистических форм хозяйства в недрах китайского феодального общества.

По совету реформаторов Гуансюй издал указ, разрешавший всем подданным империи обращаться к императору по любым вопросам. В результате из всех провинций устремился в столицу поток различных меморандумов и проектов с многочисленными предложениями о демократизации общественного строя, о проведении разнообразных буржуазных реформ, о борьбе с коррупцией и произволом властей и т. д.

Силы, которыми располагала партия реформ, были явно недостаточны, чтобы преодолеть сопротивление консервативных феодальных элементов в столице и в провинциях. Апеллировать же к народу реформаторы не решались. Любое мероприятие и предложение реформаторов встречалось консервативными сановниками в штыки и саботировалось при явном одобрении со стороны Цыси. В течение "ста дней" Гуансюй вынужден был издать свыше двух десятков указов с самыми строгими предупреждениями и угрозами по адресу сторонников старых порядков, саботажников политики реформ. Гуансюй применял и более серьёзные меры, вплоть до снятия консерваторов с правительственных должностей, чем ещё больше восстанавливал против себя их лагерь.

По совету реформаторов Гуансюй стал изыскивать пути привлечения на свою сторону армии. Реформаторы разработали для Гуансюя проект создания императорской гвардии, в состав которой должны были войти преданные императору войсковые соединения; на все командные посты в гвардии должны были быть назначены сторонники реформ из числа китайских офицеров.

Учитывая засилье в Пекине консерваторов и влияние маньчжурской придворной знати на дела государственного управления, реформаторы рекомендовали Гуансюю срочно перенести столицу из Пекина в район озера Тайху, близ Шанхая, то есть в наиболее развитую в капиталистическом отношении часть страны, где маньчжурское влияние было минимальным.

Всё усиливавшийся саботаж реформаторских начинаний Гуансюя вынудил сторонников реформ ускорить выступление против консервативного лагеря; совместно с Гуансюем они разработали план арестов виднейших консерваторов во главе с Цыси верными императору войсками. Аресты предполагалось провести во время намеченного на октябрь 1898 г. императорского смотра войск в Тяньцзине. В качестве руководителя военного заговора реформаторы рекомендовали Гуансюю генерала Юань Ши-кая, который командовал отдельным корпусом так называемой Бейянской армии, вооружённым и обученным по-европейски. Юань Ши-кан в прошлом занимал видные военные и дипломатические посты, был тесно связан с прослойкой феодальной бюрократии, вклады-


36 Там же, стр. 53-а - 54-а.

37 См. Лян Ци-чао. Записки о политическом перевороте 1898 г. "Усюй чжэн-бянь цзи".

стр. 101

вавшей свои средства в капиталистические предприятия, внешне симпатизировал делу реформ и в 1895 г. даже состоял членом "Ассоциации усиления государства".

Но консервативный лагерь, сохранявший в своих руках всю полноту власти, также собирался нанести удар и готовил дворцовый переворот с целью отстранения от престола императора Гуансюя и расправы с реформаторами. 14 сентября Гуансюй, узнавший о намерениях своих противников, потребовал от реформаторов ускорить исполнение заговора. Реформаторы разработали план: вызвать в Пекин войска Юань Ши-кая для ареста Цыси и виднейших консерваторов. Чтобы успокоить Цыси и остальных консерваторов, Гуансюй издал указ о незамедлительном выезде Кан Ю-вэя из столицы. 20 сентября Кан Ю-вэй покинул Пекин, поручив дальнейшее руководство заговором Тань Сы-туну и Лян Ци-чао.

Противники реформаторов были убеждёнными приверженцами феодальных порядков, заклятыми врагами любых новшеств как в области государственного управления, так и в области экономики.

Наиболее типичными представителями лагеря феодальной реакции и противников реформ были сама Цыси, великий князь Гун, Сюй Тун, Жун Лу и Ган И. Маньчжур Ган И, занимавший пост члена Верховного императорского совета, неоднократно говорил, что "реформы полезны для китайцев, но вредны для маньчжуров", что "лучше подарить наше имущество друзьям (то есть иностранцам. - С. Т. ), чем делиться им с нашими рабами" (то есть с китайцами. - С. Т. ). Реакционный лагерь использовал многочисленные средства для разложения партии реформ, прибегая к запугиванию и подкупу отдельных неустойчивых участников движения. В столице распространялись клеветнические памфлеты и пасквили на руководителей партии реформ. Была организована специальная кампания петиций на имя Цыси и Гуансюя от наиболее известных консервативных учёных. Эти петиции осуждали реформы и призывали к сохранению в стране старых, феодальных порядков. Представители лагеря феодальной реакции призывали в своих петициях к полной изоляции Китая от заграницы, к отказу от промышленного развития, возврату к натуральному хозяйству, к усилению пропаганды конфуцианства и расправе с участниками движения за реформы. Консерваторы решительно выступали против изучения китайцами западных наук и посылки студентов за границу, говоря, что только в Китае существует истинная наука38 .

После того, как Гуансюй по совету реформаторов уволил руководителей Приказа церемоний за саботаж реформаторских мероприятий, а также снял с работы в коллегии Канцелярии иностранных дел Ли Хун-чжана, ближайшего сторонника Цыси, группа маньчжурских сановников во главе с командующим Бейянской армией Жун Лу обратилась к Цыси с ходатайством об отстранении Гуансюя от престола. Предательство Юань Ши-кая, которого В. И. Ленин впоследствии, в 1912 г., называл авантюристом, изменником и другом реакции, ускорило события. Вернувшись из столицы в Тяньцзинь с приказом Гуансюя о немедленном выступлении войск в Пекин на помощь реформаторам, Юань Ши-кай выдал Жун Лу весь план заговора. Получив сообщение об этом, Цыси при помощи верной ей маньчжурской дворцовой охраны тотчас арестовала Гуансюя и казнила всю его личную охрану. В тот же день, 21 сентября, Цыси от имени Гуансюя издала указ о возобновлении своего регентства39 .

22 сентября 1898 г. в столицу Китая Пекин вступил Жун Лу с трёхтысячным отрядом; все городские ворота были закрыты, и начались


38 См. Чэнь Цю. О политических взглядах противников реформ 1898 г. "Усюй чжэнбянь ши фань бяньфа женьу чжи чжэнчжи сысян". "Учёные записки университета Яньцзин", 1939, N 25.

39 См. Лян Ци-чао. Записки о политическом перевороте 1898 года. "Усюй чжэнбянь цзи". Т. II, гл. 3.

стр. 102

повальные обыски с целью обнаружения лидеров партии реформ. Тань Сы-тун, Ян Жуй, Линь Сюй, Лю Гуан-ди и другие лидеры реформаторов были арестованы, а "Союз защиты государства" объявлен вне закона. Лян Ци-чао и Ван Чжао удалось бежать в Тяньцзинь, оттуда в Японию. Начались преследования реформаторов и в провинции.

На другой же день после дворцового переворота среди населения столицы, симпатизировавшего реформаторам, начались антиправительственные и антиимпериалистические волнения. Цыси и придворная реакция были вынуждены считаться со всё возраставшим народным недовольством, и 26 сентября был издан специальный указ о прекращении арестов. На рассвете 27 сентября на площади Цайшикоу в Пекине были казнены без суда и следствия шесть руководителей партии реформ: Тань Сы-тун, Лю Гуан-ди, Ян Жуй, брат Кан Ю-вэя Кан Ю-бо, Линь Сюй и Ян Шэнь-сю. Видных китайских сановников, поддерживавших движение за реформы, подвергли тюремному заключению, разжаловали и отправили в ссылку. Всего подверглось репрессиям 38 руководящих деятелей партии реформ. Кроме того, как в столице, так и в провинции многих чиновников и представителей учёного сословия уволили со службы или понизили в должности за симпатии делу реформ.

Кан Ю-вэй был обвинён в попытке совершить государственный переворот, в создании антиправительственного "Союза защиты государства", члены которого, по словам указа, обязались "защищать Китай, а не маньчжурскую династию", в еретическом извращении учения Конфуция и в прочих преступлениях; всем генерал-губернаторам и губернаторам приказывалось организовать тщательные поиски Кан Ю-вэя и, обнаружив его, казнить на месте путём рассечения на куски. Императорский указ от 1 октября 1898 г. повелевал повсеместно произвести сожжение всех книг, когда-либо написанных Кан Ю-вэем, как еретических, содержащих призыв к восстанию и направленных против священных доктрин мудрецов древности. 5 декабря 1898 г. за головы Кан Ю-вэя, Лян Ци-чао и Ван Чжао маньчжурский двор объявил большую награду.

Одновременно с репрессиями, обрушившимися на реформаторов, Цыси отменила подавляющее большинство реформаторских указов Гуансюя и вернула на службу всех уволенных Гуансюем противников реформ.

Как же относились к движению за реформы крупнейшие иностранные государства?

Вначале это движение не вызвало у них большого внимания. По окончании "битвы за концессии", весной 1898 г., Англия, Германия, Франция, Япония и Россия были заняты экономическим освоением захваченных ими территорий и концессий в Китае, а США всецело сосредоточили свои силы на империалистической войне с Испанией.

Но, когда Гуансюй по совету реформаторов начал принимать репрессивные меры в отношении крайних консерваторов и приступил к изданию многочисленных указов реформаторского толка, определённые политические круги Англии и Японии проявили повышенный интерес к движению за реформы в Китае; в Пекин с "частными" миссиями почти одновременно выехали бывший морской министр Англии вице-адмирал лорд Чарльз Березфорд и бывший японский премьер-министр маркиз Ито.

Политика Гуансюя периода "ста дней" вызывала у англичан и японцев беспокойство, поскольку было очевидно, что все мероприятия реформаторов направлены на содействие развитию национальной китайской экономики40 .

Усиление Китая, проведение реформ, превращение Китая в независимое, суверенное государство - всё то, к чему стремились реформато-


40 См. Ch. Beresford. Break up of China. London. 1899.

стр. 103

ры, отнюдь не входило в расчёты империалистов Англии и Японии, тесно связанных с маньчжурским двором.

Тем не менее после реакционного дворцового переворота Цыси англичане и японцы помогли Кан Ю-вэю, Лян Ци-чао и Ван Чжао избежать гибели от рук маньчжурских палачей, рассчитывая, что в дальнейшем им удастся использовать этих деятелей в своих политических целях, для оказания дополнительного давления на маньчжурское правительство.

Первая реакция в Лондоне на дворцовый переворот Цыси свидетельствовала, что Англия опасается, как бы в результате переворота не возросло в Пекине русское влияние. Но, быстро убедившись в полной непричастности России к перевороту, английская пресса по указке своего правительства стала энергично оправдывать переворот, расточать похвалы Цыси, критиковать Гуансюя и реформаторов41 . Японские политические деятели вслед за Англией также поспешили признать происшедший в Пекине дворцовый переворот.

Соглашение, достигнутое империалистическими странами, в первую очередь Англией и Японией, с реакционной феодальной группировкой Цыси, было направлено против китайского народа, тормозило развитие капитализма в стране и преследовало цели превращения Китая в колонию мирового империализма.

По своей внешнеполитической ориентации участники движения за реформы были сторонниками сближения с либеральными кругами Англии и Японии. Многие участники движения за реформы, особенно выходцы из Южного и Восточного Китая, поддерживали тесные связи с китайской эмигрантской буржуазией в Малайе, Индонезии, на Гавайских островах, в США, а также с китайской компрадорской буржуазией в Гонконге, Макао и портовых городах Китая. Эти связи в значительной степени определяли прозападную ориентацию реформаторов, а также объясняли элементы космополитизма у Кан Ю-вэя и его единомышленников, веривших в искренность "критики" империалистической политики со стороны английской и японской либеральной прессы.

Однако расправа реакции со сторонниками реформ, происшедшая с молчаливого одобрения англичан, наглядно убедила прогрессивные круги страны в опасности внешнеполитической ориентации на Англию. Даже лорд Березфорд в своём отчёте о поездке в Китай в конце 1898 г. вынужден был признать, что там "престиж Британии безусловно ниже престижа России"42 и что многие видные китайцы, с которыми он беседовал, склонялись в пользу политики китайско-русской дружбы.

*

Движение за реформы не было однородным по социальному составу его участников и их политическим взглядам. Расхождения среди руководящих деятелей партии реформ особенно резко проявились в период "ста дней".

Идеологом левого крыла движения выступал хунанец Тань Сы-тун (1865 - 1898 гг.), главный редактор органа реформаторов в Ху-нани "Сян сюэ синь бао" и председатель "Южнокитайской научной ассоциации" - клуба реформ в Хунани. Летом 1898 г. Тань Сы-тун входил в четвёрку реформаторов - ближайшее окружение Гуансюя. Политические взгляды Тань Сы-туна подробно изложены в его книге "Учение о гуманности" ("Жэнь сюэ")43 , законченной в начале 1898 г., посвященной пропаганде капиталистического пути развития Китая и политике реформ. Эта книга гневно критиковала маньчжурское владычество, от-


41 См. "The Times", 23 ноября 1898 года.

42 См. Ch. Beresford. Указ. соч., стр. 21.

43 См. "Тань Люян цюань цзи". Изд. 1905 г. в 9 цзюанях.

стр. 104

рицала возможность какого-либо компромисса между китайцами и маньчжурами, осуждала теорию мирной ассимиляции маньчжуров китайцами. Тань Сы-тун обвинял маньчжуров в систематических попытках задобрить иностранных агрессоров территориальными уступками за счёт китайских земель, в предательстве национальных интересов Китая. Абсолютистский строй Тань Сы-тун требовал заменить буржуазным республиканским строем.

В отличие от Кан Ю-вэя, Тань Сы-тун сочувственно относился к крестьянскому восстанию тайпинов, считал его законным и справедливым; он с негодованием обрушивался на маньчжуров и своих земляков - хунаньских помещиков, участников контрреволюционной армии Цзэн Го-фаня, зверски подавивших восстание. Тань Сы-тун весьма сочувственно отзывался и о буржуазной французской революции 1789 года. Однако как в своей книге, так и в кругу реформаторов Тань Сы-тун призывал к вооружённому выступлению против маньчжурского двора лишь силами небольшой группы смельчаков-"рыцарей", без всякого участия широких народных масс. Тань Сы-тун, как и Кан Ю-вэй, считал, что только выдающиеся личности делают историю, а масса, народ неспособны к сознательным действиям и призваны слепо следовать за героями.

Тань Сы-тун поддерживал связи с тайными революционными народными (солдатскими) организациями, настроенными против маньчжурского владычества; и хотя эти связи Тань Сы-туном не использовались для расширения социальной базы движения, для вовлечения в него народных масс, они оказали очевидное влияние на его общественно-политические взгляды. Левое крыло движения за реформы в лице Тань Сы-туна, Тан Цай-чана и др., таким образом, в известной мере выступало преемником антифеодальных идей тайпинов, в некоторой степени отражая надежды китайского крестьянства.

В крайне правое крыло реформаторов входили представители китайской феодальной бюрократии, преимущественно выходцы из Северного Китая, занимавшиеся капиталистической торгово-промышленной деятельностью. Идеологом этой группы, напуганной "левизной" движения и целиком переметнувшейся на последнем его этапе на сторону феодальной реакции, был генерал-губернатор провинции Хугуан44 Чжан Чжи-дун. В 1895 г. Чжан Чжи-дун состоял некоторое время членом "Ассоциации усиления государства", содействовал учреждению шанхайского филиала "Ассоциации" и выступал в защиту политики покровительства отечественной промышленности. Летом 1898 г., когда движение за реформы повсеместно приняло исключительно широкие размеры, Чжан Чжи-дун выступил со своей книгой "Призыв к учению" ("Цюань сюэ пянь"), цель которой заключалась в том, чтобы направить движение за реформы в русло "законности", предотвратить экстремизм левого крыла реформаторов, отвлечь их от попыток проведения реформ государственного строя. Книга рекомендовала преобразования лишь в области экономики, военного дела и просвещения. В своей книге Чжан Чжи-дун ревностно защищал маньчжурскую династию, решительно выступал против перенесения на китайскую почву западных буржуазных политических идей, вроде идей республики или конституционной монархии.

Сразу же после дворцового переворота Цыси Чжан Чжи-дун телеграфировал в Пекин своё предложение о немедленной казни реформаторов, решительно отмежёвываясь от сторонников реформ.

Центр движения составляла наиболее многочисленная группа реформаторов, руководимая Кан Ю-вэем, Лян Ци-чао и др. Эта группа отражала интересы как либеральных помещиков Восточного и Южного Ки-


44 Провинция Хугуан при маньчжурской династии включала современные провинции Хубэй и Хунань.

стр. 105

тая, так и различных кругов китайской национальной и эмигрантской буржуазии Шанхая, Кантона, Гонконга, Макао, Ханчжоу, Амоя и других городов.

Боязнь народных восстаний предопределила отрицательное отношение помещичье-буржуазных реформаторов к многочисленным тайным антиманьчжурским и антифеодальным народным организациям, объединявшим крестьян, солдат, ремесленников и мелкую городскую буржуазию, вроде "Общества Неба и Земля" ("Тянь ди хуэй"), "Общества старших братьев" ("Гэ лао хуэй"), "Красных пик" и т. д., революционная деятельность которых являлась главной, основной линией национально-освободительной борьбы китайского народа в период между восстаниями тайпинов и ихэтуаней.

Классовая ограниченность реформаторов сказалась и на их враждебном отношении к руководимому Сунь Ят-сеном "Союзу возрождения Китая", ставившему своей целью вооружённое свержение маньчжурской монархии и учреждение демократической республики. Даже после поражения движения за реформы и вынужденного ухода уцелевших от расправы руководителей в эмиграцию Кан Ю-вэй категорически отверг предложение Сунь Ят-сена объединить "Союз защиты государства" с "Союзом возрождения Китая" и создал в эмиграции свою реакционную, монархическую "Партию защиты императора" - "Бао хуан дан". Эта партия ставила своей целью возвращение Гуансюя на императорский престол, решительно боролась со сторонниками Сунь Ят-сена и наносила большой вред делу сплочения антиманьчжурских сил в Китае, отвлекая своей проповедью немало людей от борьбы за революционную ликвидацию феодальных отношений и изгнание из Китая иностранных захватчиков.

После репрессий в отношении главарей реформаторов и ухода в эмиграцию Кан Ю-вэя, Лян Ци-чао и других организованное движение за реформы прекратилось. Дальнейшая судьба лидеров этого движения сложилась по-разному: одни, как Тан Цай-чан, стали на путь революционной борьбы с маньчжурским абсолютизмом; другие, как Лян Ци-чао, не прекращали своей либерально-буржуазной деятельности и в эмиграции; третьи же, как Кан Ю-вэй, перешли на сторону реакции.

Движение за реформы в Китае в конце XIX в. в целом носило объективно прогрессивный, антиимпериалистический характер. Оно было направлено против внутренних феодальных сил и маньчжурского абсолютизма и против вторжения в Китай иностранного капитала, в пользу развития отечественной китайской промышленности.

Реформаторы вели борьбу за демократизацию государственного строя, за раскрепощение женщины, за распространение образования, ликвидацию неграмотности, введение общенациональных норм литературного языка. Просветительская деятельность реформаторов, выразившаяся в переводах и популяризации западноевропейских научных книг и буржуазных теорий, также содействовала развитию буржуазных идей в Китае.

Однако это было ограниченное помещичье-буржуазное движение, большинство участников которого враждебно относилось к идее революционного народного выступления против иноземных захватчиков и маньчжурского деспотизма, боялось, что народ "снизу" начнёт решать стоявшие перед страной задачи.

Китайская либеральная буржуазия видела своего единственного союзника в либеральных помещиках, которые выступали на правом фланге движения и накладывали на него отпечаток своей классовой ограниченности.

Руководители движения за реформы недооценивали силы лагеря феодальной реакции. Они стремились открыть дорогу капиталистическому производству в Китае, сохраняя монархию, при помощи императорских

стр. 106

указов. Свергнуть же складывавшееся в то время объединённое господство в Китае сил феодализма и империализма могло лишь широкое, общенародное национально-освободительное движение. Руководители движения за реформы в силу своей классовой ограниченности и страха перед народным выступлением не использовали недовольство в широких народных массах иностранным вторжением и капитулянтской политикой маньчжурского двора перед иностранными захватчиками, не выдвинули антифеодальных и антиимпериалистических лозунгов. Китайский народ сам выдвинул эти лозунги уже спустя год после подавления движения за реформы, когда вспыхнуло стихийное антиимпериалистическое и антифеодальное движение ихэтуаней.

Демократическое, революционное национально-освободительное движение китайского народа, руководимое Сунь Ят-сеном, несмотря на жестокие преследования и репрессии властей, продолжало свои попытки организации антиманьчжурских восстаний. В 1905 г. Сунь Ят-сен создал новую, значительно более массовую революционную партию - "Тун мын хуэй" ("Союз единомышленников") - и выдвинул боевую демократическую программу. В ней наряду с требованием свержения маньчжурского владычества и учреждения демократической республики выставлялся также и очень популярный среди крестьян антифеодальный лозунг уравнительного землепользования. Активная поддержка китайскими народными массами этой программы обеспечила свержение маньчжурской монархии в революции 1911 года. Однако вскоре к власти в стране снова пришли ставленники иноземных империалистов и феодальных реакционеров.

Свергнуть господство феодализма и империализма в Китае могла лишь народная национально-освободительная революция.

Как указывал товарищ Мао Цзэ-дун в мае 1938 г. в лекциях "О затяжной войне", "начиная с опиумной войны, войны тайпинов, "реформ 1898 года, революции 1911 года и вплоть до Северного похода все революционные движения и движения за реформы, ставившие себе целью избавление Китая от положения полуколониальной и полуфеодальной страны, терпели серьезные неудачи"45 , и в результате Китай ко времени вероломного нападения Японии 7 июля 1937 г. попрежнему оставался страной полуколониальной и полуфеодальной.

Мобилизовать весь китайский народ на оказание отпора иноземной агрессии, одержать победу над объединёнными силами империализма и внутренней феодальной реакции, создать своё, подлинно независимое, демократическое государство великий китайский народ смог лишь под руководством рабочего класса и его авангарда - коммунистической партии, вооружённой победоносным учением марксизма-ленинизма.


45 Мао Цзэ-дун. Избранные произведения. Т. 2. Перевод с китайского. Москва. 1953, стр. 209.

Orphus

© libmonster.cn

Permanent link to this publication:

http://libmonster.cn/m/articles/view/БОРЬБА-ЗА-РЕФОРМЫ-В-КИТАЕ-В-КОНЦЕ-XIX-ВЕКА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

China OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.cn/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. Л. ТИХВИНСКИЙ, БОРЬБА ЗА РЕФОРМЫ В КИТАЕ В КОНЦЕ XIX ВЕКА // Beijing: Libmonster China (LIBMONSTER.CN). Updated: 08.12.2017. URL: http://libmonster.cn/m/articles/view/БОРЬБА-ЗА-РЕФОРМЫ-В-КИТАЕ-В-КОНЦЕ-XIX-ВЕКА (date of access: 22.10.2018).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. Л. ТИХВИНСКИЙ:

С. Л. ТИХВИНСКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:


Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
China Online
Beijing, China
93 views rating
08.12.2017 (319 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
CASTLE MOUNTAINS OF GUILIN
Catalog: Geology Geography 
45 days ago · From China Online
Рецензии. Т. И. СУЛИЦКАЯ. КИТАЙ И ФРАНЦИЯ (1949-1981)
Catalog: History 
50 days ago · From China Online
The toroids located inside the electrons and positrons, we called photons. By the way, scientists from the University of Washington created a high-speed camera capable of photonizing photons. The photograph shows a toroidal model of a photon. http://round-the-world.org/?p=1366 In our opinion, the quanta of an electromagnetic wave are electrons and positrons, which determine the length of an electromagnetic wave. Photons also control the wavelength of the photon itself, or the color emitted by the photon. Thus, a photon is a quantum of a color that is carried by one or another electromagnetic wave.
Catalog: Physics 
80 days ago · From Gennady Tverohlebov
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ СССР КИТАЮ (1917 - 1945 гг.)
Catalog: History 
87 days ago · From China Online
Рецензии. О. Е. НЕПОМНИН. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ КИТАЯ. 1894 - 1914
Catalog: Economics 
97 days ago · From China Online
РОЛЬ СССР В НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ ВОЙНЕ КИТАЙСКОГО НАРОДА И РАЗГРОМЕ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЯПОНИИ
Catalog: Military science 
145 days ago · From China Online
Демократия – самая лучшая система управления обществом. Но при наличии просвещённого диктатора общество развивается в разы быстрее, точнее и безопаснее. Либералам эту логику трудно понять, по причине отсутствия у них диалектичности мышления. Но большинству россиян это понятно, что и продемонстрировало избрание Владимира Владимировича Путина на пост Президента РФ. Просвещённый диктатор это мечта большинства россиян. Владимир Владимирович, не зря ваш отец, – ещё до избрания Вас президентом, – называл Вас «мой президент». Он предвидел – Вам суждено спасти Россию от капитализма. Хватит олигархам грабить Россию, вывозя капиталы за рубеж. Мы, рядовые работники предприятий, получив власть, на эти деньги построим новые заводы. Владимир Владимирович, Вы должны возглавить Партию рыночного социализма и подготовить Референдум о передаче всех средств производства товаров в собственность трудовых коллективов, имеющих форму закрытых акционерных обществ.
Catalog: Political science 
153 days ago · From Gennady Tverohlebov
А. М. ГРИГОРЬЕВ. РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В КИТАЕ В 1927 - 1931 гг. (ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ)
Catalog: Political science 
205 days ago · From China Online
ИВОВЫЙ ПАЛИСАД - ГРАНИЦА ЦИНСКОЙ ИМПЕРИИ
Catalog: History 
222 days ago · From China Online
СРЕДНЕЕ ПОВОЛЖЬЕ И ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ ОСВОЕНИЕ СИБИРИ (КОНЕЦ XVI - СЕРЕДИНА XVII в.)
Catalog: Tourism and travel 
223 days ago · From China Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
БОРЬБА ЗА РЕФОРМЫ В КИТАЕ В КОНЦЕ XIX ВЕКА
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Libmonster China ® All rights reserved.
2017-2018, LIBMONSTER.CN is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK