Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: CN-127
Author(s) of the publication: Л. А. Березный

share the publication with friends & colleagues

А. М. ГРИГОРЬЕВ. Революционное движение в Китае в 1927 - 1931 гг. (проблемы стратегии и тактики) М. Наука. 1980. 293 с.

Книга старшего научного сотрудника Института научной информации по общественным наукам АН СССР доктора исторических наук А. М. Григорьева посвящена одному из наиболее сложных периодов в развитии революционного движения в Китае, когда после его поражения в 1927 г. Компартия Китая (КПК), действуя в условиях жесточайших репрессий, искала новые пути борьбы, вырабатывала с помощью Коминтерна новую стратегию и тактику. Именно на этих проблемах сосредоточено внимание автора. Их исследование тем более важно, что в 1927 - 1931 гг., с одной стороны, были сформулированы решения, во многом определившие дальнейшее направление борьбы, завершившейся победой в 1949 г., а с другой - начали складываться и многие из тех негативных тенденций, которые впоследствии стали господствующими в КПК. Изучение революционного движения в названный период актуально еще и потому, что в китайской литературе давно уже утвердилась фальсификаторская версия, согласно которой новая стратегия и тактика были выработаны в те годы единолично Мао Цзэдуном в борьбе против руководства КПК и вопреки Коминтерну 1 . Эта версия широко распространена и в западной литературе.

Книга основана на скрупулезном анализе документов и фактов, многие из которых оставались мало известными или вовсе не вовлекались в научный оборот. Задачи исследования и направленность маоистских и буржуазных фальсификаций потребовали от автора особого внимания к роли Коминтерна и ВКП(б) в разработке "проблем стратегии и тактики КПК, их интернациональной помощи китайским коммунистам" (с. 15).

В конце 20-х - начале 30-х годов начался новый, "деревенский", этап в истории китайской революции. В монографии показано, как уже в ходе вооруженных выступлений последних месяцев 1927 г. и первых месяцев 1928 г. руководство КПК при поддержке Коминтерна и ВКП(б) обобщало опыт этих выступлений и начинало вырабатывать первые представления о дальнейших путях революционного движения. "Новый поворот ари всех проявлениях стихийности совершался не вопреки позиции руководства КПК (как утверждает маоистская историография), а в значительной мере под влиянием его установок" (с. 28). В то время как маоистская историография, а за ней и многие западные авторы, сосредоточивают внимание главным образом на выступлениях, к которым был причастен Мао Цзэдун, А. М. Григорьев анализирует всю совокупность событий. Это позволило показать (с. 62 - 68) ограниченность опыта "раннего" Цзинганшаня (имеется в виду пребывание там отряда Мао Цзэдуна в конце 1927 - начале 1928 г., безосновательно выдаваемое маоистской и промаоистской буржуазной историографией за образец тактики создания революционных баз, оказавшей влияние на их возникновение в целом) на фоне развития борьбы в других районах и выявить особое значение для разработки тактики КПК в деревне опыта хайлуфэнского Совета - первого в Китае Совета в сельском районе (с. 46 - 47) 2 . При этом автор отнюдь не преувеличивает уровня и степени такой разработки, показывая, что это были лишь первые шаги. Выявилось множество сложнейших и новых для КПК и всего революционного движения проблем. Серьезным препятствием стало сохранение в партии левацкой оценки обстановки в стране (с. 70). В книге глубоко проанализированы левацкие тенденции, преобладавшие в рассматриваемый период в КПК.

Поворот к новой тактике совершался в условиях развития в КПК кризисных явлений, вызванных, как отмечает А. М. Григорьев, спадом революционной волны, неудачей выступлений в городских и сель-


1 Это утверждение сформулировано и во вводной части "Решения по некоторым вопросам истории КПК со времени образования КНР", принятого VI пленумом ЦК КПК в июне 1981 г. (Женьминьжибао, 1.VII. 1981).

2 Важность хайлуфэпского опыта на свои лад признают теперь и некоторые западные авторы. Р. Хофхайнц отдельную часть своей монографии посвятил борьбе крестьянства в Хайлуфэне: при этом он называет организатора крестьянского движения в этом районе члена ЦК КПК Пэн Бая (а не Мао "отцом китайского крестьянского коммунизма" и констатирует, что в КНР Пэн Бай не получил того признания, какого заслуживает (Hofheinz R. Jr. The Broken Wave. The Chinese Communist Peasant Movement, 1922 - 1928. Cambridge (Mass). 1977).

стр. 143


ских районах. Выход из кризиса был намечен VI съездом КПК (июнь - июль 1928г.), ставшим важным этапом в разработке новой ориентации партии. Обсуждение на съезде одной из центральных проблем - аграрной - уже рассматривалось в литературе 3 . В книге сделан ряд важных дополнений и дан развернутый анализ решений съезда. Существенно замечание автора о том, что слабо подготовленным кадрам КПК, особенно "деревенским", оказалось нелегко реализовать в общем теоретически верные установки и достаточно гибкие рекомендации съезда по аграрному вопросу (с. 99). А. М. Григорьев показал трудности, с которыми столкнулся съезд в решении некоторых вопросов, связанных с анализом социальной структуры деревни, недостаточную реалистичность его решений о работе в городах, недооценку значения национальных, антиимпериалистических требований для вовлечения широких масс рабочих в экономическую и политическую борьбу и др.

Вместе с тем всем своим анализом автор подкрепляет давно утвердившийся в советской литературе вывод об исключительно важной роли VI съезда в истории КПК, подчеркивает, что его решения вплоть до середины 30-х годов являлись важнейшими программными документами, оказали большое влияние на формирование в КПК кадров марксистов-ленинцев, интернационалистов, служили опорой здоровых сил в партии в борьбе против националистических извращений ее стратегии и тактики. Говоря о помощи Коминтерна и ВКП(б) съезду, А. М. Григорьев отмечает, что без этой интернациональной помощи "решение многих важнейших теоретических и политических проблем борьбы в Китае могло затянуться на многие годы" (с. 108).

В книге показано, что развитие событий после VI съезда КПК, с одной стороны, во многом подтвердило его прогнозы, а с другой - выявило необходимость уточнения ряда его оценок и тактических установок. Некоторые из них были сделаны в июне 1929 г. в письме ИККИ в ЦК КПК, а затем состоявшимся в том же месяце II пленумом ЦК КПК. Деятельность партии после съезда, приходит к выводу автор, создавала надежную основу для выхода из кризисного состояния. Но этот процесс был сорван из-за активизации троцкистских элементов и нового рецидива левацких настроений, что обнаружилось уже в последние месяцы 1929 г. и вылилось затем в лилисаневщину - националистическую и авантюристическую по содержанию платформу, которая во многом предвосхитила "особый курс" Мао Цзэдуна и его сторонников, выдвинутый в конце 50-х - начале 60-х годов (с. 175).

На большом и в значительной степени новом фактическом материале показана суть лилисаневщины, убедительно опровергнуты искажения характера этих событий маоистской и буржуазной историографией. Опираясь на собранные факты, сопоставляя различные редакции маоцзэдуновских документов (этот метод анализа применяется в книге и в других случаях), А. М. Григорьев выявил несостоятельность утверждений о "противостоянии" Мао Цзэдуна лилисаневскому курсу и об ответственности Коминтерна "за все поражения КПК" и т. д.: в действительности Мао и многие деятели, ставшие впоследствии руководителями КНР, были активными сторонниками и проводниками линии Ли Лисаня. Несмотря на помощь Коминтерна в преодолении этого левацко-авантюристического курса, его воздействие пагубно сказалось на КПК.

А. М. Григорьев констатирует необоснованность попыток маоистской историографии "ограничить" лилисаневщину лишь руководящими органами партии и сузить ее хронологические рамки. КПК все больше отрывалась от рабочего класса, обострялись и углублялись негативные тенденции в КПК к революционном движении Китая. КПК превратилась преимущественно в крестьянскую по социальному составу организацию. В китайской Красной армии росло число деклассированных, пауперизованных, люмпенских и даже бандитских элементов (с. 138 - 139). В партии и армии развивалась групповщина, усиливалось влияние традиционных - "местных", земляческих, клановых и иных связей, широкое распространение получили милитаристские замашки, неоправданная жестокость и террор не только против классово-враждебных элементов, но и против крестьян, проявлявших недовольство левацкой политикой КПК. Репрессии и террор применялись и во внутрипартийной жизни, в межгрупповой борьбе (например, расправа Мао Цзэдуна над большой группой партийных и совет-


3 ДелюсинЛ. П. Аграрно-крестьянский вопрос в политике КПК (1921 - 1928). М. 1972.

стр. 144


ских работников в Футяни в декабре 1930 г.). В общем, складывались формы и методы политической борьбы, не имеющие ничего общего с практикой коммунистического движения, мо ставшие характерными для деятельности Мао и его сторонников уже в то время и получившие в дальнейшем развитие в "движении за упорядочение стиля" в первой половине 40-х годов, а затем - в громадных масштабах - в "культурной резолюции".

Проанализировав сложившуюся в конце 1930 - начале 1931 г. парадоксальную ситуацию - несмотря на ослабление позиций КПК в городах и ущерб, нанесенный лилисаневщиной Красной армии и советским районам, они выросли в жизнеспособную силу (с. 235), - А. М. Григорьев показал, как Коминтерн и КПК продолжали в то время разработку проблем китайской революции. Сущность дальнейших уточнений в стратегии и тактике борьбы КПК заключалась в указании на необходимость перенести центр тяжести работы партии на строительство Красной армии и советских баз (с. 246). Подробно рассмотрены в книге решения XI пленума ИККИ и резолюция президиума ИККИ (июль 1931 г.), которые "до сего времени сохраняют свое методологическое значение для оценки КПК, понимания этапов борьбы за гегемонию пролетариата в китайской революции, ее форм и характера" (с. 248).

Формулируя перспективы революционного движения в Китае, XI пленум ИККИ исходил из представления, что расширение советских районов, победа советской революции в масштабе всей страны являются единственно возможной альтернативой перспективе превращения Китая в колонию империализма (с. 247). Такой вывод был связан с некоторым преувеличением влияния мирового экономического кризиса на темпы и перспективы революционной борьбы во всем мире, в том числе и в Китае (с. 247 - 248). Но "расчет на "сплошную советизацию" всей страны при данной расстановке классовых и политических сил, минуя этап единого фронта", не мог быть реализован. "Советское движение стало не стратегическим этапом, а тактическим" (с. 258). Этот вывод автора учитывает события не только исследуемых в рецензируемой книге лет, но и итоги последующего развития революционного процесса в Китае.

Вопрос об оценке его объективной направленности и стратегической линии КПК в период советского движения довольно сложен и еще недостаточно разработан в исторической науке. В его решении едва ли можно абстрагироваться от специфических условии, в которых оказалось революционное движение после своего поражения в 1927 году. Именно чрезвычайное своеобразие этих условий делает безосновательными претензии маоистов на "всеобщность" опыта китайской революции. В книге отмечены некоторые особенности ситуации, в которой разрабатывалась программа борьбы под лозунгом Советов: неясность результатов процессов, порожденных революцией 1925 - 1927 гг.; острый политический и экономический кризис, ожесточенные милитаристские междоусобные войны, концентрация усилий правящего лагеря на ликвидации КПК, подавление революционных сил в городах при одновременном расширении масштабов стихийных выступлений крестьянства.

А. М. Григорьев отмечает, и это весьма существенно, что попытки различных группировок, не имевших собственных вооруженных сил, избрать тактику легальной оппозиции режиму показали бесперспективность этого пути в условиях Китая. "Для КПК после разрыва единого фронта этот путь был тем более нереален"; в то же время существовали объективные условия для создания собственных вооруженных сил в деревне (с. 258). Можно, видимо, сказать, что последнее было единственным выходом для КПК в тех условиях, поскольку нельзя было тогда предвидеть поворот событий, связанный с изменением ситуации не только в Китае, но и во всем мире. Иное дело, что стратегическая линия, разрабатывавшаяся КПК при помощи Коминтерна, недооценивала до определенного момента возможностей развертывания антиимпериалистического движения, преувеличивала уровень революционного движения и т. д. Это сказалось и на представлениях о том, какими должны были быть в то время Советы в Китае. Вопрос об их реальном характере не разработан в нашей литературе, не рассмотрен он и в рецензируемой книге. Конечно, в период, исследованный А. М. Григорьевым, еще только начиналось становление Советов, тем не менее обозначить эту проблему, видимо, следовало. Ее решение возможно только на основе скрупулезного изучения всех доступных материалов о практическом строительстве Советов, их деятельности.

Оценивая советское движение лишь как

стр. 145


тактический, а не стратегический этап революции, А. М. Григорьев показывает его историческое место в общем революционном процессе: КПК сохранилась как партия, началось строительство Красной армии, возникли опорные базы - очаги революционной власти, открылся путь к крестьянству - самой массовой силе китайской революции; все это подготовило внутренние условия для возврата к политике единого фронта на новой основе - "КПК выступала в едином фронте с гоминьданом в 1937- 1945 гг. не только как политическая сила (как в 1924 - 1927 гг.), но и как военно-политическая сила, имеющая территориальную базу" (с. 258). Но если это так, а выводы автора трудно оспорить, то очевидна связь между советским движением и общим стратегическим курсом в революционном процессе конца 20 - 40-х годов, курса, разработанного в документах Коминтерна и КПК уже в начале 30-х годов. В конечном счете в основу этого курса был положен новый тезис Коминтерна, которым в июне 1930 г. его прежнее программное положение - "в центре китайской революции - аграрный вопрос" - было дополнено тезисом: "сама революция развивается в форме крестьянской войны, руководимой пролетариатом" (с. 187 - 188). Вот почему тот факт, что линия на "сплошную советизацию" не осуществилась, не дает оснований для противопоставления советского этапа китайской революции последующим и для распространенного в зарубежной литературе вывода о "несостоятельности" общей стратегии революционного движения, разработанной КПК при помощи Коминтерна.

Монография займет важное место в историографии китайской революции. И хотя тема не исчерпана, многие ее аспекты получили в этом труде глубокое, фундаментально обоснованное освещение. Она помогает понять и некоторые тенденции последующей истории КПК, а также ее современного развития.

Orphus

© libmonster.cn

Permanent link to this publication:

http://libmonster.cn/m/articles/view/А-М-ГРИГОРЬЕВ-РЕВОЛЮЦИОННОЕ-ДВИЖЕНИЕ-В-КИТАЕ-В-1927-1931-гг-ПРОБЛЕМЫ-СТРАТЕГИИ-И-ТАКТИКИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

China OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.cn/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Л. А. Березный, А. М. ГРИГОРЬЕВ. РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В КИТАЕ В 1927 - 1931 гг. (ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ) // Beijing: Libmonster China (LIBMONSTER.CN). Updated: 01.04.2018. URL: http://libmonster.cn/m/articles/view/А-М-ГРИГОРЬЕВ-РЕВОЛЮЦИОННОЕ-ДВИЖЕНИЕ-В-КИТАЕ-В-1927-1931-гг-ПРОБЛЕМЫ-СТРАТЕГИИ-И-ТАКТИКИ (date of access: 24.06.2019).

Publication author(s) - Л. А. Березный:

Л. А. Березный → other publications, search: Libmonster ChinaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:


Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
China Online
Beijing, China
294 views rating
01.04.2018 (449 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
ЧЖОУ ЭНЬЛАЙ
Catalog: History 
3 days ago · From China Online
The first thing that inspired me to this discovery is the shock that the researchers of superconductivity experience. And this is understandable. If the conduction current is formed by free electrons, then why does superconductivity increase when free electrons practically disappear, freezing to atoms. And this fact is sufficient for the realization that the conduction current cannot be formed by free electrons. Secondly, this is the obstinacy of the Russian scientist, Dr. Fedyukin Veniamin Konstantinovich, who doubted that superconductivity exists. He writes: “Proceeding from the general scientific, ideological position and practice that there is opposition to every action and there is resistance to any movement, it can be argued that resistance and electric current along the conductor should be. Therefore, the so-called "superconductivity" electric current is not, and can not be. "
Catalog: Physics 
32 days ago · From Gennady Tverohlebov
КИТАЙ НА НОВОМ ЭТАПЕ РАЗВИТИЯ
Catalog: Economics 
51 days ago · From China Online
According to our hypothesis, the conversion of electrons and positrons into each other occurs by replacing the charge motion vector with the opposite vector. This is explained by the fact that all elements of the electron's magnetoelectric system are opposite to all elements of the positron's magnetoelectric system. And this opposite is determined by the vector of their movement in space. Therefore, it is only necessary to change the motion vector of one of the charges to the opposite vector, so immediately this charge turns into its antipode.
Catalog: Physics 
94 days ago · From Gennady Tverohlebov
The world ether is filled with gravitons. A positron rotating in the ether twists around itself graviton spheres, which increase its mass and turn it into a proton. The graviton spheres of the positron attract an electron to it, giving rise to a neutron. A proton, having lost some of its rotational energy, with its atomic graviton spheres - (unlike nuclear graviton spheres, which attract an electron to a proton, turning it into a neutron) - attracts an electron to itself, turning it into a hydrogen atom.
Catalog: Physics 
156 days ago · From Gennady Tverohlebov
用光电离显微镜拍摄的氢原子照片显示,电子围绕原子核不在轨道中旋转,而是在由经典电动力学定律确定的轨道中旋转。 在我们看来,在照片中看到完整的轨道并且顽固地继续称它们为轨道,就像精神分裂症一样。 原子之间的价键由它们的磁性决定。 A.安培关于磁性本质的假设,基于这样一个事实,即围绕原子核旋转的所有物质的原子产生微电流,从而产生原子的磁性,这是不正确的。 原子的磁性由电荷不平衡决定,因为负电位和正电位彼此垂直。
Catalog: Physics 
185 days ago · From Gennady Tverohlebov
Рецензии. Л. Н. БОРОХ. ОБЩЕСТВЕННАЯ МЫСЛЬ КИТАЯ И СОЦИАЛИЗМ (НАЧАЛО XX В.)
Catalog: Philosophy 
226 days ago · From China Online
CASTLE MOUNTAINS OF GUILIN
Catalog: Geology Geography 
289 days ago · From China Online
Рецензии. Т. И. СУЛИЦКАЯ. КИТАЙ И ФРАНЦИЯ (1949-1981)
Catalog: History 
294 days ago · From China Online
光子不是光的量子,而是一种颜色。 根据我们的假设,电磁波是由电子和正电子形成的波,它们具有电和磁性成分。 电场由电荷极化的引力子(黄色)形成,被吸引到环面的外部(蓝色)。 磁场由引起电荷极化的引力子(红色)形成,吸引到中心引力子。 电场和磁场的矢量在它们自身之间和相对于波传播方向都是垂直的。
Catalog: Physics 
324 days ago · From Gennady Tverohlebov

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
А. М. ГРИГОРЬЕВ. РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В КИТАЕ В 1927 - 1931 гг. (ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ)
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Libmonster China ® All rights reserved.
2017-2019, LIBMONSTER.CN is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK